Воздушные шарики не заклеивают!

Страница: 2 из 8

еще на ферме, давно, в прошлой жизни. И ей показалось, что она чувствует запах сена.

Потом он сел прямо на палубу, прислонив голову к ее бедру, а она нежно гладила его по голове.

«Вот только падающих звезд не хватает», подумал Зак, и тут же с востока на запад пролетели два ярких болида. Зак чуть было не вскрикнул. Лежавшая с закрытыми глазами Дженни мечтала:

 — Как хорошо бы сдать тесты и махнуть далеко-далеко. На Гавайи. Или на Ямайку. Поселиться в маленьком коттедже. Один раз в день ходить в соседнюю деревню за молоком и любить, любить, любить...

Зак засмеялся. Даже если падающие звезды и выполнят Дженнино желание, им надо помочь. Такой день нельзя тратить зря. Зак вскочил.

 — Одевайся. Дженни. Есть дело.

 — Какое дело? Ты куда? Давай еще полежим.

 — Некогда, дорогая. Мы и так уже много времени потеряли.

Зак бегом затащил Дженни в казино. Он даже не пошел в кассу разменивать деньги. Он бросил попавшуюся ему в кармане четверть в первый попавшийся автомат, не глядя дернул рычаг и, картинно повернувшись спиной к автомату, приложил ладонь к уху.

Округлившиеся глаза Дженни предсказали, что он услышит то, что хотел. Дождь, ливень серебряных монет. Он взял из лотка три, бросил их в щель и снова дернул рычаг. И снова дождь.

 — Мелочь! Пошли на рулетку!

Дженни захотела тоже поставить, но Зак не дал. Все, что выигрывал, он без счета ставил снова. По правилам этого казино нельзя было ПРОИГРАТЬ более 400 долларов за рейс. Максимальный ВЫИГРЫШ ребята установить забыли, или излишне доверились теории вероятности.

Как только Зак проиграл первые 20 тысяч (ему не пришло в голову посмотреть на часы, но было ровно полночь), он сразу встал из за стола, не став отыгрываться. 370 тонн — это тоже очень даже неплохо.

Зак взял чек, а весь свой кэш тут же пропил в баре. Экли его потом пару раз водил к борту, а Дженни уложила спать у себя на коленях. Утром, едва похмелившись, Зак взял в банке пачку новеньких стодолларовых купюр и пошел отсыпаться.

Вечером, они все той же компанией снова собрались в столовой.

 — Хорошо, парни. И девчонки. Я долго думал. Это несправедливо, что мы веселились вместе, а выигрыш получил один я.

Зак знал, что с американской точки зрения здесь как раз никакой несправедливости не было, но уж раз девчонки прознали о его русских корнях, он решил удивлять их дальше.

 — Я не стану предлагать вам наличные, я приглашаю всех на каникулы. Конкретную страну выберем позже, но по существу вопроса, кто «за»? Единогласно.

Зак достал из рюкзака огромный (долларов под 300) цветной туристический атлас мира.

Гавайи и Ямайку выбраковали сразу. Все знают. Сошлись на Французской Полинезии. Дженни и Экли впервые слышали это название. До Папеэте решили лететь через Париж (там есть прямой рейс), обратно через Гонолулу. Таким образом, получится еще и кругосветное путешествие. Французский в совершенстве знает Джеки, а Экли учил в школе. Если будут языковые проблемы можно улететь или уплыть в Великобританию (острова Питкерна) или в Новую Зеландию (Острова Кука). Там в Океании все так переплетено! Атлас предлагал кучу развлечений на любой вкус и карман, и Зак, помня желание Дженни, все склонял компанию «назад к природе». В понедельник поехали покупать билеты и делать шоппинг. В атласе были списки необходимого снаряжения для каждого времени года. Халява!

Развезли шмотки по своим общагам, и Зак предложил Дженни покататься. Парочки попрощались. Зак вырулил из города и погнал на запад.

 — Ты куда? — спросила Дженни.

 — А ты не хочешь еще покататься на корабле?

Дженни слегка обняла Зака за плечо. Он очень ответственно относился к вождению, и не допускал излияния чувств во время движения.

Они снова забрались в самый пустынный уголок палубы и предавались друг другу открытые всем ветрам без страха и стеснения.

Экли был бы не Экли, если бы не сотворил какую-нибудь гадость, но такого не ожидал никто.

 — Меня мама не пускает, — потупив глаза, жалобно пищал Экли. — Может, останемся в Париже? Мама не возражает против Европы. Зак, Дженни, вы езжайте в Папеэте, а мы с Джеки останемся в Европе. А?

Не будь рядом девчонок, Зак придавил бы гада на месте, как один из его бесчисленных прыщей. Но тут замешкался, выбирая адекватный способ выражения своей ненависти. Джеки опередила его. Она вскочила и, уронив на себя свой кофе, заорала, налившись как томат.

Единственным ее аргументом было, что она не может оставить Дженни без франко-говорящего сопровождающего. Остальная речь была слишком экспрессивна, я бы сказал, несколько сумбурна, и непереводимые идиоматические американские и канадские словосочетания превалировали над выражениями из общепринятого английского лексикона до такой степени, что кажется неуместным даже пытаться привести ее речь здесь в переводе.

Ни Дженни, ни Зак не захотели ничего добавить. Джеки увидела, что ее джинсы пострадали от ее же кофе и добавила к своей пламенной речи и еще горячий кофе Зака. Встала и в слезах убежала. Дженни за ней. Зак положил на стол деньги и сказал только, насколько это было возможно, с русским акцентом:

 — Ас, — как хочешь, так и понимай. Действительно «ас», или «осел», или «задница», или как-нибудь еще. Инглиш, блин!

Эту ночь Дженни провела вместе с Джеки и Зак был на нее нисколько не в обиде. Когда они вернулись в Мэдисон на «Мустанге», Экли уже не было в общаге. Хватило ума уехать.

В Папеэте путешественники отдохнули с дороги пару дней. Акклиматизировались. Джеки делала вид, или действительно была рада, что отдыхает от Экли и вообще излишнего мужского внимания. Зак с Дженни жили, как мечтали тогда на корабле, и как научились там. В домике на берегу моря никто не слышал их, а Джеки можно было не стесняться.

Ребята решили не связываться ни с какими организованными мероприятиями, но закупили фунтов 20 всяких карт и путеводителей. Общепринятой оказалась практика аренды катерка и походного снаряжения и путешествие между маленькими островками, находящимися неподалеку друг от друга.

Похоже, что еще никто в этом сезоне не заказывал такой услуги, потому что линейка катеров в первой же лавке такого толка была полной. Все совершенно одинаковые, они имели легкие названия разных летучих предметов: «Змей», «Бумеранг», «Ласточка» и т. п. Бойкий хозяин лавки «Летучий Голландец» все рекомендовал «Чайку», и Зак вскоре понял, «Чайка» стояла у самого края, и ее легче всего выгонять. «Хрен тебе», — подумал Зак по-русски и взял самый дальний от выхода «Бумеранг». Хозяин принял вызов, и назвал цену вдвое выше, чем было написано во всех каталогах.

 — Пойдемте, девчонки. Здесь нет хороших лодок, — сказал Зак, обнимая обеих за плечи. — Пойдем, посмотрим, что есть в «Острове Сокровищ».

 — Ай, ай, что ты, что ты. Если ты возьмешь полный бак и запасной бак, я дам скидку. Сильную скидку. Я дам сидку 50%!

 — Я возьму 2 запасных бака, и ты мне дашь скидку 60%.

 — Нет, за 2 бака у меня скидка 55%.

Зак снова положил руку Джеки на плечо. Просто она была ближе, для Зака это не было знаком внимания к Джеки, это был аргумент в его торге.

 — Но для канадской девушки я готов дать 60, нет, 62%, — сохранил за собой последнее слово лодочник.

Для Джеки это путешествие было очень важным. Невероятно важным. В ее семье все предки по обеим линиям до черт знает какого колена всю жизнь прожили в г. Квебек пров. Квебек, Канада. Кровная чистота не соблюдалась, в роду были и французы, и англичане, и индейцы, но все непременно резиденты Квебека. Некоторые дальние родственники переехали в Монреаль и их за это осуждали, а одна семья переехала в Торонто, и их вычеркнули из списков родни. В ХХ веке перестало ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх