Бомж

Страница: 3 из 5

Ну, большой такой, самый крупный? Запал он на твоего дружка. Извелся весь. Послал, вот! Найди, говорит, хоть под землей. Передай, нужен он мне, добрым буду, не пожалеет! — Он искоса поглядывал на меня, ожидая реакции. Настала очередь думать мне. Витька, конечно, не поедет. Но от мужика мне не уйти. Не отпустит. И к Витьке боюсь его привести.

 — Хорошо! — Кажется, кое-что мне удалось придумать. — Витьке я все передам. Захочет — поедет, не захочет — никаким калачом не заманишь. И силой не возьмешь — полно друзей тут у нас. Давай так. Завтра в два часа дня жди здесь. Захочет — придет.

 — Смоетесь, гады! — Мужик злобно глядел на меня.

 — А тебе какая разница. Скажешь, не нашел. А силой все равно его не увезешь!

Кажется, мне удалось его убедить. Он нехотя процедил: — Ладно, иди! Завтра в два буду ждать.

Я бежал с рынка так, как не бегал никогда. Проверив, не увязался ли он за мной, я юркнул в подвал. Витька был там. Захлебываясь от возбуждения, я в красках расписал ему свои подвиги, свою изобретательность и величину опасности, от которой его уберег. Я ожидал ликования, ехидного обсуждения того, как мы его облапошили, обсуждений мер предосторожности. Я ожидал всего, но только не того, что получил. Витька сгорбился, молча отвернулся к окну и затих.

 — Ты, что? — Витька не отвечал. Я ткнул его в спину. — Надеюсь, ты не собираешься возвращаться? — Витька продолжал сопеть, глядя в окно. У меня голова пошла кругом.

Витька повернулся ко мне. Меня поразили его глаза. Они были полны задумчивой грусти и взрослости.

 — А чем такая жизнь лучше? Тому хоть я нужен. В последние дни он был ласков со мной, по-своему, конечно. Он сильный и любит меня, может с ним будет надежно и хорошо. — Он опять отвернулся.

А как же я? — У меня перехватило в горле. — Какого же черта ты оттуда бежал? Зачем тебе эта кодла? Ты же один будешь отдуваться со всей их ватагой, каждую ночь! У тебя крыша поехала!

Я пытался найти все новые аргументы. Витька долго молчал, но я все больше и больше понимал, что завтра в два он будет там. Меня охватило отчаяние. Уж лучше бы я ничего ему не говорил. Опять я один, без друзей.

Ночью мы с Витькой снова были близки. Я уже не сопротивлялся. Было состояние полной прострации. По-моему, нам обоим плевать было на чисто физическое удовольствие — мы прощались друг с другом. А потом долго молча лежали, не размыкая объятий.

С уходом Витьки стало совсем тяжело и одиноко. С рынка меня начали гонять менты, грозя отправить в интернат. Я откровенно голодал. Да еще и с Учителем стало твориться что-то неладное. Он постоянно бросал на меня нежные взгляды, норовил погладить, обнять. А однажды я проснулся от ощущения, что меня во сне кто-то трогает. Рядом со мной был Учитель. Он оголил мое хозяйство и жадно тянулся к нему ртом. Я оттолкнул его, вскочил. Он пополз за мной, протягивая трясущиеся руки: — Гоша, иди ко мне! Ты только попробуй! Тебе понравится. Я все сделаю в лучшем виде. Или хочешь, я буду вместо Вити? Мне так одиноко. Тебе же это ничего не стоит. Ведь я же тебя приютил! Хочешь, можешь меня даже ударить! Что хочешь, делай со мной. Я буду твоим рабом! — Слова стали сливаться в бессвязную речь, глаза горели лихорадочным блеском, он медленно приближался ко мне на коленях.

В полном замешательстве я выскочил из подвала. Кажется, Учитель рехнулся! Что же теперь делать мне? Куда податься? Ночь, однако! О возвращении в подвал не могло быть и речи.

До утра я промаялся в каком-то подъезде, сильно продрог. А утром ноги сами привели меня к рыночному кафе, в надежде на недоеденный кем-нибудь кусок жратвы.

ОН появился в кафе часов в десять. Видимо, пришел позавтракать. Я старался отвести глаза от еды, но ничего не мог с собой поделать. Заметив меня, он слегка поперхнулся, положил бутерброд на тарелку и внимательно оглядел меня с головы до ног. У него было волевое лицо, крепко скроенное тело, довольно приличная одежда. Заметив его изучающий взгляд, я смутился и, проглотив слюну, отвернулся.

 — Иди-ка сюда! — Он поманил меня пальцем. Преодолев искушение, я сделал вид, что это не ко мне. — Иди сюда, если хочешь поесть!

Я нехотя подошел. — На! — Он придвинул ко мне тарелку. Там лежало два бутерброда. Рука сама поползла вперед, схватила один из них, и в мгновение ока добыча была уничтожена.

 — Доедай! — Он протянул мне оставшийся бутерброд. — А Вы? — Я из-за всех сил пытался сохранить лицо. Он усмехнулся: — За меня не беспокойся!

Я быстро умял и второй. Потом был стакан кофе. Я ждал. Я знал, что за все нужно платить и ждал цену. Но услышал только: — Ну, что, перекусил? Вот и славненько. Теперь и я поем. — Он взял себе что-то еще, а я в полном недоумении отошел от стола. К такому я не привык.

Потом он стал появляться каждый вечер. И каждый раз мне что-то перепадало. Я знал, что долго так продолжаться не может. Когда-нибудь счет будет предъявлен и по нему придется платить. И однажды это произошло.

 — Пойдем со мной. Сегодня мы перекусим у меня дома. — Он выжидающе посмотрел на меня. Я медлил. Вот и пришел его час. Важно только, каких услуг он потребует? Сделает слугой за еду? В принципе, можно. Возьмет в дело? Вряд ли, кто я ему! Нет, все не то! Скорее всего интим. Трахнуть захочет. Или на постоянно. Надо же, с виду такой порядочный, а все туда же. Конечно, удрать никогда не поздно. Это же не та «Дача», с охраной! Попробовать можно. И я решился: — Хорошо. Только без глупостей! — как мог более внушительно добавил я. В ответ он засмеялся и, потрепал меня по загривку, не оглядываясь, пошел прочь. Я посеменил за ним.

Звали его Павлом. Квартира у него была небольшая, но чистая и уютная. Никаких решеток, входная дверь отпирается изнутри легко. Так что удрать в случае чего будет не трудно.

 — Располагайся! — Он кивнул мне в сторону маленькой комнаты. Я заглянул. Ну, все ясно. Это спальня. Вот и приехали! Все, как я предполагал! Я резко повернулся к дверям. Павел окликнул:

 — Постой, ты куда? Мы же хотели поесть. Ты что, испугался? Все будет в порядке, мальчик. Кстати, как тебя зовут?

 — Гоша! Я уже не мальчик. И ничего я не боюсь! В спальне будем есть, что ли?

 — Да, нет. Есть будем на кухне, а спать ты будешь в той комнате.

Так, значит, все же позвал к себе жить. Ну, что ж, поглядим. Так просто я тебе не дамся!

Мы поели, потом он мыл посуду и рассказывал правила нашей будущей совместной жизни. Я слушал в пол-уха, так как знал, чем все должно закончиться сегодня же ночью. И, значит, опять нужно будет делать ноги.

Я лег рано, так как за день устал, наволновался, но сон не шел. Я прислушивался к каждому шороху, готовый немедленно вскочить и дать отпор. Но все было спокойно, и я незаметно уснул.

Проснулся я поздно. Долго не мог сообразить, где я. Потом все вспомнил и всполошился. Так значит, я все-таки уснул, потерял бдительность! Не иначе, он подсыпал мне что-нибудь в кофе. И уж, конечно, оттянулся на всю катушку, пока я спал. Я вскочил, тщательно себя осмотрел, ощупал. Вроде, все цело, нигде ничего не болит. Успокоившись, я оделся и вышел из спальни. Было пусто. Я прошел на кухню. Там тоже не было никого. На столе лежал ключ, а под ним записка:

«Гоша! Я на работе. Еду возьми в холодильнике. Будешь уходить, не забудь закрыть дверь на ключ»

И все. Ни тебе поручений, ни ограничений, ни указаний, как жить! А что, если я уволоку у тебя все из квартиры? Не боишься, вот такой ты благородный! Только не надо вешать нам лапшу на уши — знаем, чем все кончится. Но ты хочешь не в лоб, с подходцем! Чтобы я размяк, нюни распустил. Ну, давай поиграем в твои игры.

А, впрочем, чего я на него ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх