Фэйри Тэйли

Страница: 1 из 4

Don't hate the player — hate the game! Booker T. Вместо вступления.

В данном произведении необходимо сделать вступление, так как ты, читатель, можешь не понять о чем оно, и для чего, и кто здесь кто. Во-первых, хочу сразу же сказать, что это не я придумал все это. Этот рассказ составлен по обрывкам мыслей двух человек, которые все время крутятся вокруг меня, когда я пью пиво с друзьями. Это они посоветовали мне написать это и основная идея — тоже их. Я лишь связал все их мысли воедино, разбавив своими. Они присутствуют в повествовании, правда, под вымышленными именами: Люц и Стальхер. Они постоянно используют в своей речи множество причастий и деепричастий, из-за чего их мысли утомляют, поэтому тут я постарался написать полегче. Во-вторых, целью данного рассказа не ставилось оскорбление кого-либо. Я — как ребенок, дорвавшийся до коробки карандашей, пробую разные цвета. В-третьих, это произведение — юмор, но очень злой юмор. И если кто оскорбится, я даже, наверное, смогу понять. Хотя, с другой стороны, господа! Если Вы не можете смеяться сами над собой и видите во всем подвох и облом — то цена Вам две копейки. Просто хотелось написать странно и смешно. И, наконец, в-четвертых: если в ком-то из героев Вы узнали себя, но Вы не знаете, кто же такой на самом деле Imperior, то успокойтесь — Вы лишь похожи на героя, а не он.

Ну, а теперь, сам рассказ.

За один день до.

Ноль — это ничего.

Раз — черная земля.

Два — серое небо с облаками, которые на полтона серее неба.

Три — это серо-белесое солнце проглядывает через облака, которые на полтона серее неба серого цвета.

Четыре — это две серые блестящие рельсины с серо-коричневыми шпалами, переливаются в лучах серо-белесого солнца, которое проглядывает через облака, которые на полтона серее неба серого цвета.

Дальше счет продолжается, ведь серо-зеленая электричка шпарит по двум рельсинам серого блестящего цвета... и т. д. В электричке сидит Калипсо — главный герой нашей повести. Он держит на коленях чемодан и изучает сетчатые узоры на колготках сидящей напротив девушки. При этом он сутулится больше чем обычно. Вообще, это не смешно, что он сутулиться, и ему тоже не нравиться когда St. Imp кричит ему: «А теперь горбатый!». St. Imp — мелкий прыщ из параллельной группы, совершенно повернутый на всем, а в частности на фильме «Место встречи изменить нельзя». Калипсо ненавидит St. Imp'а, но безуспешно пытается скрыть это.

Наконец, когда нос Калипсо поравнялся с краем юбки девушки, та не выдержала, встала и, назвав его мудаком, ушла в другой конец вагона. Тогда Калипсо отвернулся к окну. Поезд подъезжал к станции и Калипсо приветливо улыбался всем на платформе. Одна бабка на станции бегала с лопатой и задевала всех её черенком. А на платформе было много народу, и все лезли в электричку. В конце концов, бабка своей лопатой зацепила юбку на молодой и красивой девушке. Юбка упала, и Калипсо стал наблюдать. Да, это восторгало его глаза и все, что ниже. Её ступни в розовых босоножках, потом гладкие стройные ножки, слегка полные ляжки и обширная попка затянутая в белые трусики. Когда она нагнулась, то Калипсо готов был кончить, но пока что только сильно возбудился.

В это время пробка в дверях дала течь, и народ повалил с шумом и гамом в электричку. Первым ворвался дед с двустволкой и, повесив её на крюк, довольный, уселся и, почесав бороду, почесал яйца. Народ заполнял вагон и шумел, но Калипсо не видел и не слышал их. Он сосредоточенно смотрел на то, как девушка отряхивала свою юбку, надевала её. При этом она повернулась к нему лицом, и он, делая вид, что смотрит в другую сторону, косился на её трусики, из-под которых выступали черные волосики.

Из-за этого Калипсо совсем ушел от реальности, а она, реальность, поспешила ударить его вышеупомянутым черенком от лопаты по голове.

 — Чего расселся, — заорала бабка. — Место надо уступать. Твоя мать, так её через колено пять раз, что не учила тебя?

Калипсо поспешно встал, и, схватив чемодан, стал продвигаться к выходу. Ему пришла идея. Теперь и он, и девушка на платформе пострадали от лопаты этой назойливой бабки. Он подумал, что общий враг объединит их, а там кто знает, что выйдет. Он бы говорил с ней, он же не St. Imp, которому надо сразу все и немедленно, который в итоге ничего не получает из-за чего у него дома и в ванной и в туалете, да и вообще везде, можно свернуть шею, поскользнувшись на последствиях его самоудовлетворения.

Итак, Калипсо поспешно продвигался к выходу, произнося «извините, простите» с частотой 28, 33 раза в минуту. В ответ он получал брань и удары. Через двустворчатую дверь он вылетел пулей, получив пинок ногой между булок. К тому времени поезд уже давно тронулся, и Калипсо не понимал, зачем он вышел в тамбур. А в тамбуре подобралась весьма пестрая компания. Один якут сразу же обнял Калипсо и поцеловал его в засос. При этом Калипсо инстинктивно просунул язык в рот якута, пытаясь показать ему красоту жизни. Другой парень, который болезненно дергал шеей, протянул руку и стал лапать задницу Калипсо. А негр, сидевший на полу облизывал свои толстые губы. Калипсо сообразил, что здесь что-то не так и, расторгнув поцелуй, начал объяснять, что он не такой, и что ему надо пройти в другой вагон. Тем более что лица всех, кроме негра, показались ему знакомыми, но Калипсо никак не мог вспомнить их фамилии. Выслушав его объяснения, компания сразу же объяснила, что Калипсо — именно такой, и что нечего стесняться. Негр взялся за его брюки и начал стягивать их вниз. В это время дверь из соседнего вагона открылась и в тамбур вошла маленькая девочка с прямыми темными волосами. Окинув взглядом всех, она спросила:

 — Ребята, у вас не найдется пары батареек?

 — Убирайся отсюда, мы заняты, — заорал на неё Калипсо.

 — Вот, — сказал спокойно якут, протянув ей две пальчиковые батарейки. — Пожалуйста.

Девочка моргнула двумя своими глазами и ушла назад. Борьба в тамбуре возобновилась. Якут и парень, у которого дергалась шея, стянули с Калипсо его коричневый пиджак, разорвав его. Негр уже срывал с Калипсо нижнее бельё. Рубашка последовала вслед за пиджаком. Калипсо пытался сопротивляться, но делал это одной рукой, так как второй он крепко сжимал ручку своего чемодана. Так, что через короткое время он стоял голый посреди тамбура, но зато с чемоданом. Его уже не сопротивляющееся тело нагнули, и негр зашел сзади. Когда он одним рывком вошел в Калипсо, тот заорал от боли, заставив содрогнуться якута и его товарища с шеей.

 — Надо убрать этот шум, — на ломанном русском языке сказал негр. — А то я не смогу кончить.

Тогда якут и парень с шеей слегка приоткрыли двери в вагон и просунули туда голову Калипсо, затем прижав её у шеи. Теперь лицо Калипсо, корчившееся от боли было представлено всему вагону на обозрение, что и веселило пассажиров. А негр работал своим огромным черным достоинством внутри задницы Калипсо. Якут и его друг держали Калипсо, чтобы он не сбежал. Наконец, громко вскрикнув, негр спустил в задницу Калипсо и вынул член из него. Он вытер его об тряпки, снятые с Калипсо и сказал, что у этого мальца задница хорошо разработана и трахать её в удовольствие.

Тогда парень с дергающейся шеей перешел в положение сзади Калипсо. Но, расстегнув ширинку, он ничего не смог сделать. Калипсо, почуяв ослабление удерживающих его рук, рванул вперед.

 — Эй, а как же моя очередь, — обиженно дернув шеей, спросил парень.

Но Калипсо не оглядываясь, рвал через вагон, прикрывая свой гениталий чемоданом.

 — Совсем охуели, — сказал дед, который вешал ружьё на крючок.

Детишки хихикали, а их мамаши закрывали им глаза руками. Поезд подъезжал к Москве и снизил скорость. В следующем тамбуре одной створки двери не хватало, и Калипсо сиганул с ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх