Хорошо найти крепкого мужика

Страница: 1 из 2

ПАТРИК ГЕЙТС

Между ног захлюпало от влаги. Опять.

И зачем только я села у окна?

Ответ лежал на поверхности: напротив окна бригада дорожных рабочих, раздетых по пояс, ремонтировала мостовую. Один из них выглядел, как Геркулес.

Она положила ногу на ногу. Принесли еду.

 — Этот доктор в больнице говорит, что я страдаю от хронической усталости. Нынче это самая распространенная болезнь, знаешь ли. Шелли, старшая медсестра с моего этажа, полагает, что он просто хочет залезть мне под юбку, но у меня полной уверенности в этом нет, — ее подруга Дарлин, на какое-то время замолчала, чтобы вилкой выудить из салата весь лук. — Джефф, тот самый доктор, утверждает, что это «болезнь яппи». Одна из медсестер сказала, что болезнь заразная, и я, должно быть подхватила ее от кого-то. Я спросила Джеффа, но он заверил меня, что это ерунда. Однако, если болезнь заразная, я готова спорить, что наградил меня ею этот чокнутый Роджер. Говорю тебе, Лайза, у него точно поехала крыша, хоть он ездит на «феррари» и живет в кондоминиуме на Мартас Вайн-ярд.

Дарлин все говорила и говорила, но Лайза перестала ее слушать. Все это пережевывалось уже не в первый раз. Здоровяк работал с отбойным молотком. Великолепные мышцы так и перекатывались под блестящей от пота кожей.

 — Когда тебе последний раз качественно оттрахали? — неожиданно спросила Лайза Дарлин, не отрывая глаз от здоровяка. — Так, что мозги полезли через уши?

Дарлин, которая как раз перечисляла достоинства Мартас Вайн-ярд, вытаращилась на Лайзу. Густо покраснела, губы изогнулись в робкой улыбке.

 — Ли! Как ты можешь так говорить! Словно парень, — и Дарлин нервно хихикнула.

Она не грешила против истины. Лайза это знала. Она всегда говорила, словно парень. Так уж получалось.

Отбойный молоток смолк. Здоровяк заметил, что она таращится на него и у нее разве что не текут слюнки. И теперь повернулся к ней, расправив плечи. Лайза ничего не смогла с собой поделать: облизнулась. Здоровяк улыбнулся.

 — Я только однажды... понимаешь, у меня было такое только раз, — лепетала Дарлин. — После второго курса колледжа на виброкровати в гостинице «Капля росы»... — Дарлин замолчала, заметив, что Лайза не слушает. Проследила за взглядом подруги. Симпатичный дорожный рабочий стоял, положив руку на ширинку и призывно поглядывал на Лайзу. Потом его губы шевельнулись и произнесенную им короткую фразу она расшифровала без всякого труда: «Хочешь меня?»

Дарлин в ужасе ахнула, потом ахнула вторично, увидев кивок и ответную улыбку Лайзы.

 — Ли! — воскликнула Дарлин, щеки ее вновь стали пунцовыми. — Господи! Что ты вытворяешь? Ты бы лучше отвернулась от него, а не то он подумает, что ты действительно этого хочешь. Вот так, знаешь ли, женщин и насилуют.

Лайза искоса глянула на подругу, потом вновь повернулась к дорожному рабочему, который уже взялкуртку и пакет с ленчем и теперь призывно смотрел на нее.

 — Извини, Дар. Мне пора.

Дарлин, с отвисшей челюстью, наблюдала через окно, как Лайза уходит с дорожным рабочим. * * *

Для Лайзы уик-энд прошел, как в тумане. Здоровяка звали Род, и по выходным он расслаблялся с кокаином. Ли это не волновало. Она уже испытала на себе, что кокаин сексу не помеха, даже наоборот. Если б не искривленная носовая перегородка, из-за которой она чуть гнусавила и не могла как следует втягивать в ноздри кокаин, она давно бы пристрастилась к наркотику. И эта дурная привычка, вкупе с ненасытностью в сексе обязательно привели бы ее на панель.

Как только они вошли в квартиру Рода, он достал большой пластиковый мешок с белым порошком. Она вдохнула несколько дорожек и возбуждение начало нарастать. А когда Род кисточкой «припудрил» ее соски и другие чувствительные местечки, Лайза забыла про все на свете.

Отрывочные моменты всплывали в памяти: Род вдыхал дорожку за дорожкой, потом трахал ее час за часом; Род пил виски прямо из бутылки, потом наливал виски в ее «дырочку», пил из нее; приходили и уходили какие-то люди (она трахалась с несколькими приятелями Рода (Эй, парни, вы по-осторожнее! Эта сучка — нимфоманка!) одновременно?). И она-таки получала оргазм за оргазмом, проваливалась в забытье, вновь приходила в себя, чтобы получить новые оргазмы и опять отключиться.

Когда она, наконец, пришла в себя, то ли поздним субботним вечером, то ли ранним воскресным утром, все тело болело, а во рту словно кошки нассали, причем дважды! Род спал рядом с ней, на ноздрях белели остатки последней дорожки. Лайза взглянула на освещенное луной мускулистое тело и почувствовала прилив желания. Такого сексуального наслаждения, как в последние сорок восемь часов, она не получала никогда. Ей удалось вплотную приблизиться к идеальному оргазму, какой она только могла получить: наркотики, спиртное, групповой секс подняли ее к самой вершине блаженства, но взойти на нее Лайзе не удалось: она все равно осталась неудовлетворенной.

В лунном свете она начала играть с его «отбойным молотком», а ее душу переполняло отчаяние. Никогда она не получит того, что ей хотелось. Никогда она не узнает, что такое идеальный оргазм. Ни один мужчина не мог удовлетворить ее. Ей уже тридцать два, а оргазм этот она искала с десяти лет, когда отдала свою девственность велосипедному сидению во время долгой поездке на велосипеде, когда ей открылась ее страсть к оргазмам.

С тех пор на что она только ни шла, лишь бы получить этот самый идеальный оргазм. В средней школе даже пропустила через себя всю футбольную команду. Два десятка лет сексуальных приключений, и самое лучшее, что выпало на ее долю — этот жалкий уик-энд с Родом и компанией. Если она не умрет от СПИДа, скука наверняка отправит ее на тот свет.

Даже во сне Род отреагировал на ее прикосновения. С губ сорвался сладострастный сон, дыхание участилось. Лайза поглаживала и поглаживала его, чувствуя, как разгорается ее «киска». Вскрикнув, скорее от боли, чем от страсти, Лайза склонилась над Родом, пробуждая его губами и языком.

Род стонал все громче, она удвоила усилия. Род по-прежнему спал, но его детородный орган уже проснулся и встал колом.

И Лайза тут же этим воспользовалась, оседлав Рода, запихнув в себя его член, жалея о том, что не может запихнуть все его тело, чувствуя, что только тогда она испытала бы истинное удовлетворение.

Дыхание со свистом вырывалось из груди Рода. Он задергался из стороны в сторону. Она же неслась вскачь, маленькие оргазмы следовали один за другим, но не удовлетворяли, только раздражали ее.

Род прибавил активности, выгнул спину. И когда Лайза подумала, что он сейчас кончит, в груди у него что-то забулькало, он начал с большей силой вгонять в нее свой конец. Тут она поняла, что ее ждет истинно монументальный оргазм.

 — Да, да! — кричала Лайза. Пожалуйста, только не кончать слишком быстро, молчаливо взмолилась она.

Его пальцы сомкнулись на предплечьях Лайзы, он начал трясти ее. Первая волна оргазма прокатилась по телу, ее бедра заходили вверх-вниз с частотой отбойного молотка. Род отпустил ее руки, потянулся к грудям. Только сжал их, как Лайзу накрыла вторая волна оргазма, гораздо сильнее первой. Ее живот вибрировал, как живот танцовщицы.

 — Не останавливайся! — крикнула Лайза, когда руки Рода бессильно упали на кровать. Он кончил, Лайза едва не заплакала. Но он подмахнул ей раз, другой, а на третий вошел так глубоко, что еще две волны оргазма, слившиеся друг с другом, чуть не свели ее с ума.

Род замер. А Лайза ускорила ход, надеясь, что этим ей удастся удержать член в рабочем состоянии. Еще немножко, еще чуть-чуть, молила она. Нет, ничего не получится. Он сейчас обмякнет. Ей не удастся подняться на самую вершину. Опять облом!

Но произошло неожиданное: член не обмяк. Более того, затвердел! И, казалось раздулся еще больше. Лайза заверещала ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх