Ночное приключение

Страница: 2 из 4

окаменел. На вид ему было не больше двадцати. «Тоже студент, наверное, — подумала я, — подрабатывает в каникулы».

Тем временем Надя, устав любоваться на минет, который столь профессионально делала ее распалившаяся подруга, сказала:

 — Отдохни-ка немного. Дай другим попробовать.

Отодвинув немного поупиравшуюся Соню в сторону, Надя опустилась на колени и взяла член в рот. Одной рукой она дрочила его, другой легонько массировала яйца. Не прошло и двадцати секунд, как парнишка протяжно застонал и кончил ей в рот.

 — М-м-м, — облизнулась Надя. — Вкусно. Хотя и чуть горьковато. Небось пива напился.

 — Не, — смущенно ответил проводник, одной рукой прикрывая мокрый член, а другой извлекая из кармана носовой платок. — Водки. Вчера поддали с приятелями.

 — А тебя как звать-то? — полюбопытствовала Соня.

 —Богдан, — потупился проводник.

 — Слушай, Богдан, ты смотри никому про нас не распространяйся, ладно? — попросила Надя. — Ато до Москвы не доедем. Верно, Ли-дусь?

Я лежала ни жива ни мертва, впервые наблюдая настоящий минет, и испытывала жуткую неловкость при виде обнаженного мужского члена в такой близи от себя. Не могу сказать, чтобы никогда раньше не видела мужского хозяйства, но малознакомая компания, да и вообще вся непривычная обстановка меня смущала. Поэтому я лишь кивнула.

Богдан клятвенно пообещал, что будет нем как рыба. Надя хихикнула.

 —Ладно, Богданчик, — сказала она. — Ступай по своим делам. Если понадобишься, мы тебя сами найдем. Лады?

 — Лады, — пробурчал он и ушел, красный как рак.

«Господи, — подумала я, — сколько приключений за несколько часов «.

Тем временем за окном уже начало смеркаться. Солнце медленно опускалось загоризонт.

 — Ну что, надо бы отдохнуть, девчонки, — предложила Соня. — Ночью таможня чертова всех перебудит.

 — Какая таможня? — удивилась я. — Раньше, когда мы с мамой в Москву ездили, никакой таможни не было.

 — Ты что, с Луны свалилась? — рассмеялась Надя. — Забыла, что в самостийной Украине живешь? Хотя несколько лет назад жовто-блакитных прапоров у нас было кот наплакал. Нет, деточка, теперь на этой дурацкой границе могут настоящий шмон учинить. Тут же мешочники всякие туда-сюда гоняют. Словом, часа на два могут задержать, а то и на все четыре.

 — Кстати, в Киеве к нам еще мой приятель

подсядет, — напомнила Соня. — Валерка. Надя, я тебе как-то про него рассказывала, помнишь? Мы в одном классе учились.

Я так устала от переполненного событиями дня, что заснула сразу. Разбудил меня стук в дверь и властный мужской голос:

 — Открывай, Соня! Я знаю, что ты здесь. Чуть разлепив глаза, я увидела силуэт Сони, которая сползла с верхней полки и приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы в нее мог протиснуться человек. Войдя, Валерка сразу загремел:

 — Что задела? Свет, что ли, включить нельзя.

Он хотел добавить что-то еще, но поезд внезапно тронулся, и Валерка, глаза которого еще не привыкли к темноте, свалился прямо на Соню.

 — Ах, черт, Сонечка, ты что, совсем голая?

 — изумленно воскликнул он.

 —Да, Валерчик, — послышался ее довольный голос.

В то же мгновение Соня щелкнула рычажком, и купе залил мягкий ночной свет.

 — Господи, — вылупился он. — Да я просто глазам не верю.

 — А этому веришь? — игриво спросила Соня, одним махом сдергивая простыню с Нади, лежавшей на нижней полке напротив меня.

Глазам Валерия — а он был высокий, статный, широкоплечий брюнет с карими глазами

 — открылось еще одно прекрасное и совершенно обнаженное тело. Надя смотрела на него, даже не пытаясь прикрыться. Валерий остолбенел.

 — Это тебе наш подарок ко дню рождения, — сказала Соня.

 —Поздравляю, — хихикнула Надя.

 — И я, — присоединилась я к этому хору голосов. — Сколько вам?

Валерий, с трудом оторвавшись от прелестей нагих красоток, перевел взгляд на меня. Похоже, он впервые заметил, что нас в купе четверо.

 —Девятнадцать, — сказал он. — А вы... А ты тоже подарок?

Сама не знаю, что на меня нашло, но вдруг задорно выкрикнула:

 —Да!

И, откинув простыню, села. Глаза бедного Валерия полезли на лоб.

 — Ну вы, блин, даете, — только и выдавил он.

 —Начинаем торжественную церемонию, — провозгласила Соня, прижимая руку к его ширинке. — Ой, он уже стоит! Молодец, Валерочка!

И вдруг Валерий, отшвырнув вещи, принялся лихорадочно раздеваться. Я никогда еще не видела, чтобы мужчина разоблачался так быстро. Не прошло и десяти секунд, как он стоял перед нами во всей красе. В чем мать родила, разумеется.

Его член поразил меня. « Он стоял, набычившись» — именно это дурацкое словосочетание упрямо лезло мне в голову, пока я разглядывала его великолепный орган. Огромный, толстый, могучий и подрагивающий, он и впрямь напоминал молодого бычка, готового пободаться с соперником. Любуясь темно-розовой, почти вишневой круглой головкой, направленной

вертикально вперед, я почти физически ощущала удар, которым он мог наградить меня. Совершенно потеряв голову, я потянулась к этому потрясающему фаллосу обеими руками и принялась ласкать его, гладя по всей внушительной длине и взвешивая в ладонях крепкие, раздутые яйца.

 — Красавец, да? — не удержалась Соня. — А я, между прочим, всего один раз его видела. Помнишь, Валер, наш поход после девятого класса?

 — Еще бы! — прохрипел Валерий, судорожно сглотнув.

Было видно, что он едва сдерживается. Представляете, вот так, буквально на ровном месте, очутиться в одном купе с тремя абсолютно голыми девицами.

(Уже позднее Соня рассказала про этот замечательный школьный поход. Целый их класс, а учились они все в Киеве, отправился в поход под Ирпень, изумительное курортное местечко. Перед самым ночлегом Валера с Соней улизнули на речку слушать соловья. А ночной певун, словно по заказу, заливался, выводя изумительные трели. Там это и свершилось. Незаметно с поцелуями они разделись и долго, неумело ласкали друг друга под неумолчные птичьи песни. Тогда Соня впервые увидела у мальчика это — предмет чудачеств с подружками. Девственности она в ту ночь, правда, не лишилась. Валерка сам толком не знал, как это нужно делать, да и Соня не очень ему помогала. Однако онанизмом мальчик занимался давно и показал Соне, как надо его ласкать. Кончил он прямо ей на руки. Ночевали дети, понятно, в

палатках. Палаток было всего четыре — по две на мальчиков и девочек, но ночью началась страшная гроза, и одну из палаток целиком затопило. Мальчишки набились в одну, перемешавшись в кучу, а Валерка потихоньку улизнул к Соне, которая украдкой запихнула его в свой спальный мешок. В ту ночь дети впервые познали оральный секс, причем Валерка кончил прямо в рот Сонечк)

Между тем я, не в силах побороть искушение, сначала поцеловала его роскошный орган, затем втянула столь поразившую меня головку в рот. Я впервые испытала это ощущение, хотя теоретически была к нему готова — даже специально выбирала бананы потолще и посасывала их. Однако действительность, как ни банально это звучит, превзошла все мои ожидания. Член оказался такой теплый, живой, твердый (а вместе с тем почему-то одновременно мягкий), что от радости этого сказочного ощущения у меня едва не закружилась голова. Я сосала его, громко чмокая и все больше входя во вкус.

 — Постой, Лидусь, — сказала Соня, кладя мне руку на плечо. — По-моему, он вот-вот кончит.

Я недовольно посмотрела на нее, мне не хотелось отпускать свою добычу.

 — Ложись на полку, он тебя первой выебет, — приказала Соня.

Я выпустила изо рта член, который уже начинал пульсировать, и смущенно сказала:

 — Я... Это со мной в первый раз.

 — Как? Ты целочка? — вытаращился Валерий.

 —Да ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх