Ночное приключение

Страница: 3 из 4

вот, милок, — засмеялась Надя, — мы тебе королевский подарочек припасли.

Валерий ничего не сказал, но глаза его заблестели. Лизнув головку члена в последний раз, я вздохнула и легла на свое место. Соня уселась у меня в ногах, а Надя приблизилась к изголовью. Столик между полками мы опустили, чтобы не мешал. Девушки взяли меня за ноги и развели в стороны.

 —Господи, какая ты красивая, Лидочка, — пробормотал Валерий, жадно глядя на мой платиновый лобок и розовеющие под ним лепестки набухших губок.

Соня взяла в руку его вздыбленный член, а сама, склонившись надо мной, принялась лизать мою пещерку, возбуждая еще больше. Вскоре все нутро полыхало, охваченное желанием, доведя меня до безумного состояния, когда в горле клокотало и нечто нечленораздельное срывалось с языка. Я руками оттолкнула голову Сони и потянулась руками к члену. Валера, опершись налокти, принялся осторожно опускаться на меня, одной ногой он стоял на полу, а второй опирался на полку между моих ног.

Я чувствовала, как его толстая головка тычется, ищет вход в мое влагалище. От желания, которое его охватило, и от неподдельного смущения Валерий никак не мог войти в меня. Тогда, повинуясь указаниям Сони, он снова вынул свое могучее оружие, и теперь уже Соня, склонившись над ним, начала обрабатывать рубиновую головку своим хорошеньким язычком. Подержав немного его во рту, попыталась по-> мочь вставить в мою мокрую щель ствол упря-| мого бычка. Валера активнее заработал бедрами, я потихоньку подалась вперед, стараясь преодолеть вместе с ним естественное сопротивление. И вдруг — о, чудо! — моя девственная плева поддалась, и божественное проникновение свершилось.

Мне стало так хорошо, что почти не ощущала боли, ее затопило желание, одно огромное, ни с чем не сравнимое ощущение, поглотившее меня и мое сознание. Валера между тем старался вовсю. С каждым толчком приятные ощущения усиливались. Я даже чувствовала в глубине влагалища, как с каждым движением головка прекрасного члена достает до невероятных глубин. И вдруг Валерий приостановился. Я раскрыла глаза. Лоб его был влажный, лицо стало почти пунцовым, на шее вздулись жилы.

 — Я вот-вот кончу, — прохрипел он. — Тебе можно?

Я вопросительно посмотрела на Надю.

 — У тебя когда праздник будет? — в свою очередь спросила она.

Я недоуменно пожала плечами.

 — Ну, месячные, — пояснила она.

 — Послезавтра должны начаться, — еле соображая, ответила я.

 —Тогда можно, — великодушно разрешила Соня. — Кончай в нее. Пусть и у девушки настоящий праздник будет.

Валера нагнулся ко мне и, жадно целуя в губы, продолжил священнодейство. Полминуты спустя мое влагалище пронизало волшебное ощущение — член запульсировал, с каждым толчком выстреливая в мое нутро порцию горячей, вязкой спермы. И в это же самое мгновение

я поплыла в волнах совершенно дивного оргазма.

Валерий лежал на мне, обессиленный, а девочки, довольные, гладили его по спине и ягодицам. Потом они перемигнулись и перешли на соседнюю полку, где тут же устроились в уже знакомую мне позу «69», только поменялись местами: теперь Соня была внизу, а Надя стояла над ней на четвереньках.

Девочки старательно работали язычками, а мы с Валерой наблюдали. Валерий, отдохнув, устроился на коленях у изножия полки, на которой предавались любви наши нимфы. Оттуда перед ним открывался восхитительный вид на аппетитную попку Нади с роскошным пучком рыжих волос между бедрами. Зрелище так возбудило Валеру, что прямо у меня на глазах его член, еще несколько секунд назад безвольно висевший, встрепенулся и начал подниматься, быстро увеличиваясь в размере. Я с нескрываемым любопытством наблюдала за ним — кто знает, когда еще представится возможность созерцать такое вблизи! Валера перехватил мой взгляд, лукаво подмигнул и показал на ритмично двигающуюся попку Нади. Я поняла его. Приблизившись к подружкам, увлеченным своим занятием, наклонилась над растопыренными ягодицами Нади и лизнула ее в анус. Поначалу делала это робко, девушка, скорее всего, почти не заметила моего прикосновения. Мой язык сам увлекся этим занятием и стал смелее, проник в анальное отверстие, при этом я держала рукой член Валерия, который уже стоял на-. изготовку. | Наконец, не выдержав, Валера сам прила-

дился сзади, резко войдя напряженным стволом в анус Нади, который был уже тщательно смазан моим языком. Девушка только застонала, прогнувшись назад и на минуту оторвавшись от телаподруги. Член двигался свободно, и Валера, обрадованный, обхаживал Надю прямо в попку, ухватив одной рукой ее грудь. Соня, не желая остаться обделенной, рукой мастурбировала Надю, а языком ухитрилась вылизывать его тугие яйца. Невиданное доселе зрелище настолько распалило меня, что я опустила правую руку вниз и, зажав ее между бедрами, принялась мастурбировать. Вы не поверите, но мы с Валерой снова ухитрились кончить одновременно. Он с трудом отвалился от Надиной попки, буквально рухнув на полку. Я без сил свалилась рядом. Надя и Соня сели напротив. — Не знаю, как вы, — хихикнула Надя, — а я могу еще.

 — Ты даешь, — покачала головой Соня. — Настоящая нимфоманка.

 — Я просто люблю кончать раза по три, — призналась Надя. — Только тогда остается ощущение полной удовлетворенности.

 — Я — пас, — покачал головой Валера. — Меня теперь и домкратом не поднять.

 —Ты молодец, Валера, — засмеялась Соня. — Я в тебя верю. Может, отдохнешь полчасика, а потом еще нас по разику отымеешь?

Валера состроил испуганные глаза.

 — Нет, девочки, не знаю, как вы, а мне пора на боковую. Тем более что скоро уже граница.

 — Ладно, ты выспишься, — строго сказала Соня. — Но только сперва скажи: кто из нас самая красивая?

 —Ой, точно, — заверещала Надя. — Давайте устроим суд Париса. А мы будем три грации.

 — Какие еще грации? — возмутился Валерий. — Парис, насколько помню, выбирал между Герой, Афиной и Афродитой. А грации Боттичелли — богини красоты, изящества и радости у римлян. У греков они называли харитами.

 — Вот это да1 — восхитилась Надя. — С такими знаниями и на свободе! Да ты просто ходячая энциклопедия.

 — Да, Валерий — член сборной команды знатоков Киева, — гордо сказала Соня. В «Что, где, когда» выступал. Ана «Брейн-ринге» как-то раз самого Грызя обставил.

 —Друзя, дуреха, — поправил Валерий, усмехаясь, и тут же добавил: — Я, кстати, и в Москву-то сейчас еду в такой же передаче сниматься. «Своя игра» называется. У нее очень клевый ведущий — Петя Кулешов. Большой знаток женского пола, между прочим.

 — Это такой очкарик, в рыжем пиджаке? — оживилась Соня. — Я бы его с удовольствием соблазнила.

 — Хорошо, передам, — пообещал Валерий. — Хотя, боюсь, в очереди состаришься.

 — Ну и ладно, — надулась Соня. — Тогда мы с Надей вашего Ворошилова совратим!

 — Это, пожалуйста, — махнул рукой Валерий. — Только у него, по-моему, давно уже не стоит. Ну даладно, девчонки, если хотите суд Париса, стройтесь.

Мы выстроились в ряд: жгучая брюнетка Соня, рыженькая грудастая Надя и я, плати-

Д новая блондинка. У Валерия заблестели глаза. Я посмотрела в зеркало за его спиной. Да,

впечатляющая картина! Три роскошных нагих тела с вызывающими желание лобками:

аккуратненьким жгуче-черным треугольничком, пышным рыжим кустом и скромненьким, как мне кажется, платиновым, моим собственным.

 — Повернитесь-ка, девочки, — не своим голосом попросил Валерий.

Мы повиновались, повернувшись к нему попками.

 — Эх, жаль, видеокамеры нет, — огорчился Валера. — Увековечить бы такую сценку.

Он принялся поочередно гладить и шлепать наши попки, то и дело восхищенно покрякивая.

 — Черт, рук не хватает, — вырвалось у него.

 — Жаль, я не осьминог.

 —И не осьмичлен, — прыснула Надя. — Вот бы ты сейчас порезвился....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх