Эйлат

Страница: 3 из 3

незнаковый человек лежит тут рядом со мной. Но это только на какое-то мгновение. Я принесла крем для тела, густо намазала им руки и расположилась сверху. Аккуратными движениями начала поглаживать спину, размазывая крем по ней. Потом движения стали сильнее и сильнее, я разминала твою спину и получала сама огромное удовольствие от этого, потом покрыла кремом шею и руки, которые расслабленно поддавались моим рукам. Очень люблю ладони — круговыми движениями я втирала в них крем. Это те самые руки, иногда настойчивые, иногда ласковые. Руки расслаблены, все тело расслаблено. Потом я опустилась к ногам и начала втирать крем сначала в подошвы ног, массируя их, уперев в свое плечо, потом бедра и только здесь, я почувствовала, что ты напрягся. Не получилось мне закончить свою работу, ты выскользнул из моих рук и взял инициативу в свои... Ну почему, одного твоего прикосновения хватает, чтобы мое желание выпрыгивало, помимо моей воли. Тебе не удалось сделать мне массаж, когда ты привстал, то мои губы оказались возле твоих бедер, и я дразняще провела по ним языком, и увидела, как ты весь напрягся и замер. Тогда я решила продолжить и аккуратно стало подниматься, лаская руками возбуждающийся член. Твои руки горячо массажировали мне плечи, трепали волосы, я слышала твое дыхание, и тогда я взяла его губами... Вскрик, но я не останавливаюсь, и беру его целиком в рот, аккуратно расположив свои руки на твоих бедрах, ты их движением придвигаешь, я понимаю, тебе хочется моих рук. Не останавливая движения языком, я беру его, уже окрепший в свои руки и, наконец-то осмеливаюсь поднять на тебя глаза. Ты стонешь, закрыл глаза и откинулся на подушки. Я ласкаю, боюсь так все и окончится. Тут ты не выдержав, переворачиваешь меня на спину и опускаешься вниз, закинув мои ноги себе на плечи, и взяв внизу за бедра, проникаешь губами глубоко... Горячая влага разливается по телу. Я уже ничего не стесняясь двигаюсь навстречу твоим губам, и прошу меня взять. Но ты не торопишься, почему? Я все быстрее и быстрее двигаюсь тебе на встречу, а ты вводишь свою руку глубоко в меня и повторяешь мои движения. Ты решил довести меня так до оргазма, откуда ты знаешь, что это самый мой любимый путь... и вот я не могу сдерживать свои крики, я кричу — открываю глаза, ты взволнованно смотришь на меня, нет совсем уже никакой преграды и ты входишь в меня... Господи, как я этого хотела... я стараюсь тебе помочь, сжимая его мышцами в такт твоим движениям... еще... и еще... я чувствую как он становиться все больше и больше и... горячая струя разливается внутри меня, вот почему ты расспрашивал, можно ли и как я предохраняюсь, ты знал, что я люблю законченный процесс.

Ну почему ты смущен, это еще что, ну почему ты считаешь, что я ожидаю от тебя часовых непрекрачающихся ласк. Ведь это же здорово, что ты такой голодный. Ведь никаких праздников не хватит нам насытиться друг с другом.

Теперь ты предлагаешь мне перевернуться на живот, и ты помассажируешь мое тело. Секундочку, я тольк ополоснусь... Спасительная вода, не очень я красная, а ведь смущение все равно не прошло. Мне кажется, что все выходит так неумело. Да... не выйдет из меня профессионал... а собственно, я и не хочу!

 — Ну почему ты совсем не вытерлась.

 — Я вытиралась.

 — Ну подожди я вытру.

И снова его руки. Господи — это же не прилично, но я хочу снова, только бы он не заметил, так, расслабься! Это же не массаж, ты массажируя мне спину, начал ее целовать, и целовать так, что я просто улетаю, в основании шеи, чуть ниже, под лопаткой. Нет, дружище, так мы совсем не отдохнем. Но ведь ты же сыт, я понимаю, тебе просто хочется насладиться моим телом... Потихоньку я начала успокаиваться, и наверное я на секундочку заснула и разбудил меня звук льющейся воды, ты был в дуще, и теперь была моя очередь попроситься к тебе? Но тогда мы точно останемся без ужина, и я воспользовалась твоим отсутствием и оделась для ужина, подкрасила губы, облачилась в туфли на высоком каблуке, но как оказалось, совсем напрасно... еще не пришло время для ужина...

Когда мы спустились вниз ужинать, было уже совсем поздно. Мы заказали бар-би-кью. Красиво оформленный ресторан, и еда подается на дощечках вместо тарелок, и бассейн рядом, уже опустевший, и ты рассказывал про своего сынишку. Как ты однажды шел на качели, а он все время подпрыгивал от нетерпения: Ну где качели? ну где качели?...

 — Ты знаешь, сын, что такое савланут? (терпение — иврит) — говоришь ты ему.

 — Нет, а ты возьми меня на ручки, может быть я его увижу!?

Или про торт — который заваливался на бок:

 — Ну торт, ну не падай! Будешь падать, я тебя не буду кушать!

Плавно так разговор наш снова переходит в вопросы ответы, тебя интересует все: где я училась, когда впервые познала мужчину, как это было. А я рассказываю, ведь давным давно все это позабылось, стерлось, засохло в уголках памяти, а вот сегодня снова всплыло...

Ночь в Эйлате. Ты и я, на самом деле множество гуляющего как и мы вдоль моря и освещенных гостинниц народа. Шумно и хочется вернуться.

Интересно, сколько вина есть в твоей сумке, похоже мы здорово напьемся, пока выпьем его все! Уже было совсем далеко за полночь, когда мы вволю наговорившись завалились спать...

Я люблю понежиться в кровати, и вставать поздно, если только есть такая возможность, но и тут не удалось. Ты просто принес мне стакан сока со льдом! И мы отправились на море!

Я никогда не забуду физиономию этого спасателя, который давал нам лодку! Как он спросил, мол мы плавать-то умеем, а я ему — НЕТ! Он теперь, наверное, так и будет по берегу бегать, пока мы не вернемся! А мы решительно направились в море! Вот здесь мы и будем загорать...

Ну почему тебя удивляет, что я не хочу загорать нагишом. Быть с тобой наедине, в гостинничном номере — это одно, а вот так, дать тебе возможность меня разглядывать, нет, я на это не решаюсь. Мы бросили весла! Хорошо, что взяли с собой попить. Класс — ты тоже любишь нырять, ну подожди, я с тобой!... Не трогай меня я же утону!

Солнце начало припекать, и мы решили вернуться. Действительно наш спасатель с унылым видом сидел на берегу и наблюдал, как мы причаливаем. Укоризненно так, я же мол спрвшивал, почему вы обманываете, я волновался, и спас жилеты не надели — это не по правилам. Мы с хохотом вернули ему его снаряжение, и отправились завтракать.

Завтрак в гостиннице — шведский стол — это просто неприлично! Ну невозможно же всего перепробовать, я ведь после этого совсем никуда не двинусь!... Что? Какие рыбки, нет... Стоп, ну что он подумает, я опять его хочу затащить в номер, ну рыбки, так рыбки, только давай передохнем... Есть надо меньше — посмотрись на себя в зеркале. Это не ты, это я сама себе говорю. И мы отправились плавать на кораблике, у которого днище было стеклянное, и в него можно было наблюдать рыб. Кораблик отплыл подальше от города, и остановился — каких только рыб мы не видели — я никогда не видела ничего подобного. Маленькие полосатые мелькали стайками, большие пятнистые важно заглядывали в окно. А какое интересное дно. Может это аквариум, ну не возможно, чтобы на таком маленьком пятачке было такое разнообразие форм и красок!

Усталые и навпечатлявшиеся мы вернулись в номер. И я заглянула в твои глаза. А там такое желание... Постой-постой! Ну куда ты торопишься! Ну почему так, ну дай хоть что-нибудь с себя скинуть. Ну же... Какой там... Остановился, только сбросить с себя шорты, и, задрав мне юбку, не стал долго церемониться и взял меня сзади, рыча, расстегивая рубашку и освобождая мою грудь от лифчика!

Ты решил утолить нашу жажду на всю оставшуюся жизнь... не выйдет. Еще не было времени, еще ни прошла скованность. Еще не наступило то время, когда партнеры уже достаточно знают друг друга, и знают как доставить то самое удовольствие о котором мечтаешь, когда двое, как хорошие танцоры чувствуют каждое движение партнера и ведут его, как в танце.

Я так поняла, ужин отменяется, тогда позволь мне самой тебе приготовить. Что у нас есть в холодильнике. Как классно, представить, что это наш дом, и я его хозяйка, подношу тебе ужин, нет лучше, завтрак в постель.

Я не помню дороги домой, потому что не было его — дома — у тебя свой, где тебя ждет твой сын и твоя жена, а у меня свой, где ты меня, увы, не ждешь. Так ты и не расскрылся, как тебе удалось устроить мне такой замечательный праздник, а я и не хочу спрашивать, неприятно мне, что такие замечательные дни получены путем льжи, так пусть я о ней и не знаю.

Ты был задумчив и предупредителен, ласков и неразговорчив. Музыка помогла нам добраться до дома... Спасибо тебе за эти чудесные праздники — это ты мне говоришь, и я готова вторить тебе — спасибо тебе за эти чудесные праздники! апрель 1999

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх