Дэйв

Страница: 1 из 2

Это реальная история о том, что случилось со мной и человеком, которого я навсегда запомнил как своего лучшего друга. Хотя мы с Дэйвом никогда не имели никаких сексуальных контактов кроме взаимной мастурбации, именно с ним я понял, что меня интересуют не только девушки и что это не так уж плохо. Конечно, чтобы примириться с этой мыслью потребовались годы, но именно Дэйв помог мне сделать первый шаг.

Мне было почти 16 лет, когда мы с семьей переехали в южную часть Индианы, где мой отец в конце концов вышел на пенсию и оставил карьеру, которая заставляа его переезжать вместе с семьей с места на место, из штата в штат и пару раз даже за границу.

Как следствие всех этих перемещений, у меня никогда не было серьезных отношений с кем бы то ни было, не было друзей, и я был довольно скованным подростком. Плюс ко всему этому я был еще и худым коротышкой. В то время я считал себя просто уродом, хотя теперь смотря на мои фотографии тех лет, я прихожу к выводу, что я не был уж настолько худ и мое лицо отличалось правильными чертами. У меня были красивые зеленые глаза, но в то время, когда мое тело проходило все стадии гормональных переживаний, я, очевидно был просто слишком критичен по отношению к себе.

Но с чем нельзя было не согласиться — так это с тем, что я определенно не вписывался в круг моих сверстников. Ребята в моей школе, которая насчитывала 550 учеников, в основном выросли вместе, зависая на таких вещах как АС/DC, Джоне Дире и Бобби Найте (несравненном тренере баскетбольной команды Университета Индианы). Что до меня, то я предпочитал Лебединое озеро, Аббу и работы мастеров Возрождения типа Микеланджело. Кроме того я осознавал, что в моих фантазиях присутствуют в основном мужчины. Так что среди всего моего окружения я, скорее всего, выделялся как костер в темной зимней ночи.

Предметом, который помог мне несколько вылезти за рамки моей обычной замкнутости стала риторика. Я обнаружил, что мне обычное смущение превращалось в какую-то нервную энергию, когда мне надо было говорить перед аудиторией, и я преуспевал в этом. Наш учитель как-то дал нам задание подготовить выступление на тему кем бы мы хотели стать когда вырастем. Я говорил о том, что хочу стать актером. После занятий мой учитель, который кроме всего прочего был еще и руководителем школьного драмкружка, предложил мне попробовать себя на этом поприще. Репетиции быди назначены на следующий день после обеда.

В полчетверного я был на месте и готовился к прослушиванию. Я здорово волновался, потому что впервые в жизни видел не только текст пьесы, который мне предстояло читать, но и текст какой-либо пьесы вообще. Лситки были исписаны указаниями режиссера и мне было довольно сложно следовать тексту. Но тем не менее на следующий день я с удивлением обнаружил свою фамилию в списке актеров, правда, на второстепенную роль, но парень, который должен был играть одну из главных ролей почему-то отказался и мне пришлось заменять его.

Вот тогда-то я и подружился с Дэйвом. Надо сказать, я уже знал его немного, мы брали несколько предметов вместе да и школа в общем не была особенно большной. Я обратил на него внимание в первый же день, когда я увидел его в школьном коридоре. Он был немного моложе меня, но гораздо более развит. Мы отличались друг от друга во многом — и это просто удивительно, что мы смогли стать друзьями. Дэйв, с его волнистыми темными волосами и всем необходимым для пятнадцатилетнего пацана, был симпатичным уверенным балбесом. Он неплохо играл в футбол, хотя был несколько скован, чтобы быть ведущим игроком. Позже я узнал, что он занимался этим скорее потому, что его родители хотели этого, а не из-за любви к спорту.

Но он был определенно хорошо сложен для футболиста и никогда не скрывал этого. Его одежда всегла облегала хорошо развитый мускулистый корпус, причем он не был слишком перекаченным парнем. Кроме того, он обладал достаточно примечательной мужской гордостью и мне доводилось видеть его обнаженным почти каждый день после занятий в спортзале. В отличие от меня, который всегда стремился как можно скорее ополоснуться под душем и одеться, он определенно не чувствовал себя неуютно ображенным, спокойно и неторопливо переходя из раздевалки в душ с полотенцем на плече. Я всегда смотрел на него и думал, что такое произведение искусства как-то не вписывается в атмосферу гроязноватой вонючей раздевалки школьного спортзала. Его тело ассоциировалось в моем сознании разве что с Шекспировским сонетом, который представлял собой удивительную гармонию формы и содержания. Мускулы его были очень хорошо развиты, но не выглядели слишком сильно выделяющимися — тело его было просто совершенным. И в довершение ко всему его член и яйца могли послужить объектом фантазии уже сами по себе.

Еще одним моментом, который отлчал меня от Дэйва, было то, что я был воспитан в довольно-таки строгих правилах, и как следствие, был в некотором роде недотрогой, но его семья отличалась гораздо более свободными порядками. Как-то раз он сказал мне, что он спокойно может прикоснуться к кому угодно, где угодно и когда угодно.

Хотя он имел репутацию прежде всего спортсмена, наиболее комфортно он чувствовал себя на сцене. Как большинство актеров он любил внимание и взаимодействие с публикой. На самом деле, позже я узнал, что он пробовал себя даже в стриптизе после школы.

Дэйв здорово помогал мне, подсказывая как разбираться в пометках режиссера на полях пьесы, как ставить голос и подбирать интонации, как вести себя на сцене и как одеваться. Хотя поначалу он несколько раздражал меня этим, мы стали хорошими друзьями. Он относился ко мне по-настоящему хорошо, несмотря на все мои комплексы. Наша пьеса была полукомедией, и подобно тому, как это бывает в спорте, было много объятий и всякого рода полуигривых прикосновений. Когда Дэйв обнимал меня, время от времени мы задерживались чуть дольше чем обычно и иногда я чувствовал как его член, зажатый в джинсы, упирается мне в пах. Хотя мне это очень нравилось, в то же время я несколько нервничал, потому что часто это заставляло кровь приливать к моему собственному члену и потом приходилось отходить в сторонку и пытаться унять мою пульсирующую мальчишечью эрекцию.

Генеральная репетиция была несколько скомканной, но мы поставили-таки пьесу в школьном театре. На удивление все оказалось лучше, чем я ожидал. На самом деле после премьеры, местная газета нашего маленьеого городка напечатала очень благожелательный отзыв, и — сюрприз! сюрприз! — ваш покорный слуга был особо отмечен за «лучшие моменты в представлении и отличную игру» на втором плане. Какая поддержка для моего самолюбия!

Мы завершили сезон восемью представлениями и когда последнее из них было отыграно, мы собрались в доме одной девушки из нашей группы, чтобы отметить нашу радость. Заказали пиццы и допоздна сидели, обсуждая все детали представлений, слушая кассеты, танцуя и пытаясь избавиться от театрального грима. Нас всех пригласили остаться, и поскольку наша труппа состояла, в основном из девушек, нам с Дэйвом пришлось идти спать в хозяйкину спальню с огромной кроватью и отдельным душем. Девченки остались внизу.

За дверью комнаты, где мы должны были провести ночь, Дэйв стянул с себя футболку, носки и джинсы. Натягивая на себя свободные шорты, я смотрел на его стройное тело, в который раз отмечая про себя его хорошо развитую грудь, волосы, окружающие его коричневые соски, легкий пушок, покрывающий его ноги и дорожку из волосков, идущую от пупка и скрывающуюся под резинкой его голубых шорт.

Мы погасили свет и повалились в постель, болтая о том, о чем могут болтать пацаны в темноте, когда они устали но слишком взволнованы, чтобы спать. Как-то само собой получилось, что разговор свелся к сексу. Я все больше помалкивал, в основном потому что мне явно не хватало опыта в этом деле и кроме того из-за страха проболтаться. Но в конце концов Дэйв потряс меня вопросом о том, не думал ли я когда-нибудь о «чем-нибудь таком» ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх