Витька

Страница: 1 из 5

1 Витька Чернышев сидел на задней парте со своим недавним приятелем Толиком Дареевым по прозвищу Ахмет, черным, похожим то ли на татарина, то ли на итальянца. Толик был второгодник и лоботряс. В школе его побаивались за силу и знакомства со старшей шпаной, но парень он был невредный и силой своей не злоупотреблял. Витька сдружился с Толиком, когда классная дама назначила Витьку «буксиром», и ему пришлось втолковывать своему новому подопечному азы математики. Понимать в математике Толик от этого не стал, но очень зауважал Витьку и ласково прозвал его Букварем. Занятия они быстро бросили, таскались по поселку, иногда баловались портвейном, которым их угощали старшие знакомые Толика.

Начался урок истории. Учительница Нина Петровна, статная, полная женщина лет сорока была тайной страстью Витьки. Он не мог равнодушно смотреть на ее большие груди, стянутые лифчиком, который просвечивал сквозь белую нарядную кофту. Серая юбка плотно обтягивала ее полные бедра, и когда она поворачивалась к доске, у Витьки аж дыхание спирало, так хотелось ему помять в руках две огромные дыни ее ягодиц. Он незаметно, как ему казалось, запустил руку в карман брюк и потихоньку мял уже вставший член.

Нина Петровна чем-то неуловимо напоминала ему мать, которую он очень любил, и постоянно представлял ее обнаженной, когда дрочил свою еще безволосую письку. Особенно хорошо ему было, если перед этим он случайно видел мать полуобнаженной, тогда ему не хватало одного раза. После этого он чувствовал в глубине души некоторую вину перед матерью, но ничего не мог с собой поделать, и дроча в очередной раз, снова и снова представлял, как мать помогает ему в этом, берет его член в рот, дает ему целовать свою большую жопу. Почему-то больше всего Витьке хотелось понюхать и полизать задницу матери. Часто Витька тайком нюхал стул, с которого она только что встала, и ему казалось, что он чувствует особый, нежный запах ее жопы.

 — Чернышев, повтори то, что я рассказывала классу — донеслось до Витьки, как сквозь туман. — Последнее время я тебя не узнаю Виктор — низкий грудной голос Нины Петровны был строгим, но и заботливым в то же время. — После уроков зайди в учительскую, мне надо с тобой поговорить.

Хотя Витьку и не радовала перспектива выслушивать очередные учительские нотации, но лишний раз видеть Нину Петровну, ощутить ее слегка уловимый запах, близко видеть желанное тело, искупало все неприятные моменты предстоящей беседы.

 — Витек, я тебя подожду во дворе — сказал Толик у дверей учительской. Витька махнул рукой и открыл дверь.

Нина Петровна поднялась со своего места.

 — Витя, проводи меня домой. По дороге и поговорим — Нина Петровна взяла сумку и они вышли из школы.

Толик, увидев Витьку с учительницей, не подошел, а только ободряюще махнул рукой — держись мол.

Нина Петровна жила недалеко от школы в однокомнатной квартире, которая досталась ей после развода с мужем и размена квартиры. Они жили вдвоем с сыном, но сейчас он учился в Москве и жил там в общежитии. По дороге она молчала, задумчиво поглядывая по сторонам. Витька шел, чуть отстав, и все косился на ее широкий зад, еще более соблазнительный при ходьбе.

 — Зайдем ко мне домой, Витя. Я угощу тебя чаем, там и поговорим — Нина Петровна открыла дверь подъезда и пропустила вперед Витьку.

Когда они закончили пить чай, Нина Петровна посадила Витьку рядом с собой на диван:

 — Витя, мне кажется, что ты стал плохо заниматься по моему предмету из-за меня. Я чувствую, что ты хочешь меня, как женщину. Это так?

Витька остолбенел.

 — Я хочу помочь тебе, Витя. Посмотри на мою грудь. Она тебе нравится? — Нина Петровна обхватила груди руками и слегка помяла их. — Хочешь также?

Витька ошеломленно молчал.

 — Так хочешь или нет?

«А, будь, что будет...» — Хочу — хриплым голосом тихо произнес Витька. Нина Петровна придвинулась ближе, взяла Витькины руки и положила их себе на грудь. Руки Нины Петровны слегка подрагивали. Витька понял, что она тоже очень взволнована, и это придало ему смелости. Он начал гладить и мять ее большие упругие груди. Нина Петровна тяжело задышала и притянула Витку к себе. Он вдыхал ее запах, терся лицом о кофточку на груди, его трясло от сильного возбуждения.

 — Расстегни мне кофту — Нина Петровна немного отстранилась, давая свободу Витькиным дрожащим рукам.

Когда показалась ложбинка между двух стиснутых лифчиком грудей, Нина Петровна притянула Витькину голову к ней.

 — Поцелуй меня здесь.

Витька не столько целовал, сколько дышал запахом ее груди. Он высунул язык и зарылся с носом между грудей Нины Петровны. Руками он мял ее голую широкую спину.

 — Расстегни лифчик — Витька беспомощно завертел в руках неподдающуюся застежку лифчика. Нина Петровна помогла ему, и тяжелые белые груди вывалились из под сдерживающей их материи. Витька замер, разглядывая большие торчащие соски, окруженные коричневым ореолом, размером с кофейное блюдце. Нина Петровна встала перед сидящим Витькой и вдруг неожиданно, преодолевая сопротивление плотной ткани, задрала юбку, под которой был только пояс с пристегнутыми к нему чулками. Густые кудрявые черные волосы широкого треугольника возбуждающе резко контрастировали с белизной выступающего округлого живота и полных упругих бедер.

 — Можно мне потрогать здесь? — Витька жадно смотрел на ее черную поросль.

Вместо ответа Нина Петровна взяла Витькину руку, немного присела и просунула ее себе между ног. Витка почувствовал горячую, влажную и нежную плоть ее половых губ. Он начал нежно водить рукой, натыкаясь на большой, упругий бугорок, отчего Нина Петровна застонала, закрыла глаза и начала раскачивать задом в такт движениям Витькиной руки. Второй рукой он начал мять ее огромные ягодицы, просовывая ее между ними. Носом Витька уперся в теплый, упругий живот учительницы и с наслаждением вдыхал ее запах. Через минуту Нина Петровна задрожала, плотно сжав бедрами и ягодицами Витькины руки. Стоны ее усилились, и Витька почувствовал, как по ее телу пробегают волнообразные судороги. Это длилось несколько мгновений, после чего ноги Нины Петровны ослабли, она облегченно вздохнула и открыла глаза.

 — Как мне хорошо, Витя — она опустилась на колени — Витя, встань. Мы забыли про тебя.

Нина Петровна расстегнула ремень Витькиных брюк и стянула их вместе с трусами. Витькин безволосый член, бодро выскочил наружу, сверкая розовой напряженной головкой. Нина Петровна приблизила лицо к Витькиному богатству и шумно вдохнула воздух. Глаза ее опять затуманились.

 — Больше всего я люблю нюхать... — ноздри Нины Петровны прикоснулись к головке, она жадно вдыхала запах молодого сильно возбужденного члена. Витька задрожал, и не в силах сдерживаться, начал бурно кончать прямо на лицо Нины Петровны. Нина Петровна быстро обхватила губами головку члена и в такт с Витькиными судорогами стала сосать. От такой ласки Витька чуть не потерял сознание. Он кончал долго и так сладко, как не было у него еще никогда. Нина Петровна, проглотив все, долго не отпускала Витькин слабеющий член, нежно его посасывая и перекатывая во рту. У Витьки ноги стали как ватные. Он начал опускаться на диван. Нина Петровна бережно усадила его и села рядом, расслабленно откинувшись на спинку дивана.

 — Тебе понравилось, Витя? — Нина Петровна мягко перебирала яички и уже совсем мягкую письку Витьки.

Вместо ответа он тонко и коротко скульнул. Нина Петровна счастливо засмеялась, а Витька не мог поверить в происходящее. Он боялся, что сейчас проснется, и все на этом кончится. Чтобы удостовериться в реальности происходящего, он положил свою руку на руку учительницы, которая продолжала играть его членом.

 — Нина Петровна, я Вас люблю... ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх