Моя мама

Страница: 1 из 2

С самого детства меня привлекало все связанное с сексом. Первый раз я испытал оргазм накануне тринадцатилетия, когда в постели теребил свой член и чисто случайно испустил струйку молодой и не созревшей еще спермы. Я тогда не сразу понял, что произошло...

Потом я все это хорошо распробовал и стал заниматься гораздо чаще... в ванной, в постели и даже днем в какой-нибудь из комнат, когда меня, в принципе, могли застукать. Но все проходило успешно...

Не успев оглянуться, пролетело пять лет, а затем еще пять. На протяжении всего этого периода я иногда делал гипсовые слепки со своего члена, когда он нахо-дился в состоянии эрекции. Технология была донельзя проста, но зато ее я сам придумал... раскатывается пластилин, желательно попрочнее (лучше восковый), затем обматывается вокруг члена, словно бинт, и уплотняется, чтобы внутри него отпечаталась форма. Затем все это подносится под струю холодной воды и пластилин застывает, чем сильнее, тем лучше. Одновременно с этим член очень быстро становится дряблым, и сам выскаль-зывает из пластилиновых оков. Потом дело за малым — развести гипсовый раствор и залить его в форму. Конечно, потом все приходится немного доводить до ума... шкурить поверхность слепка мелкой наждачной бумагой и т. п. Но в результате получаются довольно изумительные копии собственного «прибора», каких у меня уже на-копилось штуки четыре. Первый из них был сделан еще в те далекие годы, а последующие — с примерным интервалом в три года. Я часто люблю смотреть на них, вспоминать, какой из них, когда был сделан, прослежи-вать за своим половым развитием.

Где-то в четырнадцать лет я нашел у сестры сек-ретную книгу про Эммануэль, и моему разуму открылись доселе неведомые картины и эротические фантазии, что отложили огромный отпечаток на всю мою будущую жизнь. Особенно мне запомнился эпизод, когда брат и сестра, примерно того же возраста, что и я, экспериментировали друг с другом в сексе, не считая это грехом или чем-то непристойным. Тогда я первый раз узнал о том, что такое инцест.

Моя сестра Наташа старше меня на пять лет и в то время, когда мне было тринадцать, она уже выглядела как вполне хорошо оформившаяся девушка, не худая и не толстая, со стройными ногами и аккуратными сексуальными грудками. Я всегда пытался ее разглядеть повнимательнее, но так, чтобы она не догадалась. Особенно меня привлекали соски, когда они выпирали на обтягивающей майке или кофточке. Наташа любила такую одежду, а я, когда сидел в ванной или лежал в кровати, уткнувшись носом в ее недавно снятые трусики, ароматно пахнущие влагалищными выделениями, представлял ее вовсе без нее. Чаще всего в завершении этого, я рьяно мастурбировал и кончал на то место, где к ткани при-жимаются ее половые губки. Это для меня было каким-то символом, словно я кончил в свою сестру.

Спустя года два она вышла замуж и уехала на дру-гую квартиру, оставив меня с матерью, а я поступил в институт.

С каждым годом мне не везло со студентками... то не мог переломать свою робость, то, когда во мне находились силы, оказывалось, что у нее есть парень и т. д. Мне было около двадцати, а я все еще продолжал заниматься онанизмом перед порнухой или представлять себя с сестрой, которую почему-то вскоре заменила мать. Сначала это была не моя мать и вообще ничья. Просто абстрактная женщина такого возраста как моя мама — сорок лет. Этими картинками о совокуплении матерей с сыновьями была напичкана вся порнушная часть интернета. Когда я увидел это в первый раз, у меня в памяти всплыл отрывок из Эммануэль о брате с сестрой. Потом я стал представлять, что может чувствовать женщина такого возраста, когда сношается с подростком или молодым юношей. А что чувствует он, двигаясь внутри своей матери? Это все может быть вполне реально, и у некоторых это осуществилось в жизни. Это проще, чем искать себе девушку, ухаживать за ней и каждый раз уламывать, чтобы она дала. Или покупать проститутку, платить деньги и бояться заразиться какой-нибудь гадостью. В то же время это дает совсем другие ощущения, нечто новое и непохожее ни на что. Никто изначально не может быть так близок к человеку, как его мать. Это словно логическое возвращение в ее лоно, откуда он и вышел на свет. Просто человек этого не помнит, но что плохого в том, если он это повторит в полном сознании и к тому же даст своей матери любовь и наслаждение, которого не было при рождении.

Я серьезно задумался над этим вопросом и стал штудировать статьи из интернета, выдуманные рассказы и правдивые письма из газет. Я хотел понять, здоровы ли психически те люди, которые занимаются сексом со своими родственниками или это форма какой-нибудь мании или фобии. Я специально познакомился с человеком, которому в двадцать четыре года мать делала перед сном минет — чтобы снять напряжение и все такое. Ему без сомнений нравилось. Но когда она просила его трахнуться с ней, он не мог решиться и предпочитал об-ходиться онанизмом, хотя в душе может быть и хотел этого. Я же, в отличие от моего недалекого приятеля, специально молил Бога, чтобы он наставил мою маму на путь инцеста и внушил ей совокупиться со мной.

Я был просто одержим этой идеей. Я стал спать без трусов и всегда откидывал одеяло в сторону, особенно когда мать под утро заходила в комнату полить цветы, и нередко в этот момент мой член стоял «по полной готовности». Конечно, она старалась этого не замечать и не обращать внимание, но после ее ухода я всегда извер-гал на простыню добрую порцию густой спермы. Ночью, ходя в туалет, я исключительно вынимал член из трусов и бродил так по квартире. Один раз я даже приоткрыл дверь в ее комнату и кончил посреди коридора, надеясь, что она проснется и все увидит собственными глазами. Но она так и не проснулась. Зато я с гордостью уснул, осознавая, что дорожка обильно забрызгана моим семенем.

Когда мне исполнилось двадцать два, (буквально полгода назад), я захотел свою мать просто по дикому. Она как раз в это время ходила на шейпинг и сбросила около шести килограммов, став еще привлекательнее и сексуальнее. Я стал замечать, что когда она дома поворачивается ко мне спиной и если к тому же нагибается, мой член вырастает за несколько секунд. Я уже не прикрывался ладошкой, но и не выставлял свое хозяйство на показ. Так что, все держалось в рамках приличия.

Но в один день я сорвался и не смог себя остановить. Это было в субботу, когда она только что вышла из ванны. На ней был тонкий махровый халатик... и больше ничего. Я сидел и смотрел кино, когда она, пахнущая шампунем и какими-то духами, пропорхнула мимо меня и встала возле телевизора. Поправляя прическу, один из бигудей упал на пол и закатился под батарею. Обычная ситуация. Мой член напрягся. Я задумался. Она нагну-лась, и халат удачно вырисовал ее приятный округлый зад. Я привстал, но осекся и сел на место. Фантазии фан-тазиями, но надо же все воспринимать реально. Я же не извращенец, чтобы трахать свою мать! Но потом она расставила ноги пошире и нагнулась еще сильнее, дотягиваясь до злополучной бигуди. Ее правое бедро немно-го обнажилась, и я уже был в одном шаге от ее бархати-стой, еще не дряблой кожи.

Боже, что я делаю! Один лишь неверный шаг и все может измениться. Только вот в какую сторону?

Я уже спустил штаны и стоял с поднятым «прибо-ром», раздумывая... быть или не быть. Но время летело неминуемо, и все сводилось к жалким секундам, и по-этому я решил действовать, сломя голову. Задрав наверх подол халатика, я обхватил ее бедра и вонзился ей между ног.

Сначала член уперся в ее промежность, а затем, спустя мгновение, скользнул в плотное отверстие влагалища.

Наступила немая сцена. Я стоял и никак не мог понять, как я сподобился на такой поступок, трезвый и до ужаса скромный парень. Моя мама не знала, как правильно отреагировать в такой момент... отдубасить или подыграть и потрахаться. Я держал ее за талию и член уже бы упал, если бы ее влагалищные мышцы не сократились. Мой член подрос на несколько миллиметров,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх