КВН или Волшебный треугольник

Страница: 1 из 5

Вoлшебный треугольник

или

Кира + Вова + Нина (КВН) = Любовь

«Во всех случаях, когда вы влюбляетесь, следует предпочесть молодым более зрелых женщин, поскольку они обладают гораздо лучшим знанием жизни»

Кира — это моя мама. Когда я родился, моей тёте — незамужней маминой младшей сестре Нине — было всего 21 год. В отличие от мамы — солидной зрелой женщины «Киры Александровны» — Нина выглядела просто девчонкой. Она отличалась исключительно веселым и лёгким нравом и все вокруг звали её просто Нинкой. И я всю свою и её жизнь также называл её просто «Ниной», а не «тётей Ниной» как полагалось. И ещё мы с ней искренне и нежно любили друг друга, очень любили. Но моей незабываемо прекрасной первой женщиной была всё-таки не она, а мама. К Нине я относился именно как к старшей сестре, а мама была настоящей женщиной! Будучи совсем взрослым я понял в чём тут дело... Нина, при всей её внешней весёлости, была фригидной. Её «кавалеры» тоже вероятно чувствовали это. После двух-трёх встреч они пропадали из виду также быстро, как и появлялись. А мама была поспокойнее в своих внешних проявлениях, но чувственность её была очевидной для любого понимающего мужчины.

Инстинктивно и я, будущий мужчина, ощущал это тоже. Нина меня не интересовала как женщина, я не стремился, например, подглядывать за ней, всеми правдами-неправдами пытаться увидеть её голой, и т. д. Всё же, что касалось сексуальной стороны моей мамы, меня жутко интересовало и возбуждало. Мы жили в большом городе, в коммунальных квартирах, где ванн в помине не было, но зато были бани. До 6—7 лет мама брала меня с собой в баню, естественно, в женское отделение. Помню, что для меня это всегда было большим праздником, я готов был ходить туда с ней хоть через день, не понимая почему. Первые детские смутные впечатление — это очень красивые и очень привлекательные черные треугольники волос внизу живота у женщин, что были вокруг нас. Я не мог понять почему, но знал, что это очень красиво.

Наверное, к 6 годам и мама обратила внимание на мой повышенный интерес к этим частям женского тела и перестала брать меня с собой. В баню я стал ходить с отцом и сразу же стал обращать внимание на то какие разные «пиписьки» у меня, у папы и других мужчин. Помню отчётливую мысль... когда вырасту у меня тоже будет такой же большой «петушок» как у папы, а ещё лучше бы как у того вон дяди. Очевидно не я один обратил внимание на этот феномен, потому что мывшийся рядом мужик, разговаривая с отцом, вдруг заметил... «вот это елда!». Папа кивнул и они оба рассмеялись...

Папаня мой был, что называется, «ходок». Мужчина он был видный и бабы его любили. Мама много плакала, пыталась разойтись, но потом как-то утряслось. Хотя в минуты примирения, они — как я потом понял — занимались любовью с прежней силой. Причём всегда инициативной стороной в их любовных играх была именно мама! Сквозь сон я часто слышал, не понимая тогда что это значит, мамин страстный шопот «Андрюшенька, сладенький мой, еби, еби меня!»

... Мне было уже 14 лет, нo я спал ещё в своей старой детской кровати, стоявшей напротив кровати родителей. И однажды ночью — я не забуду этого никогда, как одно из сильнейших сексуальных впечатлений всей жизни! — я неожиданно открыл глаза и увидел, что свет в комнате ещё горит. В двух метрах от меня на большой кровати на спине лежал голый отец, а мама — тоже вся голая — сидела на нём так, что её круглая полная попа была полностью прижата к лицу отца. Но самое же удивительное что в руке она держала папину «сосиску» и жадно сосала её, заглатывая в рот до самого корешка. Секунды три, спросонья, ничего не понимая, я выпучив глаза смотрел на эту картину. Вдруг они увидели меня и сами как-будто окаменели. Я же испугался невероятно. Ничего толком не поняв, я счёл за лучшее немедленно повернуться к ним спиной и продолжать спать. Этот эпизод никогда никем не обсуждался. Все сделали вид, что ничего не произошло. Только я-то это не забыл, всегда помнил и всегда буду помнить. Мне и сейчас, спустя десятки лет, легко мысленно воспроизвести эту потрясающую картину... полные красивые ляжки и круглая большая и очень красивая мамина попа... Что там между её ног делал отец я понял несколько позже.

Понял я и то почему мама стала спокойнее реагировать на оцовские отлучки. У неё самой появились любовники! Немного, но появились и завести её это ничего не стоило. Отец куда-то пропадал (в командировки?) и вдруг мама к вечеру начинала наряжаться, душиться духами, подкрашивать губы. Самое же главное изменение было в её глазах и в голосе — глаза её странно блестели, а голос буквально звенел!

Я по-прежнему спал напротив их кровати, когда однажды, в отсутствие отца, у нас в доме появился мужчина, которого я раньше никогда не видел. Мама, которая была в тот день возбуждена необычайно — и, потому, естественно была особенно привлекательна — объяснила мне, что это её «старый друг, дядя Дима», который живёт в другом городе, но приехал сюда в командировку и дня три-четыре поживёт у нас. Для полноты картины ему даже демонстративно постелили постель на коротком малоудобном для здорового мужика диване.

Hочью меня разбудил тот самый страстный шопот мамы «Димочка, Димочка!» Было темно. Я осторожно приоткрыл глаза. В сумраке я не сразу, но всё-таки разглядел, что мама стоит на четвереньках на кровати, а «дядя Дима» взяв её руками за бёдра с огромной силой вгоняет что-то в неё сзади! Первой мыслью было — заступиться за маму, ведь я же мужчина! Но я опять услышал мамин громкий шёпот «Димочка, Димочка, миленький, ещё, ещё! Ой, как приятно! Глубже, глубже!»

«Ей приятно — подумал я — тогда что же мне делать?» Сердце моё бешено колотилось. Я, памятуя прошлый опыт, когда они с отцом увидели меня смотрящих на них, решил, что надо лежать тихо и ждать что будет. Желание «заступиться за маму» сменилось другим, ранее неведомым чувством. Впервые мне вдруг захотелось БЫТЬ НА МЕСТЕ ДЯДИ ДИМЫ! Я не мог до конца понять почему, но это мысль меня буквально пронзила! Через некоторое время они остановились и «дядя Дима» сказал «поссать хочу!» Уборная у нас была далеко в конце корридора, и ночью все мы обычно обходились большим, оставшимся из моего детства, горшком с крышкой. Очевидно мама тихо сказала ему об этом, он встал с кровати и не зная куда идти оказался очень близко от меня. В лунном свете я явственно увидел его ОГРОМНЫЙ, торчащий как здоровенная палка, член. «Вот это ЕЛДА!», совершенно непроизвольно сказал я про себя. Удивительно, что восхищение размерами его аппарата превысило как мой страх, так и опасения за то, что «маму обижают». Вот это елда, повторял я про себя. Мне захотелось иметь такую же (увы!...) и чтобы мама вот также страстно и возбуждающе говорила мне — «Ещё! Ещё! Глубже! Глубже!»

Если я в деталях помню этот эпизод спустя много десятилетий можно себе представить, что со мной творилось тогда! Наутро голова моя шла кругом и я плохо понимал что вообще происходит. Я начал воспроизводить какие-то отрывки их разговора в прошлый вечер — мы были втроём за столом — — я, мама и «дядя Дима». Они обменивались какими-то фразами смысл которых для меня был непонятен, но очевидно был хорошо понятен маме, и она вся буквально сияла, очевидно предвкушая предстоящие любовные утехи. Вспоминались и другие мелкие детали, от которых моё мальчишеское сердце непонятно почему билось сильнее. За столом со мной сидела не бесполая «мама», а страстная, темпераментная женщина которая точно знает, что сегодня ночью её здорово ВЫЕБУТ! И она ждала с нетерпением этого момента. Никогда женщина не бывает такой потрясающе привлекательной и красивой как именно в такие моменты! Я как в тумане ждал следующей ночи, боясь только одного что мама заметит это.

Но случилось неожиданное. К нам вдруг пожаловала моя бабушка, мамина мать, женщина простая, но суровая, державшая своих дочерей в ежовых рукавицах. Я сидел ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх