Мачеха

Страница: 3 из 6

ватный туман, ломило в висках. — Может, тебе немного полежать в спальне, — предложил Игорь, видя ее замешательство. — Отдохнешь, а я тебя потом провожу. Ты где живешь?

Жила Таня у мачехи в Ясеневе. Квартира была двухкомнатная, небольшая. Втроем там было тесновато, но отец Тани часто бывал в командировках, и Регина — мачеха была полька — еще в начале учебного года предложила падчерице переехать к ней. Вдвоем веселее, объяснила она свое приглашение. «А если не уживемся, вернешься в общежитие». И Таня согласилась...

Игорь помог ей одеться и потянул в спальню. Ирина метнула на него сердитый взгляд, но он скроил невинную физиономию и на ходу успел шепнуть: «Провинциалке дурно. Пусть оклемается там».

В спальне было темно. В углу стояла огромная двуспальная кровать Ириных родителей. Игорь подвел усталую Таню к кровати и уложил.

 — Поспи! А я пойду, — сказал он неопределенно. Уходить он не собирался и решил действовать сообразно обстановке. Ирины гости уже стояли в прихожей. Хозяйка собралась проводить их до метро. Ну и отлично, подумал Игорь и сказал громко:

 — Наша можайская девственница задремала. Ты, Ириш, иди проводи ребят, проветрись, я тут пока чаек поставлю, а?

Ирина испытующе поглядела на него и медленно кивнула. Когда за ребятами закрылась входная дверь, Игорь бросился в спальню. Таня спала. «Да, эту девку трахнуть — мечта!» — подумал Игорь. И не отдавая себе отчета в своих действиях, он потянулся к молнии на платье. Расстегнув ее до конца, припал к полуоткрытым губам Тани. Она шевельнулась и — удивительное дело! — ответила на его поцелуй.

Потом открыла глаза. В них Игорь прочитал то, что хотел прочитать, — желание.

Его хотело ее тело. «Точно девственница!» — промелькнуло у Игоря в голове, и на миг он даже испугался. Но пробудившееся желание оказалось сильнее страха. Он стал снимать с Тани платье. Когда делал это в последний раз? Игорь уж и не помнил. Платье — вышедший из употребления предмет женского туалета. Джинсы и майка. Или блузка. Или свитер. К этому он привык. Эти вещи он снимал, сдирал, срывал одним привычным, натренированным движением. Но платье...

И тут произошло еще одно чудо: Таня стала ему помогать! Она выползла из платья и осталась в одних трусиках и в бюстгальтере. Восставший член Игоря требовательно просился на волю. Он незаметно, боясь спугнуть Таню, расстегнул джинсы и выскользнул из них, заодно стащив и трусы. Мелькнула мысль, что в его распоряжении минут сорок.

Игорь протянул руку и схватился за бретельки бюстгальтера. Таня испуганно подалась вперед, словно прочь от него. Но он не отпускал.

 — Дай-ка я это сниму, — прошептал он. — Он тебе мешает. Пусть твоя великолепная грудь вздохнет свободно. А мои пальцы немного приласкают их! — и не успев договорить, Игорь одним умелым движением снял с Тани бюстгальтер. Он обхватил ее сзади, прижал ладони к соскам и стал сильно массировать круговыми движениями. Его возбуждение росло, поднимаясь от промежности волнами горячего восхитительного восторга. Продолжая самозабвенно гладить гладкую и упругую кожу Таниных грудей, Игорь покрывал ее шею и плечи поцелуями. Потом он порывисто развернул Таню к себе и, впечатав свою волосатую, мускулистую грудь в тугие белые шары, впился губами в ее горячие влажные губы.

Оторвавшись от ее рта, он прошептал ей в ухо:

 — А теперь я хочу снять с тебя трусики. Можно? Это последнее препятствие на пути к блаженству. Я хочу, чтобы ты была совершенно голая! Как там, на диване. Как на той фотографии.

Таня не оказывала ему сопротивления. Ее охватило странное чувство. Как когда-то на качелях, когда Петька раскачал ее так сильно, что она едва не слетела с доски. Восторг, смешанный со страхом и даже отвращением. Но страх и отвращение пересиливали неумолимо охватывающий ее восторг, возбуждение и желание узнать, чем все это кончится. Наверное, не так, как на школьных тусовках в Можайске. Когда рука Игоря оттянула резинку трусиков и потащила их вниз, она застонала и попыталась вырваться из его объятий,

 — Не бойся! — настойчиво шептал Игорь.

 — Я хочу, чтобы ты была голая. Совсем. Нагая. Тебе это понравится! Увидишь!

Восставший ствол Игоря жадно тыкался в голые бедра и ягодицы девушки. А когда напряженная головка уперлась в шелк ее трусиков, Игорь едва сдержал первую волну оргазма, посильнее сжав ягодицы. Присев на корточки, он стащил с Тани трусики. Его лицо оказалось напротив ее паха, Игорь приблизил губы к треугольной светлой рощице на лобке и скользнул кончиком языка по розоватой щелочке. Таня шумно вздохнула и дернулась.

 — Приятно? — хрипло спросил Игорь, не поднимая лица.

 — Да... — ответила Таня не сразу. — Еще раз... сделай так...

Игорь немедленно исполнил ее робкую просьбу, на этот раз помогая себе пальцами.

Он раздвинул горячие набухшие губы и проник языком глубоко внутрь ущелья, потом нащупал и стал яростно сосать чуть вздрагивающий клитор. На языке он ощутил горьковатую густую влагу, которая стала сочиться из недр Таниного влагалища.

 — Теперь я должен раздеться, — глухо произнес Игорь и начал расстегивать рубашку. — Подожди. Я быстро.

Раздевшись догола, Игорь решил немного шокировать свою жертву. Он демонстративно, перед глазами Тани, взял свой налитый кровью член и провел указательным пальцем от багровой набухшей головки до волосатого основания.

 — Посмотри на него, Танечка! — произнес он. — Только посмотри, как он тянется к тебе, как он хочет тебя, как он мечтает вонзиться в тебя!

Игорь бросился на кровать, увлекая за собой Таню. Положив ее ничком, он поцеловал ее в левую ягодицу, потом в правую.

 — Ах, какие щечки! — воскликнул он. И, раздвинув пошире довольно-таки пухлые «щечки», впился кончиком языка в темный анус. Девушка вскрикнула от неожиданности и рванулась прочь. Но руки Игоря, крепко сжимавшие ее бедра, не выпустили ее.

 — Там не надо! — взмолилась Таня. — Лучше... с другой стороны.

Игорь с готовностью развернул Таню к себе и зарылся носом в пушистый девичий пах. Его язык властно раздвинул губы влагалища. Таня задышала быстрее и громче. Потом слабо застонала.

 — Нравится? — спросил Игорь, не отрывая лица от ее пещеры. Таня зашептала:

 — Мне нравится! Сильнее, сильнее, глубже! Так хорошо! Быстрее! Какой он острый! Какой горячий! Полижи меня! Пососи!

Игорь, ошарашенный столь резкой сменой настроения Тани, впился губами в клитор и стал яростно сосать его, истекая слюной. На губах и языке он ощущал горячую, липкую влагу. Ему в рот лилась уже целая струя тайных соков страсти. Игорь ускорил движения, и теперь его язык, точно маленький сильный поршень, бегал взад-вперед по скользкому, набухшему туннелю.

 — Это очень быстро, — прошептала Таня. — Помедленнее, мне нравится, когда ты выходишь совсем и потом заходишь снова, раздвигая меня!

Игорь продолжал работать языком изо всех сил, стараясь разогреть девушку как можно сильнее. «А уж потом, — думал он, — я ей такой оргазм врежу, что она забудет, как ее зовут!» Решив, что пора, он осторожно нащупал промежность, медленно добрался кончиком указательного пальца до ануса и проник внутрь. Палец оказался зажатым в горячем и сухом лазе. С каждым поворотом пальца лаз становился мягче и влажнее. Игорь постарался обрабатывать ее пальцем и языком в одном ритме и темпе.

Таня податливо раскачивалась в такт его толчкам и едва слышно шептала:

 — О, Боже, я горю, я горю. Что ты там делаешь пальцем? Где это ты? Что такое? Это невыносимо! Как здорово! Не останавливайся! Не замедляй! Что-то со мной происходит! Вот сейчас что-то произойдет!

Игорь ощутил,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх