Мачеха

Страница: 4 из 6

как ее клитор напрягся и увеличился, а из ее щелочки полило ручьем... Кажется, сейчас Танька кончит. Он собрался было вытащить из ее зада свой палец, который уже почти весь ушел внутрь. Но Таня жалобно застонала:

 — Нет! Нет! Не выходи оттуда! Давай еще! Еще!

«Черта с два!» — подумал он и решительно вытащил палец. Он отпрянул от ее клокочущего влагалища, слизнул с губ липкий сок и погрузил освобожденный палец в ее зовущее жерло. Там было горячо и просторно. Он просунул второй палец, а потом и третий и стал бешено работать рукой, грозя разорвать все внутри. Таня встала на колени, а Игорь лег на спину и, просунув голову между крепких Таниных ляжек, стал гладить их руками. Он проводил кончиками пальцев по всей длине ног, по коленям, по икрам до самых лодыжек и торопливо возвращался назад, к пухлым батонам ляжек. Тем временем его язык точно прилип к Таниной промежности. Он бегал по тонкому перешейку между двумя отверстиями Таниного тела, забирался в задний проход, потом выстреливал во влагалище.

 — Ты умеешь! Ты это умеешь! — стонала Таня. — Как хорошо! Давай, соси меня, целуй меня, трогай меня! — Таня уже подошла к крайнему пределу, балансируя на краю блаженства. Еще немного — и ее тело должно быть содрогнуться от никогда еще не испытанных ощущений, утонуть в водовороте неведомого, сладостного наслаждения.

Наконец Игорь бессильно отстранился от нее.

 — Теперь твоя очередь, — задыхаясь, произнес он. — Я устал.

Игорь вытянулся на кровати и пододвинул к Таниному лицу свой торчащий жезл.

 — Как? — не поняла Таня.

 — Ну как-как... Возьми его рукой, погладь, потом в рот засунь, языком оближи, как я тебе, — нетерпеливо ответил Игорь.

Таня осторожно обхватила пальцами его багровый жезл и стала неловко проводить им по всей длине, снизу, от жестких кучерявинок черных волос, по бугристому, со вздувшимися венами, столбу — к красной гладкой головке, похожей на пряник-сердечко. Таня подумала, что ей это будет противно. Но это оказалось не противно, а немного смешно.

 — Языком, языком проведи, полижи меня! — прикрикнул Игорь. — Пососи как эскимо! Как леденец на палочке! Оближи его со всех сторон! Возьми за яйца, поиграй с ними! Сожми немного! Давай, сильнее языком двигай!

Таня прикоснулась кончиком языка до вздрагивающей головки-сердечка и ощутила, как сильно натянута кожа, готовая вот-вот лопнуть. На языке она почувствовала легкую горечь.

 — Вот так! — простонал Игорь. — Молодец! Теперь соси, соси!

Она втянула его толстый член в рот, насколько смогла, и головка ткнулась ей в небо — очень глубоко. Игорь застонал громче. Таня села по-турецки, наклонилась ниже, взяла в правую руку его красные волосатые мешочки, смешно болтающиеся между ног, и стала слегка пощипывать их, оттягивая кожу. Ее длинный язык ящерицей бегал по жезлу, обхватывая его и отпуская. Потом она приложила кончик языка к крошечному отверстию в центре шляпки, и почувствовала, что отверстие, которое поначалу было всего лишь тонкой короткой щелочкой в коже, округлилось, раскрылось и из него потекла горьковатая жидкость. Игорь начал тихо извиваться.

 — Давай! Давай! Сейчас! Еще немного, Танюшка, еще чуток! Не останавливайся!

Его жезл задрожал у нее во рту, головка-сердечко надулась, и внутрь ударила теплая, пульсирующая струя липкого горького сока. Таня инстинктивно глотнула немного и чуть не поперхнулась. Горячий жезл больно упирался в щеку, потом переместился к корню языка, и струя жидкости полилась уже совсем обильно, так что Тане пришлось глотать ее.

Она вынула изо рта чуть помягчевший, но не ставший короче пенис, и поморщилась.

На языке был мерзкий вкус. Игорь лежал неподвижно, скрючившись в неудобной позе, — так, как его застиг долгожданный оргазм. Потом он поднял голову и взглянул на Таню.

 — Ну ты молодец, девочка! — выдохнул он.

И тут хлопнула входная дверь. Таня похолодела от ужаса. Игорь вскочил с кровати и в один миг натянул на себя трусы, джинсы и рубашку.

 — Одевайся! Быстро! — шепнул он Тане и выбежал из комнаты. И почти сразу же вошла Ирина. Ее взгляд уперся в обнаженную Таню. Ирина хмыкнула и сказала злобно:

 — Мне-то казалось, что ты провинциальная недотрога. А ты, грудастая краля, оказывается, минетчица-ударница! Одевайся и проваливай отсюда! И чтобы я тебя больше не видела. Никогда!

Таня, не помня себя, выбежала из дома и поплелась по переулку. Она сгорала от стыда, от обиды, от злости. Сунув руку в карман платья, нащупала кусок плотной бумаги. Достав его, Таня при ярком свете фонаря увидела себя, голую, на диване между двумя юнцами...

Когда Таня пришла домой, Регина еще не спала. Часы на стене в коридоре показывали половину третьего.

 — Ты бы хоть позвонила, предупредила, что задерживаешься! — укоризненно сказала Регина. — А я уж не знала, что и думать.

 — Но ведь я вам сказала, что иду в гости. А не позвонила — думала, что вы уже спите, — тихо ответила Таня.

 — Я ложусь поздно, — миролюбиво произнесла Регина и зевнула. — Ну, иди спать.

Таня промолчала, первым делом пошла в ванную и долго чистила зубы и полоскала рот, стараясь смыть мерзкий вкус и запах спермы. Но этот отвратительный запах, «запах греха», как ей подумалось, похоже, никуда не исчезал. Она отправилась в большую комнату, где ее уже дожидалось разложенное кресло-кровать, и легла, накрывшись одеялом с головой. «Какой ужас!» — только и успела подумать она, прежде чем ее сморил сон.

Таня проснулась в десятом часу. Регина сидела за кухонным столом в халате и курила.

 — Ну что, выспалась? — спросила она дружелюбно. — Что-то у тебя неважнецкий вид. Вчера ничего не случилось? Ты пришла такая... вздрюченная. Как напуганная курица! — и Регина оглушительно расхохоталась. Таня любила ее смех. Вообще ей нравилась мачеха. Регина была старше ее всего лет на двенадцать. Она была моложавая, спортивная, всегда следила за собой, хорошо одевалась.

 — Как дела в институте? — спросила Регина, наливая ей кофе.

 — Все в порядке. Изучаем историю кино, скоро начнется курс русской литературы.

 — Что же ты такая невеселая? — допытывалась Регина, ласково глядя ей в глаза и чуть улыбаясь уголками туб. — У тебя что-то случилось? В институте?

Таня опустила голову и почувствовала, как кровь горячей волной окатила щеки.

Ты меня стесняешься? — настойчиво допытывалась Регина.

Таня подняла глаза на мачеху.

 — Нет, не стесняюсь. Просто я была вчера в гостях у знакомых и там... там... мы играли в карты... на раздевание, и мне пришлось снять одежду...

Лицо Регины словно окаменело.

 — Ну, ну, продолжай. Таня сглотнула слюну.

 — Ты разделась перед ними? — неожиданно дрогнувшим голосом спросила Регина.

Таня молча кивнула. А Регина нервно встала из-за стола и прошлась по кухне.

 — А дальше? — спросила мачеха тихо. — Что-то еще было? Таня снова кивнула.

 — Меня заставили... сесть на диване рядом с двумя мальчиками и сфотографировали так. Голой. А потом один отвел меня в спальню и стал целовать... — она осеклась. Нет, Таня не могла рассказать все это мачехе. Регина внимательно посмотрела ей в лицо.

 — Скажи, пожалуйста, а у тебя нет... этой фотографии?

Таня удивленно взглянула на мачеху.

 — Зачем она вам?... Есть.

 — Покажи!

 — Нет! Нет! — вскричала Таня испуганно. — Ни за что.

 — Но я тебя прошу. Не бойся. Я не собираюсь тебя ругать или читать нотации. Я просто хочу ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх