Китти-Кэт. Часть 2

Страница: 2 из 3

Но главной деталью этой метаморфозы был тот самый малиновый пенис, закрепленный на теле Карины черными ремнями из лакированной кожи.

Катя была вовсе не против новых ощущений — она любила новизну и обожала секс во всех его проявлениях. Поэтому когда Карина протянула ей руку, она послушно поднялась, по знаку подруги подошла к туалетному столику и встала к нему лицом. Карина стояла сзади и выдавливала на искусственный хуй приятно пахнущее желе из какого-то тюбика. Затем ухватила руками Катины ягодицы, раздвинула их и осторожно втолкнула свой хуй в разверстое отверстие пизды.

Карина была намного ниже Кати, которая уже начала ускоренно расти, но 10-сантиметровые каблуки уравнивали их. Уперевшись локтями в столик, Катя с интересом рассматривала в зеркало перед собой выражение лица своей партнерши. Раньше ей казалось, что Карина, переехавшая в Москву для занятий художественной гимнастикой из Чимкента, была некрасивой, но в тот момент она поняла, почему за этой миниатюрной кореянкой так увивались ребята. Ее раскосые темно-вишневые глаза горели, иссиня-черные прямые волосы были гладко зачесаны вверх и собраны в конский хвост, оскал ровных зубов источал животную похоть. Они неплохо смотрелись вместе — брюнетка и блондинка, хищница и добыча, госпожа и рабыня.

Второй оргазм не заставил себя ждать, ну а потом уже Катя медленно раздела свою обессиленную партнершу и долго вылизывала ее от кончиков пальцев до сомкнутых в полудреме век. Затем хорошенько выебала ее снабженным батарейками вибратором, который нашла в пакете, привезенном Кариной из секс-шопа. Неожиданно Карина вскрикнула, ее бедра сжались вокруг вибратора, она застонала и вдруг громко и пронзительно завизжала. Визг прервался на высокой ноте, перешел в хрип, а затем всхлипывания. Глаза закатились, голова металась по подушке, а тело билось в на повлажневших простынях в диких конвульсиях. Когда она разомкнула глаза и довольно улыбнулась, на ее длинных ресницах блестели слезы.

Девушки обнялись, их губы слились в страстном поцелуе и перед тем, как забыться во сне, они поклялись друг другу в вечной любви.

В Москве их эксперименты продолжились, но когда Катя выросла на пару сантиметров выше самого рослого парня из команды по спортивной гимнастике, она собрала вещи и направилась навстречу новой жизни. Она виделась с Кариной пару раз, но прежняя магия куда-то улетучилась.

Она легко поступила в Институт физкультуры на факультет спортивной журналистики, одновременно успешно попробовав себя в качестве модели, вскоре оказалась в обойме престижного международного агентства и много путешествовала по миру.

Как-то летом, возвращаясь из Парижа с очередных съемок, она оказалась в салоне бизнес-класса (билеты в нем были оговорены контрактом) с приятным космополитичного вида джентльменом лет сорока. Он представился как Игорь Сантур, и тут же признался, что в «прошлой жизни» его звали Жорж, и он был французом — потомком белоэмигрантов. Приехав в Россию, он быстро стал известным и очень удачливым бизнесменом. Успех, известность в то же время мешали обустройству личной жизни. С первой женой-француженкой Игорь развелся почти сразу же после приезда в Москву. И хотя чем богаче он становился, тем больше вокруг него вертелось красивых и молодых женщин, сделать новый выбор становилось все труднее.

Катя сразила его наповал. Еще бы! Непосредственная и независимая манера поведения и одновременное умение слушать, ухоженное лицо и тело, сногсшибательно смотревшееся даже в скромном джинсовом костюме от Донны Каран. За три с половиной часа полета от Парижа до Москвы Катя успела рассказать Игорю о себе не слишком много, но упомянула о своей мечте продолжить образование за рубежом. Игорь тут же предложил ей выбрать любой западный университет. Она обещала подумать.

На другой день она позвонила по телефону, который Игорь оставил в памяти ее мобильника, и узнала, что ее новый друг улетел на неопределенное время на Сахалин. Но, будучи человеком слова, он оставил все необходимые указания личному секретарю.

Через месяц Катя уже обживала небольшую квартиру в Джорджтауне — аристократическом районе столицы США, где находился один из самых старых и престижных американских университетов. Она выбрала его потому, что когда маленькой девочкой жила с родителями в Нью-Йорке, где ее отец, дипломат в третьем поколении, работал в советской миссии в ООН, ей безумно нравились приезды в тихий провинциальный, но такой уютный Вашингтон. Да и теперь она хотела отдохнуть от бешеного ритма жизни манекенщицы и сконцентрироваться на учебе. Полтора года они с Игорем перезванивались, обменивались письмами, но его деловые маршруты проходили вдали от нее. После первого года обучения на степень магистра она взяла напрокат машину и исколесила все Соединенные Штаты с одним из первокурсников. Гарри был моложе ее лет на пять, выглядел очень невинным и имел в Джорджтауне репутацию девственника. Кате хотелось потренировать на нем свои женские чары, но в первую же ночь в придорожном мотеле он в ответ на ее поползновения признался в гомосексуализме. Но Кэт или Кэти, как ее называли в Америке, решила не сдаваться. Она затащила Гарри в душ и долго мыла его руками, грудью, животом, задом, щеками и языком, стремясь дать каждой клеточке его тела почувствовать ее собственную плоть. У него был прелестный средней длины и не очень толстый, но очень озорно выглядевший хуй, изогнутый немного вверх и влево. Он был обрезан, и его головка отсвечивала фиолетовым оттенком на фоне розового живота.

Кэт глубоко вдохнула и втянула это орудие в рот, Гарри не отстранился — она взглянула наверх — глаза юноши были крепко зажмурены. Она от души обработала его хуй губами и языком, одновременно массируя тяжелые, налитые спермой яйца. Еще несколько секунд — и в нёбо ей ударил сильный дурманящий фонтан. Катя с удовольствием высосала всю сперму до капли. Она так соскучилась по этой воистину животворящей влаге! Гарри тоже признался, что целый год ни с кем не занимался сексом, только онанировал. Будучи провинциалом, он пока не вписался в сообщество вашингтонских гомосексуалистов.

На протяжении полумесяца Кэт каждый день делала Гарри минет, а в один прекрасный день, вернее ранним утром в Новом Орлеане, откуда предстоял неблизкий путь до Техаса, Гарри робко спросил ее мнение об анальном сексе. Катя тут же поняла, к чему он клонит... они спали в одноместном номере на единственной кровати, и она чувствовала, как его остолбеневший от ночного сна хуй упирается ей в складку между ягодицами. Если не считать стимуляции заднего прохода в исполнении ее давней подружки Карины, Кэт была анальной девственницей, но без колебаний легла на живот и подставила анус Гарри. Через секунду она поняла, что недооценивала его — без какой-либо прелюдии левой рукой парень ловко раздвинул ей половинки задницы и, придерживая хуй правой, одним движением воткнул головку в ее задний проход. От неожиданности Кэти инстинктивно сжала сфинктер, пытаясь вытолкнуть чужеродное тело наружу. Но не тут-то было. Юноша всем телом навалился на нее, обхватив за талию и упорно «прокалывал» ее зад своим хуем. Когда он вошел в ее анус наполовину, Кэт вдруг почувствовала невыносимую, как ей показалось, боль и что есть мочи завопила... «Ма-а-а-ма!» На мгновение ей показалось, что хуй Гарри остановился, но его обладатель просто отвлекся на секунду, чтобы вдавить ее лицо в подушку и заставить замолчать. Затем, не давая Кате опомниться, чуть качнувшись назад как бы для разбега, молодой человек молниеносно втолкнул свой хуй на всю длину в ее совсем еще недавно девственный зад.

От обиды и неожиданности (кто бы мог предположить, что робкий молодой человек окажется жестоким садистом-насильником!) девушка потеряла сознание. Но боль, острая, обжигающая все тело боль не позволила ей долго оставаться в забытьи. Хуй был не то чтобы уж очень велик, но зато тверд и решителен. К сожалению для своего хозяина он слишком долго не испытывал удовольствия ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх