Порочная связь

Страница: 4 из 5

сначала чуть-чуть, а потом он их засунул полностью. Влагалище было мокрым. Женщина молчала, спрятав голову между рук. Мальчик подвинулся еще вперед и сзади обхватил руками женские груди, гладил, тискал их. Его член прикоснулся к заду женщины. Та почувствовала это:

 — Что это там у тебя?

Мальчик плотнее прижался к ее заду.

 — Ничего, тетя, это рука.

Потом он немного отодвинулся от зада, взял член рукой, подвел головку его к обрамленному волосами отверстию и быстро засунул его туда до самых яиц, чувствуя горячую плоть влагалища. Женщина только охнула, приподняла голову, посмотрела назад:

 — Ты что... Как ты посмел... , — уже слабым голосом произнесла она и опустила опять голову на руки. А мальчик, обхватив женские ляжки руками, быстро двигал членом во влагалище. Он видел его, как он заходил по самые яйца во влагалище, затем, мокрый, блестящий, выдвигался назад. Послышались привычные хлюпающие звуки. Женщина начала тихонько стонать от удовольствия, подмахивая задом, но мальчик уже спускал, судорожно дергая членом во влагалище.

Спустив, он отвалился в сторону на ковер. Женщина продолжала стоять на коленях, спрятав голову между руками и выпятив огромный, зад. Мальчик видел следы своего семени на волосах женщины возле влагалища.

Наконец, женщина поднялась на дрожащих ногах, сделала шаг и легла на диван.

 — Ну что, доволен, — слабым голосом произнесла она. Мальчик не отвечал. Лежа на ковре, он смотрел на женщину. Она лежала на спине. Живот от этого у нее провалился внутрь, и особенно рельефно выделялись мощные бедра и венчик рыжих волос на лобке. Груди буграми разошлись в стороны.

 — Теперь отдавай пленку и уходи. Но у мальчика опять встал колом член. Он встал и подошел к дивану с торчащим членом. Женщина смотрела на его член:

 — Я не думала, что у тебя такой длинный член. Ты меня сильно раздразнил.

 — Тетя, можно я на Вас еще полежу?

 — Ну что с тобой делать? Раз уж начали... Мальчик лег на женщину, на ее упругие, горячие ляжки и грудь. Член его уперся ей в живот.

Женщина тяжело дышала:

 — Ну... Ой, да не туда... Постой.

Она широко раздвинула ноги, подняла их кверху и положила мальчику на плечи. Теперь вся ее промежность плотно прижалась к животу мальчика. Мальчик немного отодвинулся, взял член рукой и вонзил его до самых яиц в мокрое влагалище. Женщина только охнула, а мальчик принялся быстро-быстро двигать членом. Сразу же из влагалища раздались громкие хлюпающие звуки. Женщина громко стонала под мальчиком, а ее пятки прямо упирались в спину мальчика, стараясь еще выше поднять половой орган.

 — Ой, ой... сильнее... еще... Давай! Ах... у-у-у... глубже, — слышалось от разгоряченной женщины.

Наконец, она ногами судорожно охватила мальчика, скрестила их за спиной и сильно сжала, так что он не мог двигаться, а его член по самые яйца вошел во влагалище. Сквозь стиснутые зубы женщины прорвался приглушенный стон, и она спустила. После этого она несколько минут продолжала лежать с закрытыми глазами, крепко прижимая ногами мальчика к себе.

После этого оба, утомленные, они быстро расстались, потому что скоро должен был прийти муж женщины.

Вскоре вернулась из командировки мать. Оба они очень обрадовались этому.

Уже в первые минуты дома сын опять с дрожью в руках и с жадностью запустил руки под юбку матери. Мать смеялась, отталкивала его:

 — Да подожди же ты! Дай мне раздеться с дороги, отдохнуть, — но голос ее уже похотливо дрожал.

Наконец, после купания в ванной, сопровождаемого непрерывными попытками сына засунуть член в вожделенное отверстие, и ужина они улеглись в постель. Мать выключила торшер возле постели, а сын, лежа сбоку от матери, уже жадно запустил руки под ночную рубашку, щупая ляжки и волосатый лобок. Та шутливо отбивалась, затем позволила стащить с себя ночную рубашку.

 — Ну... подожди... , подожди же... какой же ты нетерпеливый, — тяжело дышала она. — Давай, сначала вместе почитаем одну историю, которую мне удалось достать в командировке. Встань и возьми у меня в чемодане синюю папку. Так, молодец. Знаешь, что это? Это история о том, как отец жил со своей дочерью! Хочешь послушать? Ну, тогда ложись удобней.

С этими словами мать повернулась на бок, облокотилась и положила перед собой на кровать рукописные листы. При этом одеяло соскользнуло ей до пояса, так что ее большие, горячие груди покачивались совершенно открыто. Сын тем временем прижался сзади к ее спине, глядя через плечо на рукопись и положив руку ей на лобок, перебирая пальцами волосы. Его торчащий член упирался в ягодицы матери.

 — Слушай... Это отрывки из дневника одного мужчины.

... Наша мать покинула нас, и мы остались с дочкой вдвоем. Ей было в ту пору 12 лет. Мы стали жить вдвоем. Я работал, она училась, помогала мне готовить обед. Ночью мы обычно спали вместе в одной кровати. Это сохранялась привычка ее детства. Через несколько месяцев я уже начал тяготиться без женщины. Бессознательно, инстинктивно в постели я прижимался к дочке, охватывая ее руками. Ей это нравилось, и она тоже крепко прижималась ко мне.

Она меня совсем не стеснялась, переодевалась передо мной, я помогал ей мыться в ванной. В свои 12 лет она имела уже маленькие, детские еще груди, небольшие, но уже начинавшие округляться бедра, и лобок ее уже начал покрываться редкими короткими волосами.

Лежа в постели, я сквозь тонкую рубашку трогал ее груди, прижимая понемногу ляжки. Ей это было приятно. Она радостно вздыхала, поворачиваясь ко мне, обвивала мне шею руками и говорила:

 — Как я люблю тебя, папочка!

А у меня уже начинал на эти дела торчать член. Я одной рукой обнимал дочку под спинку, прижимал к себе. Она, чтобы быть ближе ко мне, закидывала одну ногу на меня и прижималась ко мне. Рубашка ее при этом, конечно, задиралась выше колен, почти до бедер. Я старался расположиться так, чтобы мой напряженный в трусах член попадал ей между ног и касался слегка ее живота. Мне так становилось немножко легче, а ей, видимо, этого тоже хотелось.

Однажды, когда мы с ней лежали так в постели, я почувствовал, что она старается закинуть ногу на меня дальше, чем обычно, и сама несмело придвинулась так, что мой напряженный член, сдерживаемый трусами, плотно прижимался к низу ее живота. Я тотчас же рукой прижал ее ягодицы к себе. Затем осторожно засунул руку ей под рубашку сзади и принялся поглаживать ее чудесные упругие ягодицы. Она прерывисто дышала и все теснее прижималась ко мне. Ягодицы у нее были раздвинутыми. Так как одна ее нога была закинута мне на пояс, мои пальцы невольно попали ей между ног в промежность и задержались там.

Дочка спрятала у меня на груди свое лицо и еще теснее прижалась ко мне. Я потихоньку ощупал ее промежность, чувствуя срамные губы, покрытые еще короткими негустыми волосиками. Я поласкал ей промежность, и вдруг с удивлением почувствовал, что у нее между ног становится влажно, а скоро ее срамные губы стали совсем мокрыми. Я одним пальцем раздвинул ей губы и потихоньку двигал его взад-вперед, желая сделать ей приятно. Она так сильно прижалась ко мне, что конец моего напряженного члена, упирающегося сквозь трусы в низ ее живота, даже согнулся. Мною овладела похоть, и я чувствовал, что то же самое началось и у дочки. Ее рубашка, поднятая только до середины бедер, мешала нам обоим, поэтому я осторожно закатил ее выше, до пояса. Дочка мне в этом помогла. У меня помутилось в голове, я немного отодвинулся и освободил из трусов свой напряженный, горячий член. Потом опять прижался к животу дочки, стараясь, чтобы конец члена уперся ей в низ живота. Дочка сначала не поняла, что это такое горячее, инстинктивно сначала отодвинула низ живота от члена, а потом плотно прижалась к нему. Я рукой потихоньку направил член так,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх