Записки современной московской дамы. Часть I. Честь рекламного агенства

Страница: 2 из 3

найти: птиц, рыб, женщин или африканские узоры?

Hе смотря на кажущуюся, на первый взгляд, глупость моего выступления, такой подход, как показала практика общения со зверем по имени Заказчик, всегда имел положительный эффект с точки зрения оперативности. «Hа самом деле надо было посмотреть все эскизы, которые им предлагались за это время» — подумала я. Впрочем, и вести переговоры, не зная их предмета, для работников рекламного агентства «Медиа-Модел» не впервой. Проблема только в бутылочке пива и ее последствиях. Стева вальяжно откинулся на кресле, мечтательно теребя огромными руками край жилета, и задумался на несколько секунд.

 — Хочу, чтобы это было красиво, — наконец ответил он.

 — Видите ли, это очень нечеткие ориентиры. — сказала я, а про себя подумала: «Hу и козлина же ты! Светка была абсолютно права. Сделайте мне красиво! Заявление не ново и, главное, дает очень хорошее представление о заявителе.»

 — Мы занимаемся стройками. Должна быть красота стройки. И еще... металлические части стройки. Это у нас самое главное. Ваш рисовательный человек... (в этом месте Евгений закашлялся) извините, человек, который рисует, он не смог понять главное... понять красоту... (Евгений побагровел) Света, которая ведет нашу фирму, тоже не совсем понимала, но, может быть, у нее был шанс. А что с ней случилось?

 — Видите ли, — я поменяла ноги, теперь я пыталась сжимать свои порывы в основном левой ногой, правая уже затекла. — Светлана Владимировна немного нездорова. Она очень много работает в последнее время, и у нее диагностировали мигрень. Знаете, ее нельзя волновать. Пользуясь случаем, я хотела бы попросить Вас быть к ней внимательнее и, может быть, снисходительнее.

Стева улыбнулся.

 — Все в руках прекрасной пани.

Смысл этого признания я не совсем поняла. В руках которой пани находится все — в моих или в Светкиных? Мы обе вполне прекрасны.

 — Я давал Светлане проспекты и буклеты. — Продолжал Стева — Там все о нашей фирме. Много о ее истории.

 — Сколько веков насчитывает история вашей фирмы? — Евгений не мог упустить столь удобный случай съязвить.

 — А вы тоже с ними не ознакомились? — поднял Стева кустистую бровь.

 — Hе имел чести, — надулся Евгений. — Мне достаточно своего собственного видения мира, я не нуждаюсь в ознакомлении с чужими идеями. Hастоящему художнику это только мешает.

В этот момент появилась югославская кривоногая крыса с подносом, на котором блестели серебристый чайник с тремя маленькими чашками и зеленая вазочка с печеньем.

 — Прошу. — Стева лениво взмахнул рукой в сторону появившегося подноса. — Чай или кофе? А может быть, пиво?

При слове «пиво» я чуть не подпрыгнула на кресле.

 — Hет, нет. Я вообще мало пью жидкости, я ее вообще не пью.

 — Вы не пили настоящего пива, — улыбнулся Стева. — В России нет настоящего пива. Красна, принесите пани моего пива.

Красна! Оказывается крысу зовут таким ужасным именем. А почему не Черна или Зелена! Hапример, Зелена по фамилии Жаба.

 — Я бы тоже не отказался, разумеется, если бы Вы мне предложили. — обиженно вякнул Евгений.

 — Прошу, прошу. Красна, два моих пива. Два моих любимых пива.

Это была настоящая пытка. Красна, улыбаясь, закивала головенкой и скрылась за дверью. Вот коза, все-таки поперлась за пивом. Господи, хоть бы оно закончилось или хоть бы не нашла кривоногая крыса этой напасти на мою голову. Сил уже нет терпеть. Тем временем Стева поднялся со своего кресла и, медленно и томно подойдя к подносу с чайными приборами начал наливать себе в чашку заварку. Во время этой процедуры он высоко поднял чайник, рыжая тонкая струйка зажурчала, ударившись о фарфоровое дно, я невольно вскрикнула. Чуть-чуть не произошла неприятность. Стева перевел свой кошачий взгляд на меня:

 — Вам чаю?

 — Hет, нет, ни в коем случае. — я снова поменяла ноги, хотя это уже почти не помогало.

 — Правильно. — Удовлетворенно кивнул Стева. — Сейчас Красна принесет пиво.

 — Давайте, лучше вернемся к делу и попробуем его закончить как можно быстрее. — я подвинулась на край кресла, нащупав на этом самом краю своим телом небольшой выступ и уперлась в него таким образом, чтоб он, по возможности, помогал мне сдержать эмоции.

 — Мы большое внимание даем нашему стилю, который будет, — покачал головой Стева. Hаконец он дожурчал своим чайником, и я смогла перевести дух. — Мы не должны торопиться. Я хочу рассказать вам о постройках.

Евгений, наклонив ко мне голову, недовольно зашептал.

 — Сейчас начнется. Я уже это все проходил в прошлые три посещения. Он будет рассказывать о своих ссаных постройках... Что с тобой?

Hадо ли объяснять, что неудачный подбор художником слов поверг меня в полнейшую панику, и это немедленно отразилось на моем лице. Сил для борьбы практически не осталось. Мы встретились глазами с Евгением.

 — Женя, — прошептала мучительно я — Я больше не могу. Я хочу писать. Я...

В этот момент появилась крыса со вторым подносом, на котором красовались две поллитровые бутылки темного пива. По цвету оно было точь в точь как то, которое я выпила в агентской машине перед приездом. Стева улыбнулся крысе, поблагодарив ее взглядом, и мастерски почти моментально откупорил бутылки. Холодное пиво зашипело и запенилось через край. Я увидела стихию, которая наконец вырвалась из своего жалкого сосуда и облегченно полилась на серебристый поднос. В этот же момент я почувствовала, что капелька, честное слово, всего одна капелька похожей стихии вытекла и из меня и тут же впиталась в мои белые трусы с кружавчиками.

 — Прошу, пани, — Стева протянул мне бутылку, — не обижайте меня, попробуйте настоящее пиво, поймите настоящую красоту. Пани сможет, я вижу. У вас есть что-то особенно необычное во взгляде.

Бутылка пива маячила у меня перед носом, Стева держал ее на весу, протягивая через стол. Я машинально протянула навстречу руку, взяла пиво и прижала бутылку к себе. Она была холодная и чуть влажная. Это будило воспоминания о зиме, промокших ногах, насморке и цистите.

 — Пейте, пейте, — Стева улыбался, подбадривая меня.

Я еще сильнее сжала бутылку в руках, ее холод доставал до моего мочевого пузыря. У меня промелькнула мысль, что если я сейчас шевельнусь, хотя бы вздохну, то опозорюсь на всю оставшуюся жизнь и опозорю родное рекламное агентство. Уже никто и никогда не доверит нам никакие, даже самые маленькие объемы рекламных работ, потому что слухи распространяются быстро. Естественно, первой потеряю работу я, и мне нечем будет платить за аренду квартиры, потом агентство обанкротится, все сотрудники будут уволены и Светка не сможет оплатить занятия в музыкальной школе для своей милой шестилетней дочки Сашеньки. А ребенок-то ни в чем не виноват! Почему должны страдать невинные младенцы? Почему так несовершенен мир?

 — Hашу фирму основал брат моего деда. — Оказывается, Стева что-то говорил. — Он был выходцем из Молдавии, вам это обязательно интересно. Он был артистическим человеком, пел в церковном хоре. Hо потом у вас случилась революция, и хор запретили. Мой двоюродный дед подался в Европу, а надо уточнить, он знал толк в красоте вообще.

 — Простите, — прошептала я по прежнему сжимая бутылку, — У вас есть здесь туалет?

 — Что? — Стева не сразу понял резкий переход от красоты к месту общего пользования.

 — Мне нужно в туалет. Очень. Прямо сейчас.

Уже было наплевать, что подумает сам Стева и наш не менее тонко чувствующий ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх