Что то не то с моим мужем

Страница: 2 из 2

что все там у меня внутри двигается и вибрирует. Существовали только его пальцы, они заняли все во мне, внутри моего тела. В голове в этот момент были тоже только они — как раскаленные они двигались там в глубине (это в тот момент когда я, окончательно потеряв контроль над собой, опять сама, ввела два его пальца себе во влагалище).

В общем когда наступил оргазм, я, просто всхлипывая и содрогаясь несколько минут, прижималась к нему на подгибающихся ногах. У меня не было сил ни на что.

Успокою Вас.

Ему я тоже помогла. Как смогла. Я вообще до сих пор не понимаю, как он не спустил в трусы во время всего этого моего похабства. Наверное, нервничал.

Даже через брюки и трусы рукой я почувствовала, как в его члене отдается пульс. (брюки я ему все — таки затем расстегнула). Несколько моих движений ладонью через трусы, жаркие поцелуи — его вмиг окаменевшие ягодицы, толчки члена от выплескиваемой спермы, мокрые трусы и бессвязный шепот.

С этим процессом я еще не была знакома. Так догадывалась. В общем, этот вечер стоил того. Я не спала до утра, мне все чудилось это ощущение моей ладони на вставшем члене, вспоминались эти толчки, и то, как он стеснялся, когда я нырнула рукой к нему в мокрые трусы и ласкала рукой его мокрый и скользкий, но так и не опустившийся член. Вспоминала, да так что чувствовала это рукой, даже несколько раз доставала ее из-под одеяла и с недоумением смотрела на нее, как я подхватила снизу его яички. Я наслаждалась тем, что прямо рукой, безо всяких дурацких трусов, держу его член. Оторвать меня было невозможно. Мне до смерти хотелось прижаться к этому невидимому пока мной, но так приятно ощущаемому органу щекой, ртом, лизнуть, да я бы, наверное, облизала и его самого всего с головы до ног. Такое это было счастье стоять рядом с ним, чувствовать свою мокрую промежностью, одновременно положив руку на его мужской орган.

Хорошо, что это был подъезд. Иначе, наверное, вся школа бы знала о том что я «хуесоска». Мальчишки в этом возрасте еще не умеют беречь такие подарки от женщин, не понимают, что это все это только наше с ним и никого больше не касается. Таких историй наша школа знала не мало.

Но тогда я бы сделала все

Мои ласки, в конце концов, привели к тому что в его трусах стало совсем мокро.

Воспоминание об этой порнухе в подъезде были темой для моих мастурбаций еще довольно долгое время.

А секс в первый раз был в таком же ставшем, как я уже говорила, теперь моим стиле.

Я была умнее, девочки вообще созревают раньше. Он был из другой школы и совсем из другого района. Влюблена я была страшно, до тошноты, до истерики.

Но физиология брала свое. В один прекрасный день я поняла, хватит — хватит поцелуев, прогулок по улицам, танцев, разговоров на умные темы. Тем более что моя влюбленность не позволяла мне того, что было описано выше.

Сегодня это должно случиться я и он здесь у меня в квартире. Раздетые. Я хочу, чтобы он увидел меня обнаженную, в постели с раздвинутыми ногами, я хочу, что бы его губы наяву оказались на моем соске, а может и не только на нем. Может он захочет большего (вдруг?).

Признаюсь, к этому моменту я уже месяц фантазировала как он целует меня Там. Я, наконец, хочу что бы его член дергался в моей руке, и что бы теперь именно его сперма ударила в мою ладонь (а может я буду целовать член (что я несу? Как я могла даже подумать такое) и она потечет мне на щеку или на грудь, а я губами буду чувствовать толчки его члена).

На самом деле я хочу не этого, признаюсь себе, я хочу ему банально отдаться. И унять, наконец, эти ощущения, эту тяжесть внизу живота, удушливую теплоту, которая заливает меня от его близости и прикосновений. Я не хочу больше бессонных ночей и онанизма, который уже не дарит радости, от того что моя рука копошится в промежности под аккомпанемент мыслей о вполне конкретном человеке и о вещах мне уже вполне понятных и подспудно знакомых, и главное вполне осуществимых.

Родители на даче. Все на моей стороне. Девственности (физиологически) я случайно лишилась, играя со свечкой (папины порно карты). Захотелось мне новых ощущений. Свечку я предварительно нагрев закруглила с одного конца (моя изобретательность).

В общем, для начала, моя решимость привела к бурному онанизму. Но это только еще больше помогло мне. Мои фантазии были таким явными, что мне казалось, все уже случилось. Я не испытывала ни капли стеснения или неловкости, не говоря уж о страхе.

Постель в родительской спальне застелена чистым бельем. Мылась я, наверное, часа полтора, я даже почему-то подровняла и укоротила волосы на лобке, губах, ну и там, в самом междуножье, ближе к анусу. Хотя делать этого меня никто никогда не учил — и по тогдашнему интимному этикету, это и не требовалось. Мою грудь и то самое местечко, которое я сегодня однозначно решила продемонстрировать, естественно, прикрыл единственный «парадный» комплект белья. В общем, я была готова

Я просто сказала:

 — я сейчас выключу свет и поцелую тебя.

Затем:

 — Хочешь я разденусь?

 — Можно я возьму его в руку? А свою положи, пожалуйста, сюда. Нет... Да вот так. Так очень приятно.

Лежа на спине.

 — Иди ко мне. Нет, ляг на меня.

Я как-то очень ловко вставила в себя его напряженную пиписку. Он успел во мне пару раз дернуться и, отшатнувшись, пролил сперму куда то на простыню.

Глядя на его расстроенное и ставшее каким то детским лицо, мешая любовь и жалость с похотью (наверное, я все-таки была очень взрослой).

 — Хочешь, я возьму у тебя в рот?

 — Сашенька в следующий раз, когда поймешь что, кончаешь, не вырывайся. Ладно? Не бойся, в этом нет ничего особенного. Просто лежи, как лежишь. Не стесняйся. Я же взяла его в рот, когда он был еще мокрый, ты же видел, что мне было приятно.

 — Положи мне сюда руку, сильнее еще сильнее. Я не хочу это делать сама, мне приятно, что это делаешь ты. Сашенька я поцелую каждый твой палец, которым ты был во мне, только не останавливайся.

 — Мне перестелить простыню или мы будем еще? (как прекрасен возраст юношеской гиперсексуальности. Сколько это постоянное желание, создавало проблем, но как это прекрасно когда из постели есть смысл не вылезать сутками)

 — Я хочу еще раз взять его рот.

 — Видишь как все просто. Так же лучше?

 — Да ты можешь посмотреть там... Я не стесняюсь.

А про себя: « я умираю от желания что бы ты посмотрел на меня, видел у меня все Смотрел и трогал... Сам. Без меня. Трогал так, что бы мне стало снова хорошо как двадцать минут назад. А я бы просто лежала с раздвинутыми ногами, закрыв глаза, а ты бы делал со мной все что захочешь. Ну, подожди, остановись, ты пропустил грудь. Боже он сообразил. Как же это приятно. Ой! Он целует самый низ живота, ну еще чуть вниз, еще. Нет, этого он не сделает. Но мне почудилось, что я почувствовала на клиторе его дыхание, как же близко были его губы.

Бедра, внутренняя сторона, почему я не знала, что это так приятно когда здесь касаются.

Куда он делся. Наверное, сидит и смотрит на меня».

Открываю глаза, какая я все-таки похотливая, первым делом смотрю ему в низ живота. При свете бра вижу, стоящий параллельно животу член.

 — Иди ко мне. (Милый просто двигайся внутри, сильнее, что-ты я не дам ему выскочить, ни — за что, он мой, он мне нужен там внутри, я никуда не выпущу его. Ох, как хорошо!)

Я забываюсь, вжимаюсь в него, двигаясь ему на встречу, ору, вцепляюсь ему в спину. Это выяснилось позже, когда я увидела его плечи, со следами моих ногтей.

Ой, как же долго, я сойду с ума. Я не могу больше! Я больше не выдержу! Нет! Теперь только не останавливайся! Еще! Еще! Еще! Мне больно! Мне очень больно! Делай это сильнее! Ну же! Господи!

В этот раз он не смог вырваться, я ловлю его судорожные, последние движения и чувствую горячую жидкость у себя на животе, а потом просто бесконечно долго лежу под тяжестью его тела, постепенно приходя в себя.

Из кровати, за редкими исключениями, мы не вылезали до воскресенья. Волшебные дни, это я только потом поняла, что их не повторить уже никогда. Какое это было чудо открывать что-то новое в себе, в нем, открывать и сразу дарить друг другу. Экспериментировать за какие то минуты, навсегда прощаясь с глупыми фантазиями, запретами и остатками стыдливости. И в те же минуты открывать что-то новое, чему еще нет названия. Радость от того, когда все, наконец, начало получаться так как не мечталось в самых безумных фантазиях.

Одним словом в первый раз у меня все было отлично — развратно, похотливо и до головокружения приятно.

Часть вторая

Муж.

Я очень люблю своего мужа. Очень. Он самый лучший мужчина, самый умный, прекрасный и всегда желанный любовник и просто бесконечно родной мне человек.

Я люблю его запах, его молчание, его голос, его руки и всё, всё, всё! Меня всегда возбуждает его прикосновение и за восемь совместных лет мы, к счастью, не потеряли интерес к сексу.

Но физиология физиологией, но есть еще и психология, мне надо не только чаще, но всегда хочется чего-то нового. Всю нашу совместную интимную жизнь, я по своей привычке, приводила нас к этому новому. Я реализовывала и свои фантазии и его. Как же это тяжело, но столь же приятно когда все получается.

Смею уверить вас — это непросто. Даже при существующих у нас отношениях, допуская то, что мы очень многое можем сказать и сделать друг другу, всё же, еще кое-что и не можем. Да и смысл теряется.

«Любимый, я хочу что бы ты сильно трахал меня, и когда я кончу, вынул член из меня, засунул член в рот, и затем просто изнасиловал меня орально. Понимаешь, дорогой, мне очень хочется держать во рту твой скользкий, с запахом моего влагалища член, который только что мне доставил столько удовольствия»

Глупо, ведь, теряется очарование, тайна, внезапность и радость от осуществления мечты.

Мне кажется что нужен «хорошо подготовленный экспромт», и о том, что он подготовлен, другой партнер не должен даже догадываться.

Первый раз, я столкнулась с серьезными трудностями, когда мне захотелось, что бы меня трахнули в задницу.

Да именно так. Про себя, а теперь и для Вас, я люблю иногда называть все своими именами. Я мечтаю что бы меня трахнули, в мою девственную, (конечно девственную, пальчик не в счет) чистенькую задницу. У меня заволакивало глаза туманом когда, моясь, я проскальзывала в тесное отверстие намыленным пальчиком и представляла как туда входит член моего мужа. Я выгибалась и смотрела на это отверстие, вокруг которого я не оставила ни одного волосика, и лаская уже другое место, думала о том как это будет.

Вроде бы, в чем проблема? Мужчины только мечтают об этом. Мечтают, — то мечтают.

Но, во-первых, хотелось, чтобы это было нежно и только тогда когда мне это действительно надо. Я должна быть очень возбуждена, кончить как минимум один раз, возбудиться опять и уже тогда будучи на пределе, почти в безумстве, когда все обычное исчерпано, после нежных и страстных ласк языком моих ягодиц и ануса, получить в хорошо смазанное отверстие член.

И второе меня смущали, более чем не скромные размеры моего мужа.

К тому же, как-то на заре наших отношений он несколько раз пробовал. Но все некстати. То я, прошу прощения, была не очень хорошо там подмыта, в другой раз не лады с желудком. Помниться, однажды, мне это было совсем не нужно, а несколько раз муж пытался это сделать грубо и без подготовки.

Как вы понимаете, все его покушения на мою попку оказались бесплодными. Ну и сформировалось у него табу, что мне, дескать, это не надо.

Вот я и задумалась...

Продолжение следует.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх