Купе

Страница: 1 из 2

После очередного повышения цен на железнодорожные билеты желающих ездить в купе находилось немного. Только необходимость или служебные командировки позволяли такую роскошь. Вот и сейчас меня отправили в командировку в Москву, совершенно меня не спрашивая. Радости от такого путешествия было мало.

Приобретя билет в купе, я надеялся, что хорошая компания в дороге подсластит горечь поездки по служебным делам. На поезд я садился на промежуточной станции и, войдя в купе, очень обрадовался. Там сидела довольно миловидная девушка. Ей было около 20-ти лет, брюнетка с хорошей фигурой и миловидным лицом. В общем, мечта попутчика. Она обрадовалась, что появилась компания, и вскоре мы довольно оживленно беседовали.

Поезд равномерно постукивал. Потихоньку я стал расспрашивать о ней. Она была замужем второй год, детей нет, живет в Москве, а сейчас возвращается от своих родителей, которых навещала. Время текло незаметно. Нам обоим захотелось есть и, разложив провиант, я достал бутылочку коньяка. Марина (так звали девушку) сначала отказывалась, но я был очень убедителен, и вскоре мы полностью уговорили бутылочку. Так как поезд в Москву приезжал на следующее утро и стало вечереть, то я предложил разобрать постель и, улегшись продолжить нашу беседу.

Разобравшись с бельем, я предложил Марине переодеться, а сам вышел из купе. Пройдя к купе проводника, я узнал, что вагон почти пустой и попросил проводника, чтобы он не подсаживал больше к нам попутчиков. В вагоне было довольно жарко, и когда я вернулся назад в купе, Маринка сидела на нижней полке в одной белой майке, ноги ее прикрывала простыня. Сквозь майку просвечивали ее соски. Я стал раздеваться и боковым зрением видел, с каким интересом рассматривает меня Марина. Улегшись на полку, мы опять повели беседу о нашей жизни.

Потихоньку наша беседа стала переходить в интимное русло. Да и синий свет ночника способствовал этому. Сработал «эффект попутчика», когда можно рассказывать совершенно чужому человеку некоторые интимные подробности, зная, что завтра мы расстанемся и возможно больше никогда не встретимся.

Марина рассказывала мне о том, как она встретилась со своим мужем, как с ним целовалась и как началась их сексуальная жизнь. Мои осторожные наводящие вопросы поддерживали беседу в нужном направлении, и вскоре я уже знал многое. Я знал, как Марину лишили девственности, как она трахается со своим мужем и в каких позах, какие ласки она предпочитает, и что она еще никогда не делала в постели. Все эти разговоры сильно возбудили нас. Я видел, как блестели Маринкины глаза, как еще больше напряглись ее соски. Да и мой член тоже напрягся и стал принимать свою боевую стойку. Это, конечно, не ускользнуло от ее взгляда.

Пора было делать какие-то шаги, чтобы развить ситуацию. Я встал с полки и стал делать вид, что хочу что-то достать из чемодана лежащего на верхней полке над Маринкой. Мой член теперь торчал под трусами часов на 4 и был направлен в ее сторону. Я предполагал, что что-то, возможно, случиться, но все равно вздрогнул от прикосновения Марины. Она протянула руку и погладила мой член через трусы. Потом вдруг неожиданно села на полке и зацепив своими пальцами резинку трусов стянула их вниз. Мой член обрадовался свободе и еще поднялся вверх. Не успел я опомниться, как головка моего члена оказалась в Маринкином рту.

Она принялась активно лизать и сосать член, смешно причмокивая. Потом она оголила головку и стала облизывать ее как эскимо. Член окончательно принял боевую стойку и смотрел строго вверх. Погрузив головку в рот, Марина стала ласкать ее языком и чуть посасывать. Ощущения были обалденные. Мне захотелось большего и я, положив одну руку на Маринкин затылок, стал двигать ее головой. Теперь я трахал ее в рот. Она причмокивала губами, язык лизал головку. Вскоре амплитуда моих движений возросла, и головка стала проникать в ее рот все глубже и глубже. Она старалась заглотить его целиком, но это у нее не всегда получалось.

Долго это продолжаться не могло и я сказал Марине, что сейчас кончу. Она кивнула головой и стала еще усиленнее ласкать мой член. Оргазм подкатил огромной волной. Я сильно нажал на Маринкину голову, головка проскочила в ее горло и из нее брызнуло. Сперма толчками вливалась в горло девушки, а она, надо отдать должное, как могла быстро сглатывала и старалась не подавиться. Глотательные спазмы ее горла массировали мою головку, что вызывало еще большее удовольствие.

Наконец я иссяк и извлек член и Марининого рта. Она шумно задышала, глаза были чумные, а язык был покрыт остатками спермы. Когда Марина отдышалась, то сказала, что ее так впервые трахали в рот, но ей это понравилось. Теперь я предложил поласкать ее. Она улыбнулась и, встав с полки, быстро стянула майку через голову. Оказывается, под майкой у нее не было трусиков и она предстала передо мной во всей своей женской красе.

В голубом цвете ночника я видел прекрасное женское тело. Тяжелые груди с коричневыми сосками, узкая талия, широкие бедра. Ее лобок был выбрит и на нем осталась только узенькая полосочка коротких волос. В самом низу была видна складка губ с торчащим между ними клитором.

 — Нравлюсь? — сказала она, усаживаясь на полку.

 — Еще бы! Раздвинь ноги пошире.

 — Выключи свет, я стесняюсь.

 — А когда сосала, не стеснялась? Ну-ка раздвинь ноги шире. Еще шире!

Марина безропотно повиновалась. Сев ягодицами на свою полку, она широко расставила ноги и уперлась ими в противоположную. Я присел на пол и стал разглядывать ее сокровения. Ее промежность была гладко выбрита, между толстых губ проступила смазка. Я приник к этому цветку губами и занялся его ласканием. Очень скоро Марина стала тяжело вздыхать, а ее таз стал проделывать движения вверх-вниз трясь об меня промежностью. Она была очень чувствительна и очень быстро кончила.

Когда судороги оргазма оставили ее, и она расслаблено развалилась на полке, я оторвал рот от ее промежности и приставил восставший член. Не дав ей опомниться, я ворвался в ее влагалище на полную длину. Марина охнула, а я, подержав член в самой глубине, стал делать поступательные движения. Возбуждение у Марины было высокое и она сразу стала подмахивать мне задом, стараясь как можно глубже насадиться на мой член. Смазки во влагалище было много и, очень скоро, вся простыня под ее задом была мокрая, а мой член стал хлюпать. Марина не была «крикуньей», а выражала свое одобрение глухими стонами и вздохами.

Мое возбуждение нарастало стремительно, движения были стремительными и частыми. Почувствовав, что я близок к концу Марина, произнесла: «Только не в меня! У меня опасные дни!». Я кивнул, хотя не представлял, как я смогу успеть выдернуть свой член. Марина вдруг сильно напряглась и опять стала кончать. Я чувствовал, как влагалище сжимало мой, колом стоящий, член и не выдержал. Вогнав внутрь член по самые яйца, я стал кончать. Маринка почувствовала удары спермы внутри и выгнулась дугой, усилив сжатие моего члена. Мы сплелись в один клубок тел и не отпускали друг друга, пока не закончились спазмы оргазма.

Марина расслабленная развалилась на полке и я помог ей удобно устроиться, а потом сам развалился на соседней полке. В теле была приятная истома и расслабленность. Меня привел в чувство голос Марины.

 — Я же просила тебя, не кончать в меня. У меня же опасные дни.

 — Ничего страшного. Ведь тебе понравилось внутрь, как я мог испортить этот момент, — сказал я, сев на полке.

 — А вдруг я залечу?

 — Так ведь ты же замужняя женщина и беременность нормальная составляющая семейной жизни.

Мне не пришлось долго убеждать Марину, что ничего страшного не случилось. Вскоре она уже забыла об этом и стала сравнивать, как это было у нее с мужем. Хоть это обсуждение было не очень приятно мне (не люблю, когда меня с кем-то сравнивают в постели), но сравнение было все же в мою пользу. Во время ее болтовни я раздвинул ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх