Вот что иногда нужно для счастья

Страница: 1 из 2

Эта история произошла со мной не так давно. Всё началось с обычного дня и обычного университетского кафе. Я не пошла на лекции, но не встретила никого из своих знакомых, поэтому просто скучала и пила коньяк (который, пока никто не видел, под столом, налила в стаканчик из-под кофе). Когда коньяк уже подходил к концу, а во всём теле разлилось тепло, ощущение расслабленности и сладкой истомы, неожиданно на пороге кафе возник ОН, человек, чьё существование не давало мне покоя уже второй год. Да, именно существование — я так и не могла взять в толк, как после того, как он меня так жестоко бросил, не объяснив причины, после стольких моих проклятий в его адрес он всё ещё мог, как ни в чём не бывало, жить, существовать, здравствовать и ходить по факультету, попадаясь ежедневно мне на глаза и причиняя тем самым невыносимую боль. Зачем? Вот чего я никак не могла понять. А теперь этот человек (назовём его Сергеем) имел наглость подойти к моему столику и поинтересоваться, как у м! еня дела! КАК??? Нет, вежливость я сохранила и отвечала более чем любезно, даже спросила, как у него. Обычные ответы про безумную занятость и обилие важнейших дел, которых я уже наслушалась во время наших с ним отношений (они всегда были намного важнее меня) разозлили меня ещё больше, но, к своему удивлению, я обнаружила, что всё ещё хочу его. Да, я ненавидела его с такой же страстью, как и любила, и эта ненависть возбудила меня не меньше, чем любовь. То ли сыграл свою роль коньяк, то ли что-то ещё, но когда он собрался было уходить, я задала вопрос, который решительно повлиял на течение этого скучного дня:

 — Ты куда сейчас?

 — По делам.

(Боже, опять тот же ответ, я тебя когда-нибудь убью за это).

 — А конкретно?

(Во мне злость смешалась с любопытством и хотелось его просто достат)

 — Не скажу я тебе.

(Это мы ещё посмотри)

 — Тогда я поеду с тобой и посмотрю, так как мне всё равно безумно скучно.

 — Тебе нельзя, это не для таких, как ты.

 — Можно, мне всё можно, ты берёшь меня с собой или говоришь куда ты.

 — Ладно, давай так — если с одного раза угадаешь, то поедем вместе, хочешь ты этого или нет, а если не угадаешь, то иди гуляй.

(Вот гад, ещё и прикалывается надо мной!)

 — А моя выгода тогда в чём, если пути назад нет?

 — Твоё любопытство, хотя ты всё равно не угадаешь никогда.

Тут я задумалась и поняла, что вообще исключительно по пьяни затеяла такую дискуссию и пора бы мне отправиться домой отсюда и прекратить позволять этому кретину унижать меня в очередной раз, но... Ну должна же я была хоть что-то сказать! Сказала первое, что пришло в голову, самую большую чушь, которую могла придумать (так мне тогда казалось):

 — Я думаю,... что ты идёшь,... ммм... в садомазохисткий клуб!

Вот это был взгляд! Боже мой — никогда никто ещё с таким ужасом на меня не смотрел! Так что ж вы думаете — я угадала! Пришлось ехать. Нет, этот чистой души человек ещё спросил меня, не хочу ли я отказаться, пока не поздно. Ха! Да чтоб я, да чтоб отказалась? Ни-за-что! Упрямство не позволит. Вот мы приехали. Окраина, полузаброшенная улица. Вдоль улицы росли деревья, а грязные тротуары были засыпаны жёлто-коричневыми листьями, которые, вперемешку со всяким другим мусором медленно плыли в потоках воды, оставшейся после недавнего дождя, по направлению к канаве. Пахло сыростью и выхлопными газами. Привычные городские ароматы — боже, как я ненавижу город. Мы свернули в ещё более тёмный и грязный переулок, и, когда я уже начала (честно говоря, не первый раз) жалеть о том, что ввязалсь в эту историю, Сергей подвёл меня к абсолютно невзрачной деревянной двери, над которой горела небольшая неоновая вывеска, гласящая, просто и ясно — «Клуб». «Да уж, проще не бывает, даже названия придумать не могли», подумала я. Но бояться глупо, так как нет пути назад.

Сергей подошёл к двери и позвонил — ему открыли я, на мгновение задержавшись, прошла за ним вовнутрь. Чёрт побери, но не зря же я тащилась сюда, чтобы сейчас уходить домой. И вот мы зашли. Внутри всё было уже совсем не так, как снаружи — полумрак, сигаретный дым... какой-то запах порока, еле заметный, который трудно описать, но он совершенно явно присутствовал в этом помещении. Стены были затянуты чёрной кожей, а всё освещение составляли свечи красного цвета, видимо, ароматические, от них и шёл этот странный запах, соеджащий в себе мускус, какие-то восточные пряности, такой приятный, возбуждающий и до безумия развратный. Вдруг я услышала стоны, свист и шлепки плётки. Вот оно что, вот куда я попала. По мере того, как глаза начали привыкать к темноте, я осмотрелась вокруг. В самом тёмном углу кто-то, обнажённый, был привязан к металлическому столбу, а второй человек, затянутый в чёрный латекс (или кожу, трудно разглядеть), избивал его плёткой. Меня заворожило это зрелище, и я почувствовала с одной стороны страх, с другой — явное возбуждение в моей киске.

Из транса меня вывел только голос Сергея: «Пойдём». Мы прошли в следующую комнату, она была го! раздо больше, но здесь царил такой же полумрак, та же кожа на стенах, и те же свечи. К нам тут же подошли трое парней и спросили Сергея: «Новенькую привёл?». — «Да, будьте с ней понежнее... пока...». Сергей подошёл ко мне: «Ну что ж, сама хотела, теперь не жалуйся». Какой уж там жаловаться — я уже давно была готова ко всему, от его слов у меня ещё больше защекотало между ног и мои трусики уже можно было просто выжимать, единственное о чём я мечтала, так это чтобы любой из них сорвал их с меня. Сергей отошёл в сторону и неторопливо уселся в чёрное кожаное кресло, приготовившись смотреть «интересное кино». Парни подошли и начали раздевать меня. Я начала медленно сходить с ума от возбуждения, казалось, что всё как будто погружалось в туман, а разум уступал дорогу похоти. Нет, никакого намёка на нежности и ласки из романтичных фильмов и не было — они просто сорвали с меня одежду, заставив меня дрожать от вожделения. Один из них резко схватил меня, поднял мои руки и приковал к висящим под потолком наручникам, в то время, как другой застегнул ошейник, а третий закрепил на сосках металлические зажимы.

Он закрепил их довольно слабо, так что я испытала лёгкую боль, но одновременно удовольствие и всё нарастающее возбуждение, я негромко застонала. Я чувствовала, что моё влагалище сейчас просто взорвётся от одной лишь мысли о том, что может быть дальше. Я не ощущала себя рабыней, мне доставляла удовольствие мысль о том, что я не могла помешать тому, что со мной могут сделать, а сделать могут всё что угодно, хотя мешать я и не хотела. Моя киска раздулась и пульсировала. Я ощущала себя порочной до безумия, впрочем, такое чувство меня посещало весьма часто, но разница была в том, что сейчас все было наяву. Один из парней взял плётку и начал хлестать меня по всему телу — мне было слегка больно, но каждый удар отзывался в киске новой волной удовольствия. Я извивалась и подставляла своё тело под орудие наказания. Все моральные запреты пали в один момент и я хриплым! голосом прошептала другому парню: «Иди ко мне, я хочу тебя, сейчас, скорее, прошу... «. Он подошёл ко мне спереди, я сорвала с него маленькие кожаные трусики, в которых уже еле умещался готовый к бою конёк и с жадностью принялась сосать его член. Я облизывала его поршень с такой страстью, как будто никогда не было ничего вкуснее, как будто меня мучала жажда, а это был единственный источник влаги.

Во мне словно рухнули какие-то барьеры. Я чувствовала, как моя киска предательски текла, как горел мой клитор. С одной стороны я была возбуждена до предела и мне надо было куда-то это применить, а с другой мне было по кайфу на глазах у Сергея с нескрываемым наслаждением делать минет другому парню. Хотя чем дальше, тем больше я забывала про Сергея и настолько увлеклась процессом, что не заметила, как ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх