Несколько дней Вадима Петровича (глава восьмая)

Страница: 2 из 5

он держал их в руках!

Закрыв дверь на ключ, Вадим разделся и с наслаждением облачился в белый нейлон.

Тонкая ткань в двадцать DEN, растягиваясь на теле Вадима, становилась абсолютно прозрачной и почти невидимой. Сквозь нейлон просвечивали и были отчётливо различимы все волосики на ногах Петровича, а ноги приобрели чуть белёсый оттенок. Между ног имелась ластовица, представлявшая собой кусочек хлопковой ткани, имевшей цель, по мысли создателя колготок, облегать промежность женщины. Спереди и сзади широкой вертикальной полоской выделялся более плотный слой плоского шва. И головка Вадимкиного члена, повёрнутого чуть в сторону от этого шва, чудесно выделялась, отлично различимая сквозь мокрый уже от её выделений нейлон.

Оставшись весьма довольным покупкой, Петрович снял колготки, аккуратно завернул их обратно в упаковку и спрятал в сумку.

Назавтра после занятий Вадима ждала неприятная неожиданность. Его сосед оказался дома и спал после ночной гулянки. Надевать колготки в присутствии даже спящего соседа Вадим никогда бы не решился. Вдруг проснётся. Тем более свежа ещё была в памяти пикантная ситуация, когда Наташа застукала его за неблаговидным занятием ношения сего предмета женского туалета. Единственное место, где можно было ненадолго уединиться — раздевалка в душе.

Сунув вожделенный пакетик с колготками за пазуху, отправился Петрович в душевую. На его счастье никто в этот час не возжелал воспользоваться душем, и Вадим, закрывшись изнутри на щеколду, начал лихорадочно скидывать с себя носки и брюки с трусами. Натянув на себя быстрыми и опытными движениями колготки, он надел сверху брюки и носки, сунув трусы в карман. Переведя дух, Петрович вышел из душа и отправился готовиться к свиданию с девушкой.

После конфуза с цветами для Инны он решил, что ну его на фиг цветы дарить, и по дороге к Лилу купил коробку конфет, да бутылочку вина с трудно произносимым названием, выглядевшую очень красиво и цивильно.

Вадим шёл к ней, гадая, соответствует ли её облик тому образу, который сложился в его мозгу за время общения в Сети. Он не без резона опасался, что его, как и в случае с Инной, ждёт обман.

Этим вечером Вадим впервые в своей жизни вышел на улицу, надев под брюки колготки. Новизна ситуации придавала дополнительную остроту ощущениям. От осознания того, что люди вокруг проходят и не догадываются о наличии колготок в данный момент на его теле, не спадало возбуждение. Его член всё время смотрел вертикально вверх, и Вадим чувствовал постоянно, как тончайшие нити колготок впиваются в нежную кожицу головки его фаллоса.

Добравшись, наконец, до места по указанному адресу и найдя нужный дом и квартиру, он позвонил.

Девушка, открывшая ему, оказалась совсем непохожей внешне на героиню известного фильма, хотя у Вадима, при общении с ней по «Аське», в мозгу рисовался именно облик Милы Йовович.

Пройдя в гостиную и присев в кресло, он начал прощупывать глазами хозяйку, занимавшуюся сервировкой стола.

Та выглядела очень молодо, и Вадим дал бы ей лет восемнадцать — двадцать. Лилу относилась к тому типу женщин, которых называют миниатюрными. Ростом под метр пятьдесят, в ультракоротеньком облегающем платье фиолетового цвета, которое очень выгодно выделяло соблазнительные окружности грудей и попку, в туфельках на высоченной шпильке и в колготках цвета загара с копной каштановых волос на голове она моментально вызвала в Петровиче мощнейшее возбуждение.

Действуя по известной формуле о том, что мужчина обращает внимание сначала на ноги девушки, а затем уже на лицо, Вадим впитывал в себя облик этих новых для него ножек. Они не были идеальными. В пропорциях наблюдался некоторый перекос: бёдра могли бы быть чуть пошире, а нижние части икр, наоборот, хотелось видеть постройнее. Но эти шероховатости были почти незаметны, и Петрович с удовольствием любовался ножками девушки, предвкушая приятнейшие ощущения от близкого общения с обладательницей этого богатства.

В лице Лилу было что-то детское, невинное. Большие выразительные глаза, нос с горбинкой, приятная улыбка на губах, круглые щёчки, а ещё грудной голос, — всё это импонировало Вадиму, и он был доволен тем, что девушка оказалась в его вкусе.

Поставив на журнальный столик закуски, и принеся фужеры, Лилу присела в соседнее кресло. Вадим откупорил бутылку и разлил вино по бокалам.

 — Ну, за встречу.

Они пригубили вино. Вадим не мог оторваться от её приятных ножек и постоянно стрелял взглядом по неудержимо влекущей его поверхности целиком открытых нейлоновых бёдер девушки, стремясь заглянуть ещё глубже под её платье. Он представлял её упругую попку и талию, обтянутые этими колготками, и от таких образов член внутри его колготок, уже давно находившийся в возбуждённом состоянии, подёргивался, словно стремился скорее добраться до интимных мест Лилу.

Весьма радовало Вадима то обстоятельство, что не нужно было скрывать от девушки свой интерес к её ножкам в колготках, и он, ничуть не смущаясь, кидал откровенные взгляды на объект своей страсти.

 — Нравится? — спросила Лилу, проследив за его взглядом, и вытянув вперёд одну ножку.

 — Обалденно!

 — Ты в колготках?

 — Да.

 — А ты не против того, чтобы снять брюки?

У Вадима от волнения аж дух перехватило. Предстать перед девушкой в колготках! Он, конечно, уже был готов к этой сцене, казавшейся ему ещё вчера невероятной (эпизоды с Наташей и Людмилой не в счёт). Но мысль о предстоящем стриптизе для Лилу подействовала на Петровича чрезвычайно возбуждающе, словно он был закоренелым вуайеристом.

Он снял пиджак, сковывавший его движения, затем стянул носки, которые по скользкой поверхности колготок легко съехали с его ног, обнажив покрытые нейлоном ступни. На пальцах этих ступней белыми полосками выделялась более плотная ткань, абсолютно явственно указывая на наличие колготок на теле Вадима. Потом он встал, расстегнул брюки, которые легко опустились на пол по гладкой поверхности его нейлоновых ног.

Сложив брюки аккуратно на диване, Петрович предстал перед девушкой в весьма экстравагантном наряде. На нём была серая в полоску рубашка, галстук в тон и белые колготки. Его фаллос яростно набухал внутри колготок и обильно пускал смазку, но под рубашкой абсолютно не был виден хозяйке квартиры.

Лилу во все глаза наблюдала за процессом раздевания. Возможно, она впервые видела живьём мужика в колготках, но что точно творилось в душе девушки, Вадим мог только догадываться.

 — Нравиться? — спросил он в свою очередь, в подражание Лилу выставив правую ногу и оттянув носок.

 — Да, у тебя стройные ножки, только волосатые очень. — Её взгляд был устремлён в промежность Вадима, где из-под рубашки торчала обтянутая нейлоном мошонка.

Затем, по предложению Петровича, они разделись, оставшись в одних колготках, и присели к столу, чтобы продолжить беседу за бутылочкой. Более возбуждающей обстановки нельзя было придумать! Вадим с трудом верил в реальность происходящего! Он сидел в кресле в одних белых колготках с бокалом в руке и, как ни в чём ни бывало, мило беседовал с хорошенькой девушкой, сидящей напротив тоже в одних только колготочках.

У Лилу оказалась небольшая, но очень аппетитненькая грудь, а колготки были однотонными, без всяких полутонов, как и любил Вадим.

По едва угадывавшемуся строению волокон, резинки и шва с ластовицей он предположил, что это ЭЛЕДУЕ. Для полной уверенности надо было попробовать на ощупь.

Лилу тоже вовсю разглядывала Петровича. Его твёрдый член, отлично просвечивающий сквозь прозрачную ткань, магнитом притягивал её взгляд.

Вадим уже был в состоянии приятного лёгкого опьянения, когда бутылочка опустела, и Лилу, подойдя к нему, опустилась на колени, положила ладони на его затянутые в нейлон бёдра и начала гладить их, испытывая, наверно, приятные ощущения....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх