Необычный гимн обычной п#зде

Страница: 3 из 5

подсознание. Из недавнего детства я вынес сознание примитивной симметричности окружающего меня мира. Если женщины стесняются оказаться голыми перед мужчинами, то и наоборот, мужчины также должны стесняться. Соответственно, если я увлеченно ощупываю анину пизду, то и она должна стремиться изучить мой член. Мои представления о равноправии были на грани банкротства. И я предпринял решительный шаг.

В один из вечеров усадив Аню на диван, я решительно расстегнул не её, а свои джинсы и стянул трусы. Напомню, что мы занимались этим впотьмах, единственный свет в комнату приходил с улицы от висящего неподалеку фонаря.

В тусклом свете поверх джинсов параллельно плоскому животу стоял мой до предела возбужденный член. Аня со страхом уставилась на этот причиндал. Во взгляде её читался немой вопрос: «Это ты к чему?». «Возьми его» — отчебучил я. «Как?» — был задан убийственный вопрос. «В руку» — уныло ответил я.

Аня нерешительно протянула руку к моему члену и несильно обхватила его в кулак. Я ощутил потную ладонь взволнованной Ани где-то посередине ствола. А дальше... ничего не произошло. Аня так и сидела, держа мой член в руке и вопросительно смотря на меня. По правде говоря, я и сам не смог бы ей объяснить, что делать с этой до предела накачанной кровью торчащей палкой. С другой стороны, это, очевидно, был первый в жизни Ани мужской член. Как же не воспользоваться моментом? Ведь, несмотря на кажущуюся простоту устройства (женская пизда устроена не в пример сложнее), здесь тоже было что посмотреть. Например, форма: жилистый прямой чуть изогнутый ствол. Широкая головка, придающая члену форму тарана, с ямкой, ведущей к небольшой, вертикальной, отчетливо видной прорези уретры, на которой выпукло блестела тусклая капля моей смазки. Наконец, яйца, каменно плотные, услужливо выгнавшие куда-то в организм ударную порцию спермы, готовой по первой команде вырваться наружу. Аня сидела как истукан. Я был почти обижен. А ведь девчонка попросту не знала, что ей делать с моим членом. Что рисовало её воображение? Миньет? Да знали ли мы тогда это слово...

Тем не менее, не смотря на некоторые неурядицы, я, в конце концов, достаточно изучил строение Аниной промежности на ощупь. Мне захотелось продолжения. Теперь мне необходимо было всё это увидеть. Уговорить Аню показать мне, что творится у неё между ног, оказалось очень непростой задачей. Не буду приводить здесь всех перепитий, пререканий и взаимных обид с угрозами прекратить всяческие отношения, но, в конце концов, сопротивление Ани было сломлено. Помню, был назначен точный день, когда это произойдет. В это время Аня должна была гарантировано не менструировать. На свидание она опоздала. Я уже почти кипел от возбуждения.

Прелюдия была обыкновенной. Далее, усадив её на диван, я приступил к обещанной аннексии. Я, пыхтя стаскивал с Ани брюки, она же даже не догадывалась приподнять свой широкий зад, чтобы помочь мне. В конце концов, брюки были сняты.

Аня осталась в носках и белых чистых трусиках, спереди которых, отчетливо просматривалось бесформенное пятно казавшихся густыми и черными лобковых волос. Я решительно схватился пальцами за резинку её трусов.

«Подожди!» — повелительно произнесла она. «Сорвалось!» — отчаянно пронеслось у меня в голове. В это время Аня одной рукой быстро оттянула резинку трусов спереди, и одновременно, другую руку подсунула в образовавшуюся щель. Затем, почти мгновенно она коснулась рукой промежности и вытащила руку обратно. В последствии, я неоднократно отмечал этот почти рефлекторный женский жест в решительный момент непосредственно перед сексом, если у неё нет возможности подмыться. Женщина как бы задает своему телу вопрос: «не вытекло ли из меня чего лишнего?». Оставшись довольной состоянием своей промежности на ощупь, Аня вопросительно уставилась на меня. Я понял, что мне дан карт-бланш на продолжение моего исследования.

Как и в первый раз, я ухватился пальцами за жесткую резинку трусов и потянул её вниз. На этот раз Аня догадалась помочь мне и чуть приподняла зад над диваном, так, что трусы легко снялись до колен, а дальше я поспешил сдернуть их с одной из молочно-белых ног. В этот момент Аня вцепилась в промежность своих трусов рукой, безапелляционно произнеся: «оставь так». Таким образом, трусы остались на одной ноге, крепко удерживаемые Аниной рукой. Меня удивляла сила, которую Аня демонстрировала во время наших «сеансов», объявляя то или иное очередное табу. В этот раз у нас состоялось целое сражение из-за света. Моей задачей было, во что бы то ни стало оставить хоть какой-то свет в комнате. Аня же намеревалась свет, как и всегда до этого, погасить. Это могло сломать все мои планы, ведь в темноте вожделенную промежность не увидишь...

Через пол-часа перереканий был найден компромисс в виде неяркого бра, которое зажгли над диваном. Полумрак сохранился, но появился реальный шанс рассмотреть анину промежность.

В следующий момент я оказался на коленях на полу перед сидящей на краю дивана Аней. Положив ладони на круглые Анины колени, влажными от волнения руками, я отчаянно развел её ноги, между которыми скрывалось то, чего с таким вожделением я ожидал и ради чего жил последние пару недель. Я приблизил лицо к Аниной промежности. Меня обдал уже знакомый запах женского возбуждения, теперь смешивающийся с едва заметным ароматом аниной мочи. То, что я увидел, поразило меня. В первый момент перед глазами всё смешалось.

Если можно так сказать, Анин лобок был запущено заросшим. Вероятно, она не испытывала неудобства от обилия длинных волос в промежности, а может, в силу раннего возраста, просто не освоила нехитрую процедуру подравнивания и укорачивания прически на лобке.

Волосы на анином лобке росли совершенно самостоятельно и безнадзорно, покрывая значительную площадь широкой курчавой полосой с неровными краями и беспорядочно торчащими в разные стороны волосками разной длины. Эта шерсть оказалась не такой густой, как казалась на ощупь. По краям, ближе к бедрам между редких длинных волос отчетливо просматривалась белая кожа. Ближе к центру волосы образовывали валик более плотных и густых волос. Здесь Анина шерсть больше напоминала войлок. Этот валик плавной дугой, уходил под Анину промежность, неожиданно раздаваясь в стороны двумя большими и, как бы припухшими складками, с внешней стороны густо поросшими теми же волосами. Внутренняя же сторона этих складок была покрыта менее густыми длинными волосами.

Но этим все, естественно, не кончалось. Я был поражен, тем, что из под больших волосатых складок аниной пизды, отчетливо высовывались наружу симметричные, бордовые как гребень петуха и такие же неровно гребенистые лоскуты кожи, совершенно безволосые, своим яростным цветом жестоко контрастирующие со всем остальным белым аниным телом. Эти кожаные губы (я так их сразу и назвал) смыкались в верхней части аниной промежности, образуя что-то вроде примятого капюшона, аккуратно сложенного как капустный качан из нескольких складок кожи. Этот странный отросток неестественно и призывно торчал вперед сантиметра на полтора, высовываясь из густых курчавых волос (как я убедился потом, у Ани был не самый большой клитор, которые мне предстояло встретить в жизни). Похожесть этого гребешка на крохотный утрированно недоразвитый членик, поразила меня в тот момент.

Трепеща, дрожащими руками я, положив большие пальцы рук на большие кожаные складки, и, зачем-то сложив указательные пальцы лодочкой, развел анину пизду в разные стороны. Одновременно с большими складками, охотно разошлись и торчащие неровной бордовой гребенкой малые губки. Между губками открылась неглубокая полость, покрытая нежно розовой гладкой кожей. Вся внутренность этой полости была заполнена полупрозрачной тягучей жидкостью. Запах усилился. Пока я растягивал анину промежность в стороны, между верхними краями малых губок эта субстанция на несколько мгновений образовала белесую перемычку, которая, впрочем, через мгновение неохотно лопнула....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх