Откровения SUPERFUCKER`a, или Как ЭТО делается

Страница: 2 из 3

своей партнерше, совершенно забыв о том, что финальный фонтанчик должен попасть в кадр — чтобы мои зрители увидели все. Девушка дернулась, попыталась вытолкнуть языком член из своего рта, но я был неудержим. Я хлестал в нее снова и снова, нисколько не заботясь о своих зрителях, не думая о Роне и Джеке. Я совершал размашистые движения, скользя между ее губами, и представлял, что это ее губы. И выплескивался — снова и снова.

Когда это безумие кончилось, я отпустил партнершу. Она отпрянула и выплеснула изо рта чудесный фонтанчик мутной спермы.

Рон остался доволен.

 — Маленькая импровизация? — улыбнулся он. — Кажется, вышло неплохо.

Во время очередного перерыва, я выяснил, как ее зовут. Не у нее самой, правда — она в это время отдыхала и готовилась к съемкам.

Джесси. Ее звали Джесси.

Рон быстро смекнул, что между нами что-то зарождается, и решил использовать это в своих целях. Хм, он же все-таки менеджер.

Не могу сказать, что я остался доволен, узнав его сценарий.

Но теперь, по крайней мере, мы будем сниматься вместе.

Кажется, я не упоминал, что Рон специализируется на дорогих порнофильмах. Те сценки, что мы снимаем вначале, идут для разогрева. Самое интересное начинается потом.

В наше время искушенного зрителя тяжело удивить. Для достижения эффекта в ход идут проверенные средства — красивые девушки (чем больше, тем лучше), крутые мужики с грубоватой внешностью и качественный антураж — всякие там подсветки, декорации, костюмы.

Мужчин одели средневековыми дворянами — батистовые рубахи с широкими рукавами, кожаные жилетки, какие-то дурацкие штаны.

Боб — лысый детина с татуировками по всему телу — долго не хотел одевать их, заявляя при этом, что будет похож на педика, но Рон убедил его тем, что это не надолго, и штаны вскоре будут сняты. Другой мой коллега — молодой качек по кличке Клык — оделся очень быстро и дрожал от нетерпения: это был его первый выход за день.

Нам с Джесси предстояло сыграть парочку влюбленных, возвращающихся с прогулки и попадающих в засаду к двум разбойникам.

Рон заранее расставил прожектора, несколько искусственных деревьев, даже раздобыл где-то громадное полотно с нарисованным на нем замком, стоящем на холме.

 — Готовы? — спросил Джек. — Поехали.

Мы с Джесси пошли, держась за руки. Нам предстояло пройти несколько метров до того места, где «в засаде» сидели мои коллеги. Джесси смотрела на меня своими сияющими глазами, ее пальчики сжимали мою ладонь. Я влюбился. Боже мой, я влюбился как школьник.

Поворот. Дерево. «Разбойники».

Меня привязали к дереву и принялись за Джесси.

Первым делом Клык порвал ее платье и обнажил прекрасные тяжелые груди с розовыми сосками. (Мой член вздрогнул в штана) Боб завизжал и принялся мять их своими толстыми пальцами.

Джесси отбивалась, вырывалась от своих «насильников», картинно воздевала глаза к небу.

Не слишком церемонясь, Клык повалил ее на землю, задрал юбки и извлек из штанов своего красавца. Джесси глянула на него несколько более плотоядно, чем это следовало из ее роли. Когда он загонял его внутрь, она посмотрела на меня. Мой член в штанах протестующе дернулся.

Клык царил над ней. Он рывком вгонял свой член до упора, замирал на мгновение, затем медленно вынимал его, после чего процедура повторялась. Джесси дергалась, пытаясь вырваться, но Боб в это время крепко держал ее за руки.

Наконец Клык вышел из нее, поднялся.

Джесси лежала, широко раскинув ноги в стороны, и смотрела на меня.

Подошел Боб. К этому времени, по сценарию, героиня должна была слегка смягчить свою позицию, но не прекращать сопротивление. Действуя в соответствии со сценарием, Джесси стыдливо свела колени. Боб ухмыльнулся, достал из штанов своего шалуна и потряс им.

Затем он лег на Джесси, сделал несколько движений, но вскоре вышел из нее.

Боб сел на ее грудь и принялся играть с сосками — он упирался головкой в розовый кружочек, вдавливал его внутрь и двигал бедрами, словно хотел трахнуть Джесси прямо в сосок.

По ее глазам, устремленным на меня, я видел, что все происходящее ей очень даже нравится. Впрочем, вскоре ее глаза скрылись от меня — их заслонила задница Боба. Я наклонился, чтобы было лучше видно.

Боб поднес член к ее губам, но она сжала их и отрицательно покачала головой. Я представил, какого труда ей стоит сдерживать себя.

Тогда Боб слез, сел рядом и принялся играть с ее сосками.

Он то сжимал их своими пальцами, то лизал языком. А когда Джесси принялась постанывать, Боб пощекотал ее клитор пальцами левой руки, в то время как правая продолжала играть с грудью. И тут она растаяла — тяжело задышала, развела колени в стороны.

Боб ненавязчиво напомнил о себе — легко провел своим толстым членом по ее губам, словно это была эрогенная зона. Она стыдливо опустила глаза, вяло попыталась отстраниться. Боб настаивал: продолжая левой играть с клитором, он правой сдвинул крайнюю плоть (он был не обрезан — как и я, кстати), оголяя огромную огнедышащую головку, и снова провел по ее губам. На этот раз сопротивление далось ей с явным трудом. Но она все-таки отстранилась. Боб, заметив перемену в настроении, отступил и продолжил свои забавы с ее клитором. Он даже пустил в ход губы и язык. И тут она вскрикнула. Боб отстранился, явно не желая вызвать оргазм раньше времени, и стал действовать более осторожно. Его член по-прежнему покоился возле ее лица, но теперь он не настаивал. Через некоторое время это стало беспокоить ее. Джесси посматривала на член, явно давая понять, что не будет больше противиться. Но Боб не торопился. Он возвышался над ней с видом победителя. И наступил момент — она потянулась к его головке губами, своими прекрасными алыми губами. Но стоило Джесси коснуться ее, Боб отстранился. Она потянулась снова — он снова увернулся. И тогда она, лишенная помощи рук (Клык все еще удерживал их — непонятно зачем), быстрым рывком головы поймала головку своими губами (виртуозная работа, если учесть толщину его члена) и втянула ее в рот. Боб поддался на секунду, замер с закрытыми глазами, но тут же решительно высвободился из плена губ.

Джесси застонала, даже глянула на меня, словно надеясь, что я попрошу Боба дать ей в рот. Как же она была восхитительна в тот момент — жадно открытые губы, горящие глаза.

Наконец, он не выдержал тоже — взгромоздился на ее лицо, оседлал его, словно скакуна, скользнул членом в ее жадно открытые губы и поскакал галопом. С моего места было видно, что он входит в нее на всю длину своего шалуна. Джесси мычала, выгибалась дугой, терла друг о дружку сжатые бедра.

Тем временем Клык отпустил ее руки и занял позицию по другую сторону. Он поднял вверх ее ноги и достал свое орудие. На пару секунд он замер, словно раздумывая, какое отверстие предпочесть, но потом, видимо, вспомнил, что Рон дал карт-бланш — полную свободу действий. С моего места было хорошо видно, как Клык ввел член в естественное отверстие, сделал пару неглубоких движений, вытащил его и взял прицел пониже.

Видимо, из уважения ко мне (позже я узнал, что наш с Джесси зарождающийся роман к тому времени был уже очевиден всей группе), он действовал предельно аккуратно, а не рванул а нее со всей дури, «срывая сальники». Клык приставил головку к ее отверстию и медленно надавил. Первая попытка оказалась неудачной: член Клыка был слишком крупным для ее неразработанной дырочки. Тогда он смочил слюной средний палец, скользнул в нее и принялся активно действовать им внутри. По тому, как стала извиваться Джесси, я заключил, что происходящее ей очень даже нравится. Через полминуты Клык добавил к среднему пальцу безымянный. Теперь он действовал неким подобием пениса — довольно тонким, правда, если сравнить с тем, чем одарила природа моего коллегу.

Боб тем временем ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх