Откровения SUPERFUCKER`a, или Как ЭТО делается

Страница: 3 из 3

продолжал трахать в рот мою красавицу. Одной рукой он опирался на пол, вторая обнимала ее за шею и затылок жестом, каким обычно любовник обвивает талию своей подруги во время акта любви. В отличие от забав с Сэмом, сейчас Джесси не могла держаться рукой за член: тот скрывался в ее рту полностью. Зато яйца Боба были в ее полном распоряжении. Джесси вцепилась в них левой рукой в то время как правая снизу притягивала его к себе за ягодицы. Иногда Боб делал остановку, замирал с погруженным в рот членом и медленно доставал его обратно, при этом внимательно наблюдая за выражением лица своей партнерши — словно хотел надолго запомнить эту сцену. Еще бы! Не каждый день случается потрахать в рот такую красавицу. Когда Клык начал вторжение с тыла, Боб как раз сделал одну из таких остановок. Он замер с погруженным на всю длину членом, закрыл глаза и выглядел точь-в-точь как маленький ребенок, не желающий расставаться с любимой игрушкой. Уж не знаю, как Джесси умудрялась дышать, когда в ней покоился такой огромный инструмент (этому может быть только одно объяснение: рот моей возлюбленной самой природой был приспособлен к подобным занятиям). К сожалению, из такого положения я никак не мог видеть глаз Джесси, но я нисколько не сомневался, что она думает сейчас обо мне.

Зато действия Клыка я видел отлично. Пока я наблюдал за его коллегой, сукин сын успел погрузить головку своего крепыша — что совсем неплохо, если учесть ее размеры (диаметр, в особенности). Тут он приостановился, двинулся назад, замер у выхода, обнажив головку наполовину, после чего снова направился вглубь. Надо отдать должное его профессионализму — действовал он деликатно, без резких движений, но с каждым разом проникал в попку Джесси все глубже. К тому времени, когда Боб, немного отдышавшись, восстановил свою активность, Клык преуспел в своих трудах настолько, что Джесси выделила ему одну руку. Догадываясь, как тяжело ей было оставить ягодицы Боба, я мог только предполагать, насколько грамотно работает Клык. Правая рука девушки замерла на миг у соска, словно намекая Клыку о необходимости стимуляции эрогенных зон для полного удовлетворения, затем направилась к клитору. С большим волнением я наблюдал, как ее тонкие пальчики принялись за дело со сноровкой, свидетельствующей о солидном опыте.

Клык показал себя воплощением галантности: его левая рука тут же сжала грудь Джесси, правая легла на лобок. И тогда девушка сама притянула его к себе, словно приглашая вступить в неизведанные глубины.

Ее поднятые кверху ноги, подергивающиеся в такт движениям обоих мужчин, замерли на миг, когда член Клыка устремился внутрь. Она прижала колени к груди и развела ступни в стороны в подсознательном жесте полной покорности. С моего места было отлично видно, что теперь он погружается в нее почти на всю длину. Разумеется, это не могло не причинять Джесси боли (при его-то размерах!), но, судя по всему, это была сладкая боль: рука, притягивающая Клыка, никуда не делась. Похоже, девушку не устраивали никакие компромиссы — она хотела получить своих мужчин целиком и полностью, без остатка, и насладиться вторым своим партнером так же полно, как она наслаждается первым. Клык принял предложенные правила игры и заработал активнее. Теперь к его галантности примешивалась некоторая небрежность, и даже грубость. Действия стали более резкими и бесцеремонными.

Когда дальнейшее проникновение стало невозможным, он замер на некоторое время, наслаждаясь полной победой. Пальцы Джесси на его спине сразу расслабились, обмякли — подталкивать его больше не было нужды: теперь она принадлежала им полностью. Боб словно почувствовав это, тоже замер на ее лице. Какое-то время все трое лежали без движения, и я успел подумать: вот она, полная гармония, этим троим сейчас никто в мире больше не нужен.

Они возобновили активность все вместе, словно это был единый организм. Даже Джесси, которая мало что могла сделать из своего положения, не осталась безучастна. Честно разделив между любовниками свои руки, она слегка царапала их, тут же гладила, привлекала к себе.

Боб двигался с бешеной скоростью — было неясно, сумеет ли он продержаться в таком темпе еще хоть несколько минут. Иногда он останавливался, выскакивал изо рта моей возлюбленной, замирал над ней дамокловым мечом. Она не смыкала губ: мне показалось, что ее челюсти просто не могут теперь быстро закрыться — после того, как столь долгое время во рту находилось орудие такого калибра. Что касается Клыка, то он тоже не терял времени понапрасну. Теперь в его движениях не было и намека на недавнюю галантность. Теперь он врывался в ее сокровенные уголки неумолимо, с неудержимостью горной лавины. Он совершал размашистые движения: выходил из нее почти полностью, затем внезапно погружался на всю глубину. Его пальцы действовали на клиторе с особым старанием, и я уверен, что если бы не занятый рот, Джесси повизгивала бы от удовольствия, а может, и кричала бы в полный голос.

Когда он в первый раз выскочил из нее, я ахнул: дырочка девушки, еще совсем недавно сморщенная, узенькая и не желавшая пускать в себя даже мокрый от слюны палец, превратилась теперь в зияющее дупло — пугающе огромное и подергивающееся по краям. Оно ритмично сжималось (лишь слегка сокращаясь в размерах) и снова расслабленно округлялось. Мне вдруг подумалось, что ее попка живет независимой от хозяйки жизнью — настолько непроизвольными выглядели эти подрагивания. Затем он снова нырнул в темноту ее попки, вошел резким движением до самого конца, уперся в ягодицы, навалился всем своим телом. И снова резко покинул свою обитель.

Я смотрел, зачарованный, как огромный член Клыка колдует над попочкой моей возлюбленной, превращая ее в некое бесформенное образование — огромное по своему диаметру, но без четких очертаний (судя по всему, анальное отверстие девушки обладало способностью сильно растягиваться — и способность эта была, вероятно, не врожденной, а приобретенной).

Джесси содрогалась теперь всем телом. Я уже подумал, было, что ей больно, когда она застонала — так сладко, что мой член едва не порвал брюки. К тому же руки ее по-прежнему притягивали мужчин к себе.

Когда пришла пора, Боб выскочил изо рта Джесси, завис на мгновенье (за которое она успела вцепиться в его член руками) и открыл шлюзы. Струя хлестнула девушке прямо в рот, и не успела она сглотнуть, как Боб выплеснул вторую.

Поначалу Джесси пыталась глотать все, но это было физически невозможно: Боб изливался неиссякаемым потоком; и вскоре ручейки потекли по щекам моей возлюбленной.

Когда его силы иссякли, Боб вернулся в рот Джесси и застыл в таком положении.

Тем временем Клык действовал по следующей схеме: несколько глубоких быстрых толчков, выход, пауза, медленное погружение.

А как только Боб освободил место, Клык тут же занял его — оставил дупло девушки, которое по диаметру стало уже совсем не приличным. Но погрузить инструмент он не успел: длинные струи падали на лицо Джесси с высоты около полуметра. Когда наши взгляды встретились, ее лицо было покрыто спермой полностью. Губы она не смыкала — видимо, челюсти еще не отошли от недавней нагрузки — и было видно, что внутри все залито спермой. Ее попка бесстыже смотрела на меня огромным темным отверстием. И тут она стала кончать — именно от моего взгляда, а не от действий своих любовников, — и я не сдержался тоже. Впервые в жизни я испытал оргазм, даже без помощи рук — настолько велико было возбуждение.

/* обкончание следует */

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх