Пансион любви

Страница: 3 из 8

доставляли мне несказанное удовольствие. Я обезумела от восторга, зак — рыв глаза, уткнулась в его волосистую грудь.

 — Милая, ты мне нравишься, — прошептал он и его руки сползли по моей спине к ягодицам, скользнули по бедрам и сошлись внизу моего живо — та.»

 — Что это были за руки! — восхищенно прошептала мадам Сольба, закрыв глаза от сладкого воспоминания.

 — ... Когда его пальцы коснулись моей плоти, я испытывала та — кое удовольствие, что невольно дернулась всем телом и конвульсивно сжа — ла ноги.

 — Тебе не нравиться? — обиженно сприсил он

 — Наоборот, — задыхаясь от возбуждения и страсти сказала я.

 — Это слишком хорошо и я не привыкла к этому. — Он улыбнулся

 — Милая девочка, — ласково произнес он, целуя меня в губы. Он был первый мужчина, который целовал меня в губы. Это был еще не тот по — целуй. от которого теряют рассудок, но для меня это было достаточно. Я со стоном рухнула к нему на руки в сладком изнеможении. Габриэль пере — нес меня на кровать и стал иступленно целовать мое тело, мою упругую грудь, мои угловатые плечи, впалый живот и ляжки и, наконец я почувст — вовала жар его губ на своей, нераспустившейся розе. Мы были в иступле — нии, весь мир пропал, из жизни уже небыло ничего, были лиш две безумные плоти, слившиеся в одном каком — то, неистовом, сумашедшем торжестве. Когда я очнулась, Габриэль сидел возле меня уже одетый.

 — Ты уходишь? — спросила я слабым голосом.

 — Тебе нужно отдохнуть, я не знал, что ты девушка, я тебя совсем замучал

 — Нет это было прекрасно! Прекрасно, что ты сделал меня женщи — ной. Спасибо тебе милый. — Габриэль поцеловал меня и я заснула. Домой я вернулась на следующий день к вечеру, когда исчезли синяки под глазами. Месье Жуль встретил меня в передней, по его лицу было видно, что он волновался

 — Все в порядке месье Жуль, — сказала я ему: — я одену вашу пику.

 — Безумный ребенок, — тихо сказал он и покачал головой. Я прош — ла к себе в комнату и разделась. вся была наполнена каким — то сладким томлением и восторгом. Мне казалось, что частица Габриэля все еще нахо — дится в моей плоти. Это ощущение было настолько сильным, что я потрога — ла себя рукой. На следующее утро я приняла ванну и вернулась в свою комнату, достала из стола пику. Сам треугольник был какого — то эластич — ного, но упругого материала. Обшивка наружной стороны была бархатная, внутренней — прорезиненный войлок. Груша была довольно внушительных размеров и я сомневалась, что такую толстую мне не легко будет вста — вить. На деле это оказалось не просто трудным, а подчти невозможным. Груша до боли раздирала губы моего влагалища, но все еще не проходила во внутрь. Как раз в тот момент, когда я окончательно отчаялась и реши — ла отказаться от этой цели, груша вдруг прошла легко и скользнула внутрь, заполнив меня широкой обширной массой. Белый треугольник, будто бы приклеенный, прочно застыл у меня на лобке, я с облегчением вздохну — ла. Однако на этом трудности не кончались. Оказалось, что ходить с гру — шей не совсем удобно, она терлась во влагалище и все время давала о се — бе знать каким — то смутным, тревожным удовольствием. Я несколько раз прошлась по комнате, посмотрела на себя в зеркало, вид у меня был до — волно экстравагантный. В следующую субботу я обслуживала гостей в новом наряде стой разницей, что вместо трусиков на мне была лиш белая пика. Гости приняли меня как равную. Со мной шутили, мужчины заигровали. Меня теперь нисколько не стеснялись и поэтому, наверное сам вечер быстро пе — решел в безумную оргию. Теперь мне пришлось обеспечивать пары вином и мороженным. В тот момент когда они предавались самым невероятным любов — ным играм. Один из гостей поставил свою женщину на четвереньки устроил — ся к ней через зад и, двигаясь телом, с удовольствием ел мороженное, поднесенное мною. Другой положил женщину на диван, устроил на ее животе нечто вроде стола и отпивал из бокала вино. После каждого глотка цело — вал ее в промежность. Третий сел на стул, посадив на свой член красивую блондинку и, взяв у меня вазочку с мороженным, стал кормить партнершу из ложечки в то время, как она двигала своим задом, держась за его пле — чи. Мужчины не оставляли меня без внимания. Они гладили и мяли мои ляж — ки, похлопывали по ягодицам. Один даже поцеловал меня в зад. Все это доставало мне немного удовольствия и повысило мои акции перед мужчина — ми. К утру одна я осталась одетой, вокруг меня сновали разгоряченные мужчины и женщины, пахло потом, духами и плотью. Зрелище беспорядочных и бесстыдных совокуплений привело меня огромное впечатление. Я испыты — вала подлинное удовольствие и к утру была совершенно разбита от многок — ратных и довольно обильных оргазмов. Перед тем как лечь спать я вынула грушу, она васкользнула легко вместе с огромным количеством мутно — бе — лой слизи. Спустя две недели я почувствовала, что начала полнеть, а когда пришли регуляры я поняла, что Габриэль подарил мне ребенка. Это известие огорчило месье Жуля. Он сокрушенно вздохнул, почесал затылок и сказал:"Ну, что же Арман? Придется тебя отправить к тетушке Маро. « И меня отправили к тетушке Маро, в маленькую деревушку на берегу океана. Два месяца добрая, ворчливая старушка лечила меня какими — то травами и кормила меня по особому рациону. В конце месяца позвонил месье Жуль. Он справлялся о моем здоровье и попросил приехать в Париж. Мы ехали домой в новой раскошной машине. Месье Жуль теперь жил в новом особняке. Меня ждали. Ванна была приготовлена. Месье Жуль провел меня в мою комнату. Я вошла в ванну и первое, что мне бросилось в глаза, это небольшое зер — кальце на высоте человеческого роста, оно было вделано в стенку так же как и в старой ванной. Я знала, что это зеркало прозрачное и через него месье Жуль сейчас будет наблюдать за мной и я позвала его.

 — Месье Жуль, мы так давно не виделись и так много новостей, что мне не терпится скорее все узнать, ели вы не заныты то побудте со мной, пока я моюсь и мы поболтаем. «Говоря это я успела снять платье, рубашку и стала растегивать лифчик.

 — Помогите мне пожалуйста, — обратилась я к месье Жулю, расте — рявшемуся от неожиданности. Сняв лифчик я обернулась к нему.

 — Вы побудете со мной?

 — О конечно! С удовольствием! — еле вымолвил он от волнения. Я сняла трусики и залезла в вынну.

 — Как ты похорошела, у тебя такая очаровательная фигура и такая раскошная грудь, что я не нахожу слов, чтобы выразить свое восхищение. Мы долго болтали с ним о новых знакомых, он сообщил мне, что приготовил для меня новое занятие, которому как нельзя лучше подходит моя нынешняя внешность. Потом он как — то смущенно стих и несколько минут молчал и смотрел на меня. Видно было, что он хочет о чем — то спросить, но не ре — шался.

 — Арман, — тихо позвал он.

 — Да, месье Жуль.

 — Детка у тебя такая чудесная грудь, что я не могу удержаться от желания потрогать ее руками, можно я только прикоснуться к ней.

 — Боже к чему такая щепетильность, — удивилась я, — конечно. В глазах месье Жуля сверкнули похотливые огоньки. Он вскочил с табуретки и подошел ко мне. Его пухлые короткие пальцы нежно коснулись моей груди и сжали настолько, чтобы я почувствовала лишь прикосновение, но не бо — лее. Месье Жуль умел обращаться с женщинами и его искуственные ласки не оставили меня безразличной. Я содрогнулась от страстного порыва.

 — Месье Жуль, разденьтесь, — чуть выдавила я из себя. Он молча исполнил мою просьбу. Вопреки ожиданиям тело его не выглядело старым, он казался значительно моложе голым. Его небольшой толстый член напря — женно вытянулся, вздрагивая от возбуждения....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх