Тень

Страница: 2 из 2

Голос был таким убедительным и проникновенным, что рассудок и совесть молодой женщины затуманились.

 — О да! Да! — крикнула она качающейся перед ней тени, которая улыбнулась ей опрокинутым полумесяцем.

Перед брачной ночью прислужницы омыли тело юной Мадзуки ароматическими малиновыми водами, воздали хвалу богине солнца Аматэрасу, чтобы она утром, выйдя из своего грота, осветила новобрачных священными лучами.

Правитель Намис-вон-Суби ожидал свою возлюбленную. На сердце у него было тяжело. Вскоре ночь опустилась на землю. Юная Мадзуки вошла в чёрную опочивальню своего жениха, сжимая в пальчиках флакон с мазью любви.

 — О, мой повелитель! — прошептала она. — Позволь, я умащу твоё тело этой прекрасной мазью.

Как только молодая жена повелителя произнесла эти слова, вся земля Идзумо, дворец и брачная спальня осветились кровавой луной. Изумлённый правитель повиновался. Его юная возлюбленная уложила его на огромную кровать и принялась натирать его мазью. Тело старца стало выгибаться под её руками. Затем молодая жена оседлала его и начала, покачивая бёдрами, делать ритмичные движения, которые становились все быстрее и быстрее. Кровавая луна освещала белое лицо владыки. Его юная жена, заливаясь серебристым смехом, воскликнула:

 — Тебе хо-ро-шо? Мой юный птенчик!

Она наклонилась к его открытому рту и плотно слилась с ним в долгом поцелуе. Правитель не мог дышать полным ртом. Неистовая Мадзуки продолжала бешено двигать бедрами. Она слышала, как быстро колотилось сердце её супруга. Наконец по телу старца пробежала судорога, и он, захрипев, испустил дух. В кровавом свете луны Мадзуки увидела паукообразную тень, которая подошла к ней и вложила ей в руки острый арабский клинок.

 — Ты умница, моя прелесть! Ну а теперь позанимайся любовью с этим дамасским любовничком!

Глаза тени излучали магический свет. Голос её был повелительным. Мадзуки не имела сил ослушаться. Вскрикнув, она ввела в себя арабский клинок, заливая постель обильной вязкой кровью. Она рухнула на белоснежное брачное ложе рядом со своим распростертым супругом.

...

Тень ещё немного постояла в опочивальне супругов и, убедившись, что из их уст не исходит дыхание, улыбнулась своей улыбкой, похожей на опрокинутый полумесяц.

Тень плавно вылетела из окна опочивальни. На кровавую луну медленно наползало серое облако.

От автора:

Написав три этих сказания, в которых фигурирует некая кровожадная тень владыки Энклава, я был вынужден вырезать из сборника несколько частей, дабы не утомлять более моего читателя.

Тень пресных вод Энки была в Индии — «тень Кали», в Тибете — «тень Мары», в Шотландии — «тень Локи» и т. п.

Прошло какое-то время, и я стал забывать о написанном и, наверное, забыл бы, однако совсем недавно в нашем городе произошел случай, который взволновал меня.

Пользуясь авторитетом знакомых патологоанатомов, сотрудников РОВД и областной прокуратуры, я решил написать «Тень IV». Зловещий демон пресных вод Энки вернулся. Тень. Сказание IV

Россия. ХХ век. Город Саратов. 1997 год. 23 августа. 12.30 ночи.

Августовская ночь выдалась довольно прохладной. Двое влюблённых стояли на возвышенности района СХИ и любовались Воскресенским кладбищем, подёрнутым лёгкой дымкой.

 — Смотри, — произнесла она кукольным голосом, — вон там на кладбище огонь.

Он посмотрел в сторону старого кладбища и вяло пожал плечами.

 — Странно, мы находимся от него на расстоянии около двух километров. Наверное, бродяги разожгли там костёр.

 — Пошли, пошли туда под горочку, мы быстро доберёмся. Не: правда, я прямо там хочу заняться с тобой сексом.

 — Но почему именно там? Нет, ты и правда законченная нимфоманка.

 — Во-первых, меня возбуждает этот огонь, — она положила свою руку на его ширинку, — во-вторых, китайцы говорят, что совокупление в подобном месте самое отпадное.

Она звонко расхохоталась и, схватив за руку парня, потащила его по склону холма к могильным оградам. Голос её звонко разливался в воздухе.

 — О, солнце моё, мне так нравится, когда ты меня называешь блядью, что я сразу же кончаю в трусики! Ну же, вперёд, вперёд! Двигай ногами, мы уже близко. Да не ссы ты, лапочка! Если это покойнички, погреемся у их огонька.

...

Пять здоровенных бомжей грелись у своего костра. Их страхолюдные рыла окружали столетние деревья и могильные плиты.

Внезапно они услышали страстные стоны и принялись матюгаться, поглаживая свои изголодавшие члены.

 — Опять, бля, сопляки пришли сюда! — выругался один.

 — А чё, — рассмеялся другой, — давай присоединимся. Ой, бля, богом клянусь, так хочется, что я и его и её в задницу так отдеру! Ещё спасибо скажут.

 — Да вы охуели что ли? — отозвались остальные. — Мы по жизни фуфло. Нас легавые на куски прямо тута разорвут и закопают!

Внезапно бродяги вздрогнули. От света костра на них упала чья-то гигантская тень.

 — Браво, браво, мужчины! — произнесла тень ледяным голосом. — Насладитесь этой стонущей парочкой, я вам позволяю. Тела их закопайте возле этих усыпальниц. Не упускайте предоставленного вам случая. Юные плоды так сладки!

 — О господи, а ты-то кто такой? — испуганно проговорил один из бродяг.

Тень сделала шаг к костру и легко взмахнула над ним рукой. Костёр вспыхнул мертвенно-белым пламенем. Громко хлопая крыльями, из огня вылетела огромная чёрная птица. Сверкнув своими кровавыми глазами, она растворилась в серой тьме. Бродяги на время лишились дара речи.

 — Я жажду крови! — прохрипела тень. — Если покажете себя молодцами, будете жить. Вперёд, кладбищенские рыцари!

...

 — Ещё, ещё! — страстно вскрикивала девушка. — Не ос-та-нав-ливайся!

Её ноготки, покрытые серебристым лаком, царапали спину парню.

 — Давай, да:

Мощный удар киркой расколол череп вошедшего в раж паренька. Кровавая мозговая каша забрызгала плиты надгробий. Завывая и рыча, четверо бродяг набросились на распластанное, окаменевшее тело девушки. Один овладел её упругой попкой, другой, замычав от восторга, вломился в её влагалище, третий тёрся своим членом между её грудей, сдавив их своими волосатыми лапами, четвёртый, приставив к горлу девушки заточенный напильник, впихнул свой грязный член в её ротик. Пятый из взбесившейся компании бродяг сношал в анус мёртвого юношу. Губы его покрыла пена сладострастия.

Насилие длилось уже около двух часов, когда бродяги, обливаясь вонючим потом, начали ослабевать. Но ненасытная страшная тень приказывала им продолжать и продолжать. Наконец-таки всему этому пришёл конец. Один из бродяг взревел и вытащил свой окровавленный член из растерзанной девушки, облил её пенящейся спермой и с такой силой сдавил её горло руками, что у неё хрустнули шейные позвонки.

...

Тень приблизилась к измождённым бродягам и ласково произнесла:

 — Господа, вы превзошли самих себя! Браво, кладбищенские рыцари! А теперь расчлените их тела на кусочки, пожарьте мясо на огне и сожрите жаркое. Мозги влюблённых оставьте на десерт.

Бродяги повиновались.

Тем временем тень улыбнулась опрокинутым полумесяцем и медленно поплыла над кладбищем, растворяясь в предутренней дымке.

Когда тень Энклава проплывала над сонным городом, стёкла тёмных окон задрожали от глухого вибрирующего звука.

P. S. Ещё пройдёт много времени.

Ещё пройдёт много веков.

Но тень Энклава

будет жить долго-долго.

Она — яркий свет,

Она — кромешная тьма.

Она — это мы.

Мы — это она.

И стоит нашей душе

хоть на секунду задуматься о ней,

великая тень Энклава

явится и исполнит

любые наши желания.

Она улыбнётся нам

своей неотразимой улыбкой,

похожей на опрокинутый полумесяц.

Особенно тогда, когда

наши сердца наполнены любовью.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх