Поезд

Страница: 3 из 4

такое. С недоверием и сильнейшим волнением он наблюдал, как соблазнительно она стала раздвигать свои округлые стройные ноги. По мере того, как они раскрывались все шире и шире, все новые порции адреналина вливались в его кровь. Его член содрогался от отвратительного похотливого желания.

Он встал на колени между широко разведенных для него ног матери. Голая, беззащитная, она лежала перед ним, ожидая своей участи, целиком отдавшись ему. Он не мог двинуться дальше. Древние запреты, словно сети опутывали его, сковывая движения. Он замер над ее телом, стоя на коленях и руках парализованный осознанием всей тяжести греха, который ему предстояло совершить. Внезапно он увидел огни приближающегося встречного поезда. Словно глаза огромного демона они высветили ужасную, отвратительную картину. Молодой сын замер над распростертым телом своей матери, приготовившись совокупиться с ней в бесстыдном, кровосмесительном акте.

Яркий, ослепительный свет затопил купе, словно вспышка молнии. Обнаженное тело матери высветилось перед ним все целиком. Его взгляд немедленно скользнул между ее раскрытых ног. Вид ее разверстой, жадно раскрытой плоти, блестящей от влаги, фотографическим отпечатком запечатлелся в его мозге. И рядом с ее женственностью он увидел свой толстый, раскачивающийся, словно огромная змея член. О, он никогда не забудет этого видения! Все это казалось ему нереальным, словно происходило с кем-то другим, а не с ним. Это была злая, ужасная сказка... кошмарный сон.

Внезапный шум заполнил купе — это был шум дождя. Нет скорее ливня, бушующего разгула природы. И этот ливень освободил Билли от опутавших его сетей. Поток дождя словно смыл с собой все запреты и табу. Барьер в его голове разрушился. Уже ничто не могло сдержать его. Он жаждал обладать своей матерью... обладать как мужчина, как любовник...

Боги вложили свой гнев в сильнейший удар грома, который оглушил их, и казалось, потряс все купе, весь поезд. И с этим ударом он вонзил свое мужество в ее трепещущее материнство. Он возвращался к месту своего рождения, и ничто уже не могло остановить его! Нежная рука матери обхватила его разбухшую плоть и медленно стала погружать его в свое влагалище. Острейшее наслаждение пронзило Билли, когда его чувствительная гладкая головка соприкоснулась с горячей мокрой плотью матери. Он откинул назад голову и прохрипел: «Мама я иду к тебе. Я хочу трахать тебя!!!» Он рычал от наслаждения по мере того, как его член скользил все глубже и глубже в горячие тесные глубины родного лона. Мать не спешила, смакуя каждое движение. Ее влагалище, словно адская огненная бездна засасывала член ее сына все глубже и глубже в пучину их губительного кровосмесительного союза.

Казалось, этому погружению не будет конца, и он весь, целиком погрузится в эту трепетную бушующую пропасть.

Неожиданно его головка уперлась в шейку материнской матки, и плавное погружение прекратилось. Но его член был погружен еще не полностью! По крайней мере, еще четыре сантиметра оставалось на свободе. Он услышал восхищенный шепот матери: «Господи, какой же он у тебя огромный!» Когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, он почувствовал, как она подняла свои ноги обхватывая ими его за талию. Ее пятки мягко легли на его ягодицы и стали подталкивать член сына все глубже и глубже в свое лоно. Его твердый, как гранит член никак не мог проникнуть дальше. Он даже застонал от напряжения. Наконец что-то внутри маминого влагалища поддалось, и он погрузился в него целиком на всю длину своего мощного члена. Их животы и волосатые лобки встретились. Яички Билли прижались к маминому заду.

«Боже, какой ты большой!» — прохрипела мать.

«Мама я не повредил тебя?» — с опаской спросил Билли.

«Нет, нет» — похотливо стонала мать, вращая своими бедрами — «я чувствуя себя на небесах!» Билли замер от восторга ее нежное горячее влагалище сжималось и пульсировало на его члене, его опытная мать словно доила его мужество своими мускулами.

«Давай трахай меня, трахай свою мамочку!» — бесстыдно подбадривала она сына — «пронзи меня насквозь своим чудовищем!» Билли был близок к безумию он никогда не чувствовал в себе такой силы, такой безграничной мощи. Он трахал свою мать! Так же как делал его отец, когда он зачинал его. Теперь он сам был носителем новой жизни в своем собственном родном гнезде. Он чувствовал себя подобно богу. Он был выше всех остальных людей и не подчинялся их законам. Билли задвигал бедрами, то погружая, то вытаскивая свое член, постепенно ускоряя темп.

Грохот ливня скрывал их дикие звериные выкрики, словно два бешенных животных мать и сын слились воедино в чудовищном кровосмесительном совокуплении.

«О, Да, Да, О, Боже, Давай, Малыш, Давай,» — мать кричала, обезумев-"трахай свою мамочку, трахай!!!»

Она смотрела на него с восхищением и безграничным обожанием. Он был для нее прекрасным молодым богом. Его мощное твердое как камень орудие любви билось глубоко у нее внутри, разрывая и сжигая. Ни один мужчина в ее жизни не давал ей большего, чем ее родной сын, ни одного мужчину она не любила так сильно, так горячо. Ведь он был ее плоть, ее кровь, самый близкий ей на земле человек. Билли словно сумасшедший вгонял свой огромный молот в родное чрево. С каждым новым ударом, он словно изгонял из матери дух своего отца. Теперь старый глупец потерял ее навсегда. Ее душа ее, прелестное спелое тело будут принадлежать отныне только ему одному!

Внезапно он почувствовал, как сильные мускулы маминых ног напряглись, крепко сжимая его бедра, она застонала: «Я сейчас кончу, малыш, давай трахай меня сильней, еще, еще!

Ее голос задрожал, срываясь на стон, и, наконец, глубоко вдохнув она прошептала восхищенно: «Ты сделал это!»

Горячее нежное кольцо маминого влагалища начало сокращаться на его скользящем члене, словно высасывая из него семя. И он не выдержал пытку этим сладостным давлением — его яички взорвались, выбрасывая фонтан горячей густой спермы в глубине ее лона.

«О, божжже!!!» прохрипел он в экстазе.

Он никогда не чувствовал такого безграничного удовольствия. Когда его член содрогаясь, извергал волна за волной струи спермы, извращенное дьявольское восхищение поднималось в его душе.

«О, мой Бог, Малыш, ты такой горячий, такой горячий!» — его мать причитала, чувствуя, как ее лоно заполняется до предела мужским суфле. Ураган, бушующий снаружи не шел ни в какое сравнение с той бурей чувств, которые сейчас испытывали мать и сын.

Билли не мог остановить свое извержение. Толчок за толчком, всплеск за всплеском он орошал горячие потаенные материнские глубины. Там где он был зачат, где рос долгие девять месяцев, а затем покинул это благословенное спокойное и безопасное место, чтобы явится на свет.

И вот теперь он прививал в этом родительском саду семена новой собственной жизни. Это походило на какой-то мистический ритуал. Колдовской круговорот жизни. В родной родительской матке он зарождал новое дитя, свою копию, свое продолжение.

Спермы было так много, что она уже не умещалась в мамином влагалище. Она потекла матово-белой струйкой между ее ягодиц, собираясь в лужицу на простыни.

Наконец его член изрыгнул из себя последнюю каплю и затих. Билли чувствовал себя полностью опустошенным, выжатым до последней капли дикой безудержной страстью.

Бессильный, бездвижный, он распростерся на теле своей матери, считая свою миссию полностью выполненной.

Он был ее повелителем, защитником и спасителем. Он вытащил ее из глубокой алкогольной депрессии, вдохнул в нее надежду и радость. Он полностью удовлетворил ее как женщину.

Его грудь распирало чувство гордости и теплоты.

«Боже, как это было прекрасно!» Восхищенно произнесла мать, нежно целуя свое взрослое дитя.

Ах, мама я никогда не чувствовал себя так хорошо, должно быть я уже попал на небеса!

Мать крепко обняла его, прижимая к себе своего мальчика. Так они лежали долгое время молча, наслаждаясь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх