Дорога домой после работы

Страница: 2 из 3

армяне...

 — Ленинки начальство?!!!

 — Да нет, столовой.

«Слава Богу». Не могу сказать, что я не люблю армян (очень даже уважаю), но, согласитесь, это был бы достаточный повод для удивления. Я включил магнитолу, которую поставил на паузу когда останавливался, чтобы «подхватить» попутчицу.

 — Ого, еще и с музыкой! — засмеялась она, — А курить у Вас можно?

 — Нужно. — Ответил я, косясь на свою пачку и открывая пепельницу.

Обычно после такого вопроса, что делают? — правильно, закуривают. Так вот, она не закурила. «Черт те что» — подумал я, сам еще не до конца не отойдя от некоторой нереальности происходящего. Или я слишком впечатлительный?"Таааак, ладно»

 — Да и еще, — вкрадчиво произнесла она, — нельзя ли остановиться где-нибудь, я бы себе пивка купила. Пива хочется, сил нет.

 — Нет проблем, увидим палатку — остановимся. «Так, где там у нас ближайшая будет?»

 — Скажите, а какое Ваше любимое блюдо? — Спросил вдруг я — В смысле приготовления?

 — Знаешь, — «Дурдом, я с ней на Вы, она со мной — наоборот». — Терпеть не могу готовить. У меня мечта — красивые длинные ногти. Так вот, пока я здесь, мечта эта — неосуществимая.

 — А что, вот эти... самоклеющиеся... нельзя одевать?

 — Так это же вредно для ногтей, — поучительным тоном произнесла она, — а потом хочется свои длинные иметь. — Ударение на «свои».

 — Не в ногтях счастье, — глубокомысленно изрек я, — так все-таки, насчет блюда?

 — Поверишь, макароны. Приготовить их так чтобы не слипались, не сваливались. Вот это — кайф. Ой, а что, это уже Белорусский?

 — Да, а что?

 — Что-то как-то быстро мы до него доехали.

 — Нормально доехали, — ответил я, все же польщенный ее непроизвольным (скорее всего) комплиментом моему водительскому мастерству.

 — Да нет, я много раз так вот ехала, так мы намного дольше до него добирались.

 — Ну, так я же в центре живу, все таки — родные места. Грех не знать.

 — Действительно. А насчет ногтей ты зря. Для женщины это важно.

 — Могу себе представить.

 — Не, я серьезно.

 — Верю, верю.

Я взял пачку сигарет и протянул ей.

 — Спасибо, у меня свои, — сказала она.

«Интересно, какие?» — подумал я. Но она закуривать даже не собиралась. Дурдом.

 — Меня, кстати, Люся зовут. — Неожиданно произнесла она и взглянула на меня. Боковое зрение у меня развито нормально, так что я прочитал вопрос в ее мимике.

 — Меня — Мурат.

Фразу «Очень приятно» мы произнесли одновременно. Фу-у-у, это хорошо, на самом деле, что она первая представилась. Терпеть не могу обращаться к незнакомой девушке с каким-нибудь идиотским вопросом типа «Девшка, а как Вас зовут?». От этого вопроса, произнесенного на улице или в каком-нибудь присутственном месте, так и разит банальной пошлостью. И вообще, люблю, когда меня представляют.

 — А-а-а, Люся — это, как я понимаю, уменьшительно-ласкательное от Людмила? — задал я вопрос, банальнее которого придумать было сложно.

 — Ага, только вот не люблю, когда меня Людмилой называют. Вот когда мне будет за тридцать, тогда буду Людмилой, а так — Люся. Не хочу взрослеть.

 — Аналогично, — поддержал я собеседницу, так как сам придерживался такого же мнения. — До восемнадцати хотел взрослеть, а теперь — как отрезало.

 — То же самое со мной. Я вот смотрю на наших поварих, которым под сорок — ужас. Я там долго работать не смогу. Из жалости к себе. Ты бы видел их ноги, они все опухшие, вены вздуты... Там ведь все время стоять приходится.

 — Слава Богу, что не видел. Не очень аппетитное, наверное, зрелище.

«Ногти-то, действительно, фигня, а вот ноги...» — подумал я и, сам того не

желая, скосил глаза на Люсины коленки. Ноги у нее были потрясные. В меру полные, не костлявые, стройные и длинные. Ну и, естественно, черные чулки (или все-таки колготки?) им придавали еще больше стройности.

 — Так все-таки, — я решил переменить тему, — я извиняюсь, много платят-то в столовой Ленинской библиотеки, если не секрет, конечно?

 — Сто тридцать рублей в день.

 — Угу, мне где-то так же.

 — А цены?

 — Что это ты так выспрашиваешь, — шутливо удивилась она, — шпион что ли?

 — Не, работу ищу, — включаясь в игру, ответил я, — шутка. Просто, понимаешь, я как бы аспирант, диссертацию пишу. Так что, вполне возможно, скоро у Вас объявлюсь. На кафедре все говорят — Ленинка, Ленинка, а я еще ни разу там не был.

 — Да ладно, все там будем... — глубокомысленно произнесла Люся и с уважением взглянула на меня.

«Интересно», — подумалось мне вдруг, — «со сколькими аспирантами она знакома?» Судя по ее заинтересованному взгляду, я — первый.

 — Вон, магазин, сейчас будем перестраиваться, — ехали мы в левом ряду.

 — Ой, а может не надо? — испуганно пролепетала она

 — То есть? — Удивился я.

 — Столько трудов из-за одной бутылки пива. Машин столько кругом.

 — Да ладно, чего уж там.

 — Ну, спасибо.

 — Не за что.

Остановились.

 — Я сумочку с пакетом у тебя оставлю?

 — Мне они не помешают.

Вылезала она из машины со всей элегантностью, свойственной женщинам с длинными, стройными ногами. Сначала сжатые ноги вынимаются наружу, ставятся на асфальт, а уже за ними из машины удаляется все остальное. Чертовски привлекательное своей непередаваемой грацией движение. Опять же, аккуратно закрыв дверцу, она легкой походкой, не оборачиваясь, пошла в магазин.

«Ну, барышня», — подумал я, когда дверь магазина закрылась за ней, — « я с Вас, как говорится, валяюсь. Пошла, сумку оставила. Бери — не хочу. Откуда такое доверие? Неужели я так Вас очаровал? Или просто в сумочке ничего ценного нет? Эх, Люся, Люся...»

Я заглушил мотор, закурил и принялся рассматривать рекламный щит на другой стороне дороги. Ночью, при свете желтых уличных фонарей и собственной подсветки, щиты эти смотрятся совсем по-другому, нежели днем. Ляпотаааа!

Она вернулась минут через пять. Насколько я понял, ни минуты не удивившись тому обстоятельству, что я еще здесь, а не мчусь уже домой, поглядывая довольно на сумочку с пакетиком, ухмыляясь и напевая что-нибудь победное.

 — Все, теперь точно — кайф! — Заявила она, улыбаясь — А ты пиво любишь?

 — Хм, да как сказать. Отвык уже. Все время за рулем, понимаешь.

 — Понимаю. А я — обожаю. Вообще, пью только пиво или водку. Самые натуральные продукты. А всякие там ликеры... там фигня, короче.

Только тут я заметил, что в руке у нее дымится сигарета. Прикурила она

ее, скорее всего, выходя из магазина, так что марку сигарет узнать мне не удалось. Ногти у нее были короткие, аккуратные, накрашенные каким-то темным лаком — в темноте цвет не особенно и различишь.

 — А я вот текилу люблю, — признался я.

 — Не слабо, — удивилась Люся.

 — В смысле?

 — Да-а-а, знаешь ли, не дешевое это удовольствие.

 — Ну, так я не каждый день-то ее потребляю. Раза два в год.

 — Понимаю. Но все-таки...

 — Я получаю удовольствие от процесса потребления ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх