Лето одного дождя. Часть 3

Страница: 12 из 22

никого. Вот Женя подтвердит.

 — Да, да, — подтвердил я. — Можно и по окрестностям без одежды ходить.

 — Если хочешь, — предложила тётя Рая. — Поехали со мной на выходные.

 — На выходные не могу, — расстроилась гостья. — Вот в середине недели, на пару деньков я бы поехала.

 — Нет проблем, — ответила тётя Рая. — Женя едет в среду и тебя захватит.

Я кивнул головой. По мере опустошения бутылки гостья вела всё более и более откровенные разговоры.

 — Я, кстати, зачем к тебе шла-то, — говорила она улыбаясь. — Моего-то дома нет. Мне грустно. Думала, мы с тобой повеселимся, как иногда.

Она говорила это так, как будто меня не было. Хотя, с другой стороны, наверное, она решила, что если я знаком с тётей Раей, то и стесняться-то особо нечего. Наверное, время от времени она заходила к тёте Рае, и они устраивали лесбийские игры. Может, даже Катя участвовала в этом. На секунду, представив, как это происходило, я слегка возбудился.

 — Ну, так, что же нам мешает, — сказала тетя Рая. — Мы и втроем неплохо повеселимся. Ты, наверное, хочешь чего-то особенного?

 — Да, было бы неплохо, — ответила Тамара и облизала губы, слизав с них вино.

Я понял, что сейчас будет, и в душе радовался. Вино меня тоже завело и мне не терпелось узнать, что скрывается под платьем этой Тамары. Тётя Рая дала мне денег, чтобы я сходил в аптеку за презервативами, а сама ушла со своей подругой принимать ванну. Когда я вернулся, они как раз выходили из ванной комнаты. Тётя Рая сказала, чтобы я тоже помылся с дороги, а она пока всё приготовит. Минут за десять я помылся. Когда я вышел, дверь в комнату, где всё должно происходить, была закрыта, а тётя Рая ждала меня в коридоре. Она переоделась. На ней был черный кожаный лифчик и такие же штаны. Ноги были босы, а губы она обильно накрасила помадой малинового цвета. Она взяла меня за руку, и мы вошли в комнату.

Тамара лежала на кровати. Она была покрыта белой простыней, из-под которой было видно лицо и руки. Ноги, которые выглядывали из-под простыни, были привязаны к кровати у щиколоток. Руки тоже были привязаны над головой. Так что Тамара могла только вертеть головой.

 — Садись и смотри пока, — сказала мне тётя Рая, указав на стул.

Я сел и стал наблюдать за происходящим. Тётя Рая подошла к лежащей на кровати подруге. Когда она сдернула с неё простынь, я увидел, что Тамара лежала под ней не голая, а в нижнем белье. Тётя Рая нагнулась над головой Тамары и поцеловала её в губы. Их рты довольно долго соприкасались. Вероятно, язык каждой из женщин в это время был глубоко во рту партнерши. Оставив след от помады на губах Тамары, тетя Рая стала щупать грудь своей подруги через лифчик. Спустив одну из чашечек, она показала мне грудь своей подруги. Та выделялась белым пятном на фоне всего остального загорелого тела. Посередине белого треугольника красовался коричневый сосок, который уже, как мне показалось, был тверд от возбуждения. Тётя Рая нагнулась и жадно поглотила губами его. Она облизывала его, не выпуская из своих малиновых губ. При этом она издавала звуки, от которых я сильно возбудился. Оставив малиновый след на одной груди, тётя Рая сделала то же и со второй. Лифчик на Тамаре был спущен, и обе груди были представлены на моё обозрение. Время от времени Тамара смотрела на меня. Наверное, хотела увидеть мою реакцию на происходящее. А мне всё происходящее нравилось. На моих штанах уже давно выступила выпуклость, которую можно было убрать лишь одним способом.

А тётя Рая тем временем взяла ножницы, и, несмотря на протесты Тамары, перерезала её трусики в двух местах, обнажив заветный холмик с небольшой порослью волос. Лобок Тамары тоже выделялся своей незагорелостью. Он был выбрит, но от самых губок вверх шла небольшая полоска черных волосиков, которая слегка расходилась наверху. Видно, Тамара следила за этим атрибутом своей женственности. Тётя Рая старательно вылизала губки своей подруги, не забыв слазить язычком и внутрь. При этом она, наверное, специально, причмокивала, а её подруга стонала от удовольствия.

Теперь пришла моя очередь. Тётя Тамара попросила меня встать. Она сняла с меня футболку и погладила моё тело. Потом она поцеловала мои соски, оставив там точно такие же следы, как на грудях Тамары. Полностью раздев меня, тётя Рая взяла в рот мой член и долго сосала его, чмокая и облизывая головку. Потом, она, подрочив ещё немного мой член, надела на него презерватив.

 — Теперь ты можешь трахнуть эту женщину, — сказала она мне. — Но скажи мне, разве это справедливо, что она привязана?

 — Наверное, нет, — ответил я.

 — Да не, наверное, а точно, — сказала Тамара веселым голосом.

 — Вот именно, — сказала тётя Рая. — А раз так, придется тебя тоже привязать.

Я лег на Тамару, вытянув вперед руки, и тетя Рая стала меня привязывать. Пока она делала это, мой язык исследовал рот Тамары, в то время как её язык делал то же самое с моим ртом. Это было чудесно. Когда же мои ноги были крепко привязаны, я понял, что могу шевелить только головой и тазом.

Я даже не мог вставить свой член в лоно Тамары. Её острые соски упирались мне в грудь, а мой член давил ей в живот. И тут я почувствовал, как чья-то заботливая рука взяла мой конец и вставила его в теплое отверстие, в которое я, приложив небольшое усилие, легко проскользнул. Я стал приподниматься и опускаться на Тамаре. Она слегка вздыхала, и я почувствовал, как её тело движется навстречу моему. Она как бы ожидала, что я сейчас войду в ней, но хотела, чтобы это произошло быстрее. Тётя Тамара положила мне руки на ягодицы и подталкивала меня. Благодаря этому, я входил в Тамару с большой силой, что вызывало её вскрики, которые заводили меня ещё сильнее.

Потом я почувствовал, как руки тёти Раи раздвинули мои ягодицы. И вскоре, я почувствовал, что её язычок облизывает мой анус. Я сбавил темп, позволяя тёте Рае облизывать меня, продолжая при этом трахать Тамару. А тётя Рая опустилась ниже и стала слизывать выделения Тамариного влагалища с моего члена, то появлявшегося, то исчезавшего в её уютной и теплой вагине. Я снова прибавил темп и слегка постанывал вместе с Тамарой. Потом я спустил, передав пульсирующие движения моего члена влагалищу, в которое он был в это время полностью погружен.

Тётя Рая вынула мой член и сняла с него презерватив. Потом она облизала мой член и положила его аккуратно между моим и Тамариным животом. Там он тоже немного напачкал. А сперму из презерватива тётя Рая вылила Тамаре на лицо, и мы потом частично размазали, а частично слизали её, покрывая лицо Тамары поцелуями.

Когда тётя Рая отвязала нас, Тамара оделась и попросила меня обязательно заехать за ней в среду после обеда, когда я соберусь к Кате на дачу. Она ушла, а тётя Рая разделась, и мы занялись с ней сексом. А после, устав от любви, мы легли спать на кровати, покрытой потом и нашими половыми выделениями.

Муки одиночества

В понедельник утром мне не хотелось просыпаться. Я долго лежала под теплым одеялом, поглаживая свои обнаженные груди. Моя киска была влажной, и, я размазывала эту влагу по ляжкам под одеялом. Сегодня, завтра и послезавтра я буду одна в этом доме. Надо будет снова привыкать к одиночеству. Кто это придумал: оставлять меня одну, когда я уже так ко всем привыкла? Но ничего, я подожду до среды. Я встала с кровати и вышла на улицу. Прохладный утренний ветерок обдувал моё обнаженное тело. Особенно холодно было моей влажной игрушке между ног. Я прошла за дом и на некоторое время задержалась в маленьком помещении, сколоченном из досок. Сделав там все свои дела, я вернулась в дом.

Я завтракала, и думала, чем мне заняться. Нет, совершенно нечего делать. И тут я обнаружила, что доела последнюю горбушку хлеба. Да! Дома нет ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх