Лето одного дождя. Часть 3

Страница: 2 из 22

перерезала её трусики в двух местах, обнажив заветный холмик с небольшой порослью волос. Лобок Тамары тоже выделялся своей незагорелостью. Он был выбрит, но от самых губок вверх шла небольшая полоска черных волосиков, которая слегка расходилась наверху. Видно, Тамара следила за этим атрибутом своей женственности. Тётя Рая старательно вылизала губки своей подруги, не забыв слазить язычком и внутрь. При этом она, наверное, специально, причмокивала, а её подруга стонала от удовольствия.

Теперь пришла моя очередь. Тётя Тамара попросила меня встать. Она сняла с меня фут-болку и погладила моё тело. Потом она поцеловала мои соски, оставив там точно такие же сле-ды, как на грудях Тамары. Полностью раздев меня, тётя Рая взяла в рот мой член и долго сосала его, чмокая и облизывая головку. Потом, она, подрочив ещё немного мой член, надела на него презерватив.

 — Теперь ты можешь трахнуть эту женщину, — сказала она мне. — Но скажи мне, разве это справедливо, что она привязана?

 — Наверное, нет, — ответил я.

 — Да не, наверное, а точно, — сказала Тамара веселым голосом.

 — Вот именно, — сказала тётя Рая. — А раз так, придется тебя тоже привязать.

Я лег на Тамару, вытянув вперед руки, и тетя Рая стала меня привязывать. Пока она дела-ла это, мой язык исследовал рот Тамары, в то время как её язык делал то же самое с моим ртом. Это было чудесно. Когда же мои ноги были крепко привязаны, я понял, что могу шевелить только головой и тазом.

Я даже не мог вставить свой член в лоно Тамары. Её острые соски упирались мне в грудь, а мой член давил ей в живот. И тут я почувствовал, как чья-то заботливая рука взяла мой конец и вставила его в теплое отверстие, в которое я, приложив небольшое усилие, легко проскольз-нул. Я стал приподниматься и опускаться на Тамаре. Она слегка вздыхала, и я почувствовал, как её тело движется навстречу моему. Она как бы ожидала, что я сейчас войду в ней, но хотела, чтобы это произошло быстрее. Тётя Тамара положила мне руки на ягодицы и подталкивала ме-ня. Благодаря этому, я входил в Тамару с большой силой, что вызывало её вскрики, которые заводили меня ещё сильнее.

Потом я почувствовал, как руки тёти Раи раздвинули мои ягодицы. И вскоре, я почувст-вовал, что её язычок облизывает мой анус. Я сбавил темп, позволяя тёте Рае облизывать меня, продолжая при этом трахать Тамару. А тётя Рая опустилась ниже и стала слизывать выделения Тамариного влагалища с моего члена, то появлявшегося, то исчезавшего в её уютной и теплой вагине. Я снова прибавил темп и слегка постанывал вместе с Тамарой. Потом я спустил, передав пульсирующие движения моего члена влагалищу, в которое он был в это время полностью по-гружен.

Тётя Рая вынула мой член и сняла с него презерватив. Потом она облизала мой член и по-ложила его аккуратно между моим и Тамариным животом. Там он тоже немного напачкал. А сперму из презерватива тётя Рая вылила Тамаре на лицо, и мы потом частично размазали, а час-тично слизали её, покрывая лицо Тамары поцелуями.

Когда тётя Рая отвязала нас, Тамара оделась и попросила меня обязательно заехать за ней в среду после обеда, когда я соберусь к Кате на дачу. Она ушла, а тётя Рая разделась, и мы заня-лись с ней сексом. А после, устав от любви, мы легли спать на кровати, покрытой потом и на-шими половыми выделениями.

Муки одиночества

В понедельник утром мне не хотелось просыпаться. Я долго лежала под теплым одеялом, поглаживая свои обнаженные груди. Моя киска была влажной, и, я размазывала эту влагу по ляжкам под одеялом. Сегодня, завтра и послезавтра я буду одна в этом доме. Надо будет снова привыкать к одиночеству. Кто это придумал: оставлять меня одну, когда я уже так ко всем при-выкла? Но ничего, я подожду до среды. Я встала с кровати и вышла на улицу. Прохладный ут-ренний ветерок обдувал моё обнаженное тело. Особенно холодно было моей влажной игрушке между ног. Я прошла за дом и на некоторое время задержалась в маленьком помещении, сколо-ченном из досок. Сделав там все свои дела, я вернулась в дом.

Я завтракала, и думала, чем мне заняться. Нет, совершенно нечего делать. И тут я обна-ружила, что доела последнюю горбушку хлеба. Да! Дома нет хлеба. Значит, надо за ним схо-дить. Это ведь займет какое-то время. Я надела платье и медленно, чтобы растянуть свой поход за хлебом, побрела в магазин. При этом я делала большие петли, время от времени возвраща-лась, специально сбиваясь с пути. Но, минут через сорок, несмотря на все старания, я заплатила за два батона и вышла из помещения магазина. Я решила, что будет неплохо зайти на реку по-плавать. И пошла.

Я повесила пакет с хлебом на стену, а рядом платье, и полностью обнаженная вошла в за-брошенный дом. Пыль скользила вниз по лучам солнца, пробивавшимся через окно.

Я медленно вошла в воду, стиснув зубы и не издавая почти ни звука. Только слышно бы-ло, как я сквозь сжатые зубы втягивала воздух, когда моё тело сантиметр за сантиметром по-гружалось в холодную реку.

Нет, всё-таки приятно плавать в воде без одежды, без купальника. Возникает некоторое ощущение естественности, свободы. Кажется, что ты и река — одно целое.

Я легла на спину и погребла ногами к берегу. Груди рассекают легкую рябь на реке и блестят в лучах солнца. Оно почти в зените. Уткнувшись лопатками в песок, я лежу, расправляю волосики на лобке и закрытыми глазами смотрю в небо. Передо мной вспыхивают, увеличива-ются и уменьшаются разноцветные круги. Солнце начинает пригревать выступающую над во-дой кожу. Мне очень приятно. Руки сами потянулись к соскам. Я стала покручивать их, тихонь-ко постанывая. И тут мне пришла идея. Вообще-то не идея, а просто я вспомнила, что мама ос-тавила все свои вещи в доме. Поэтому я могу развлечь себя различными штучками, что она ос-тавила. Я ещё раз поплавала и вышла из реки. Ветер холодил кожу, и она покрылась мурашка-ми. Я оделась и вышла из заброшенного дома, что стоит на берегу реки.

Дома я пообедала. Потом я села в кресло и стала думать, чем себя развлечь. Мама оста-вила много вещей, и у меня буквально разбегались глаза. В её сумке я нашла и искусственные фаллосы, и шарики на нитке, и различное эротичное бельё, смазки для того, чтобы всё это луч-ше входило в меня. Наконец, я встала и решительно сбросила с себя платье. Ногой я отшвырну-ла его подальше. Из маминой сумки я вынула две прищепки с крокодильчиками. Одновременно я щелкнула ими на сосках. Моё тело содрогнулось, а соски, прижатые крокодильчиками, стали набухать. Я погладила грудь и, выбирая себе подходящий фаллос, другой рукой гладила свою киску. Наконец, я выбрала длинный малиновый полупрозрачный член. Он легко гнулся во всех направлениях. Моя киска уже потекла, так что мне не составило труда вставить его. Я аккуратно опустилась в кресло. Правой рукой я стала двигать фаллосом, а левой гладила свои груди и от-тягивала прищепками соски. Я сильно возбудилась и стала делать глубокие вздохи. Во рту стало горячо. Моя норка истекала соками, поэтому я часто вынимала фаллос из неё и облизывала свои собственные выделения.

Потом я решила, что было бы неплохо занять и вторую дырочку. Не вынимая член из пизды, я прошла к сумке и откопала оттуда вибратор. Вернувшись в кресло, я включила его и вставила в попку. Его вибрации стали содрогать задний проход, а я продолжила мастурбировать малиновым членом. Наконец, я издала гортанный крик и кончила. Я подставила ладонь под кис-ку и собрала небольшое количество влаги. Я размазала себе это по лицу и вкушала собственный запах. Потом я вынула всё из своих дырочек и сняла прищепки. Я подползла к сумке. Именно подползла, так как мне захотелось почувствовать себя животным. Возбуждение снова нараста-ло. Я вынула из сумки шарики на нитке. Их было пять или шесть. Из белой пластмассы, они были полтора сантиметра в диаметре. Разведя рукой ягодицы до предела, я просунула себе в попку первый шарик. Мне не понравилось, как он вошел....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх