Лето одного дождя. Часть 3

Страница: 20 из 22

понюхай.

Тут она встала и прислонила свой зад мне к лицу. Наверное, она и правда помыла её, потому что пахло довольно приятно. Настолько приятно, что я не заметил, как мой язык уже блуждал по розовато-коричневому колечку, пытаясь проникнуть внутрь. А два пальчика с ярко-красными ногтями вовсю массировали лоно своей хозяйки, заставляя её охать и извиваться всем телом. От этих её движений не только её симпатичная попка, но и моё лицо перемазалось в моей собственной слюне.

Катя закончила сосать мой член. Я тоже прекратил облизывать попку её матери.

 — А ты? Ты тоже помыла свою попку? — спросил я.

 — А почему бы вам это не проверить? — и она повернулась ею ко мне.

Я не берусь судить, чья попка была красивее. Они обе были прелестны, и каждая из них имела свой ряд преимуществ и достоинств. В то время как недостатков я не обнаружил. Рая мусолила пещерку своей дочери, и мы иногда отрывались от своих дырочек, для того чтобы ненадолго поцеловаться. Наконец и Катина попка заблестела в лучах солнца. Теперь мне предстояло проникнуть в только что вылизанные отверстия. Я решил начать с дочки.

Она легла головой на колени своей маме и раздвинула согнутые в коленях ноги. А я прислонил головку члена к её сморщенной и влажной дырочке. Потом поднажал. Её лицо содрогнулось, и она даже постаралась руками оттолкнуть меня, не пуская в свой задний проход. Но я толкнул ещё раз и мой член, скользнув по слизистым стенкам, оказался внутри девочки. Та открыла рот и стала втягивать воздух.

 — Я могу прекратить, — сказал я, хотя на самом деле мне понравилось в её узкой попке.

 — Нет, нет, — отвечала Катя. — Продолжайте. Мне нравится.

Её мать смахнула выступившие на глазах дочки слезы. Я начал медленные толчки в этой попке. Каждое моё движение сопровождалось стонами и криками. Чтобы раззадорить девочку, Рая ласкала её груди и пёздочку. Но через некоторое время я вынул свой член из девичьей попки. Рая сразу же облизала его и, став раком, пригласила меня войти в неё. В её заднем проходе я двигался куда увереннее. Я пошлепывал её округлые формы и ласкал Катю, которая сидела рядом, приходя в себя.

Потом Катя решила ещё покататься на моем скакуне. Я полулег на простыню, а она села на меня. Её мать взяла мой член и просунула его между ягодиц своей дочери. Та медленно опустилась. Она стала неистово подпрыгивать. При этом она снова громко кричала. А Рая подгоняла свою дочь, пошлепывая её по ягодицам. Шлепки были настолько громкие, что даже перекрывали крики девушки. Что же до меня, мне было хорошо. Пару раз мой член выскакивал из очка Кати. Тогда Рая старательно облизывала его и снова направляла в зад своей дочери.

Когда же пришла её очередь, она легла на простыню, а затем перекинула ноги через голову. Так, что её попка была задрана вверх. Мне оставалось только, наклонив член рукой, входить вертикально вниз в эту скользкую от выделений дырочку. Дав Кате облизать член, я встал над Раей и присел. Мой член аккуратно скользнул в её влажную дырочку. Я приседал, двигая членом вверх-вниз. Одна рука у меня была свободна, и я ею теребил Катины груди.

Потом дочка легла также как и её мать, прислонившись спиной к её спине. Так что я мог довольно быстро менять попку, в которую вставлять. Я просунул свой член в Катину попку. Только я начал приседать, раздалось похлюпывание. Звук развеселил женщин. И они смеялись и шутили. Для придания большей устойчивости, они взялись за руки. А я, растянув одну попку, принялся за вторую. В это время Катя, в отсутствие моего члена, заменяла его пальцами.

Когда же я закончил с попкой красавицы Раи, я приостановился и поглядел вниз. Прямо подо мной были две огромные дырки. Они пульсировали (как мне казалось) и лучи солнца заставляли поблескивать их покрытые слизью края.

 — Теперь в меня, — раздался голос Кати.

 — А у меня шире, — Рая двумя руками растягивала свой анус до предела, от чего её голос дрожал. А я смог заглянуть в растянутое моим членом отверстие.

Но всё же я решил соблюдать очередность. Тем более что пустующую дырочку я мог ласкать пальцами. По идее, туда сейчас свободно можно было всунуть всю пятерню. Постепенно я уменьшал время работы над каждой попкой, чаще меняя их. Но каждый раз, когда я останавливался, настойчивые голоса призывали войти именно в её попку, а не в другую.

Наконец, мои силы были на исходе. Рая легла на спину, а я положил свой член между её аппетитных сисек. Она ладонями крепко сжала их, сдавив при этом мой член. Я сделал пару движений, и из моего богатыря хлынула сперма.

Поток ударил Рае в подбородок, попал на лицо. Она, зажмурив глаза, ловила капли белесой жидкости. Остатки я выжал ей на груди. Она тут же принялась размазывать то, что было на грудях и то, что стекло на шею по двум дынькам. Я, присев на корточки рядом, наблюдал, как дочка слизывает моё семя с груди своей мамы. При этом я гладил их обнаженные тела.

Кулинарное чудо

В воскресенье мы решили снова показать представление нашим мужчинам. Сразу после завтрака мы расстелили простыню во дворе. Зрители сами расставили стулья. Мы с мамой и тётей Верой вынесли из дома фрукты на тарелках и разной пищи, которую можно слизывать — сливки для кофе, шоколад, варенье. Сами мы оделись. По ходу представления мы хотели постепенно раздеваться.

Итак, всё готово и мы втроем садимся на простыню. Мама разливает вино по рюмкам, и мы втроем выпиваем. Это должно нас окончательно завести, хотя мы и так знаем, что сейчас делать. Я беру яблоко и откусываю его. В это время мама приближает своё лицо к Вериному и целует её в губы. Сегодня уже видно, что поцелуй происходит взаимно. Они некоторое время играют языками. Потом мама отрывает вишенку и двумя пальцами кладет её Вере в рот. Та послушно съедает её, облизав мамины пальчики. Я делаю то же самое. Теперь мама аккуратно берет следующую вишенку губами и опять кормит ею Веру. Это заканчивается поцелуем. Потом мы все уже друг друга накормили вишнями подобным образом. Мама наливает ещё вина. После того как мы выпили, Вера протягивает руки и пытается снять мамин топ. Но та останавливает её, призывая сначала проделать это со мной. Я пододвигаюсь поближе и пухлые женские руки, погладив мои груди через материал, приподнимают нижний край топа. Мои груди обнажаются. Публика аплодирует. А Вера начинает лизать соски, отчего я прихожу в легкий трепет. В это же время мама через голову избавляет меня от ненужного уже мне элемента одежды. И начинает облизывать мои подмышки. Мне щекотно и очень приятно.

Но потом мама отодвигает Веру от меня. Она показывает ей знаками, чтобы она сама сняла свой халат. Пока тётя Вера расстегивает пуговицы, мама обнажает свои груди, что снова вызывает аплодисменты. Мы с ней прижимаемся друг к другу сосками и долго целуемся. А мужчины аплодируют. Как нам, так и тёте Вере, оставшейся в нижнем белье. Вера садится рядом с нами, и мама прижимает её лицом к груди. Та облизывает маме соски, в то время, как я кормлю маму вишнями. Наконец, мы опрокидываем нашу гостью на спину и буквально срываем с неё бюстгальтер. Последний летит в «зрительный зал», а мы с мамой с остервенением всасываемся в коричневые соски. Верины руки гладят нас по спинам, видно её очень завело наше внезапное действие. Потом мама встает, вслед за ней встаю и я. За руки мы поднимаем Веру. Быстро присев, мама снимает с неё трусы. Вера переступает с ноги на ногу, и трусы отправляются вслед за бюстгальтером. А мы ставим её на четвереньки. Пока мама очищает банан, я выдавливаю на толстую жопу нашей гостьи побольше сливок для кофе. Мама облизывает банан и медленно вставляет его в анальное отверстие тёте Вере. Та стонет. А мы в четыре руки размазываем сливки по её заду. Теперь, пока они ещё не растаяли от жара её тела, мы берем её за руки и задом ведем к зрителям. Она пятится назад, доверяя только нам. А из её задницы ещё и кончик ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх