Приключение в отеле "Светлая луна" (из дневника мадмуазель Симоны Р. из Парижа)

Страница: 12 из 17

Я не буду перечислять всех перепитий блестящего обеда, более чем обильных возлияний вина, шампанского, ликеров и так далее. Во всяком случае, к десерту многочисленные гости были уже «хороши». Обе руки Роберта исчезли со стола. Заглянув под скатерть, чтобы узнать, что он там делает, я увидела, что он вовсю тискает своих соседок.

Подобные игры происходили повсюду, одновременно с рассказыванием сальных историй и разглядыванием порнографических фото, передаваемых из рук в руки. Руки дам затерялись в брюках их соседей. Налитые кровью, со вставшей плотью, они также тискали своих дам.

 — Довольно! Довольно! — Внезапно вскричал месье недалеко от меня. остановитесь или я кончу... Ах, так и есть! Ты меня довела, — сказал он своей виз-а-ви. — Ведь всему свое время... Какая досада... И мои брюки испачканы...

Горничная Марта прибежала с чашкой теплой воды и полотенцем. Она на коленях исчезла под столом.

Мой певец, которого звали Марио, очень усердно занимался моими грудями. Чтобы не казаться белой вороной в этой компании, я мяла ему член в его брюках под скатертью. Он встал лишь наполовину, но это все-таки было обещанием...

Мне пришлось констатировать, что несмотря на то, что я не пила больше фирменного коктейля, меня снова охватил сексуальный вихрь, влагалище мое набухло и нейлоновые трусики увлажнились.

Общее настроение, которое царило после этой пирушки, ожидание новых наслаждений, бесстыдно выставляемое, наконец, сладострастие каждого из гостей, ждущих, казалось, только сигнала, чтобы сбросить с себя все оковы, а также, несомненно, разнузданные действия моего соседа справа, щекотавшего мой сосок и засунувшего палец под эластик моих трусиков, — все это сильно взволновало меня.

Безо всякого страха я констатировала новый прилив порочных желаний, выражающийся в очень сильном зуде вагины. Я думала, что если не буду пить ликера, то смогу трезво следить за событиями. Несколько позже я поняла, что это не так и что я волей-неволей втягивалась в коллективную оргию. Я никогда не присутствовала и не участвовала в таких «бардаках», с совершенно незнакомыми, случайно объединяющимися по прихоти их желаний мужчинами и женщинами, с анонимными совокуплениями

Я была захвачена окружающим. Мне вспомнились слова Иоланды, когда она мне объясняла, что некоторая доля коктейля лишь высвободит желание, которое воспитание и христианская мораль загнали в подсознание.

Эксперимент, который я пережила в зеркальной комнате с компаньоном по встрече, женщиной хорошего происхождения, обретающейся в роли содержательницы борделя и мулата, очевидно не высвободили до конца комплекса, присущего моей натуре. Но в тот момент было не до философствования на сексуальную тему.

Либо я покидаю эту компанию, либо я остаюсь, примиряясь со всем тем, что может здесь произойти в дальнейшем. Роберт не казался желающим покинуть это собрание, напротив, он установил хорошие отношения с рыженькой соседкой и целовал ее взасос, обращая на меня не больше внимания, чем на свою первую школьную любовницу.

Я решила остаться. Марио не был мне неприятен. А из-за своего бара, где он занимался своими обязанностями, Феликс строил мне нежные глазки И подавал мне незаметные сигналы о нашем порочном сообществе. Мой сосед слева исчез. Я увидела его, валяющегося на диване в компании совсем молоденького мужчины, который вовсю сосал его член.

Одним словом, в замке «Светлая луна» собралось общество на все вкусы: извращенцы, педерасты, лесбиянки, а также «мастера на все руки». Мой

Биржевой маклер скользнул под стол. Его рыжеволосая пассия откинулась на спинку стула. Она прерывисто задышала и закатила свои глаза. любопытная по природе, как я уже признавалась, я подняла скатерть и наклонилась, чтобы посмотреть под стол... Как я и думала, голова Роберта была зажата между бедер девушки. Его лицо приникло к влагалищу, которое он пожирал ртом, лаская языком ее клитор.

Кудахтанье и истерические смешки, раздававшиеся со всех сторон, выдавали занятия гостей. Атмосфера сгустилась от сигаретного дыма, она была насыщена ароматом дамских духов, однако характерный запах пота и спермы пробивался сквозь все эти запахи и страсти. Я была несколько встревожена, но с чем мне еще не пришлось столкнуться, я не могу сказать, что я не искала этого.

Слуги и служанки также служили объектом похотливых вожделений как со стороны мужчин, так и женщин. Пользуясь тем, что во время исполнения служебных обязанностей им приходилось время от времени останавливаться, некоторые из обедающих тайком щупали их за теплые местечки. Проворные руки пробирались под юбки или брюки, щупая зады и члены. Обслуживающий персонал не обращал на это никакого внимания. Должно быть, они привыкли к такому обращению и продолжали невозмутимо обслуживать как ни в чем не бывало.

Владелица замка, Иоланда, восседала во главе, на почетном месте. Она руководила «парадом». Позади нее стоял лакей, одетый в костюм эпохи Людовика ХIV. Его звали Леон. Ширина его плеч и необычайная сила позволяли ему исполнять роль «вышибалы», всегда готового вмешаться, если гости, возбужденные алкоголем или похотью, затеют драку либо из-за ошибки, либо из пьяной ревности.

Со всех сторон раздавались грубые шутки. Непристойности сыпались со всех сторон. В качестве примера приведу одну из них, особенно мне запомнившуюся.

Очень представительный господин с моноклем объявил с важным видом:

 — Мадам и мсье! Минуточку внимания! Я хочу предложить вам небольшую загадку: когда тридцать три мужчины совокупляют друг друга в зад, кто из них занимает лучшее место?

 — Первый, — живо ответил молодой человек.

 — Почему?

 — Потому, что он испытывает давление тридцати двух остальных...

 — Нет, мсье, это не так.

 — Последний, — сказала, кудахтая, какая-то перезрелая дама, — потому, что он совокупляет всех остальных, а его никто...

 — Мне очень жаль, мадам, но вы ничего не понимаете. Вы получаете за ответ ноль.

 — Тогда семнадцатый, — рискнул кто-то другой. — Это наилучшее место, потому что в этом случае давление одинаково с обеих сторон.

 — Тоже ноль, месье. У вас нет воображения. Ну, хорошо. Я вам скажу ответ: лучшее место у второго!

И поскольку аудитория, не поняв, замерла, разинув рты (не вынимая, однако рук из-под юбок и штанов), человек с моноклем объяснил с ученым видом:

 — И вот почему: второй ебет, его самого ебут, и у него еще остаются свободными руки, чтобы дрочить член у первого!

Весь стол повалился со смеху. Я думаю, что только мне и Иоланде эта шутка не пришлась по вкусу.

Марио, певец с «медовым голосом», использовал свой «вокальный орган», чтобы спеть сальную песню, в то время, как мне он предоставил другой свой орган, который я мяла под скатертью, подражая остальным.

После аплодисментов хозяйка встала и попросила тишины. Ей пришлось несколько раз кашлянуть в кулак, прежде чем ее стали слушать.

 — Друзья! Дорогие друзья! Я предлагаю теперь вам пройти в большой салон, где к вашим услугам будет шампанское, виски и сколько угодно фирменного коктейля, как это принято в «Светлой луне».

Все стали, не без сожаления, приводя себя в порядок и направляясь в салон, где должно было «кое-что произойти»...

Глава VIII

Все сборище в большом беспорядке направилось в большой салон. Лишь один старый господин не последовал за всеми. Он оставался на своем месте за столом и топал ногами, как рассерженный мальчишка.

Марта, помогавшая Иоланде в организации развлечений, спросила у него:

 — Эй, дедушка! Почему вы не идете? Мне кажется, вы очень рассержены. Старик бормотал, красный от гнева: — мой маленький десерт! Забыли мой маленький десерт! Я хочу мой маленький десерт!...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх