Приключение в отеле "Светлая луна" (из дневника мадмуазель Симоны Р. из Парижа)

Страница: 2 из 17

жизни. Жизнь холостяка меня устраивает. Ведь столько много красивых женщин на этом свете...

Я ожидала, что он прибавит: «Вы, например», — но он ничего не сказал. И я была признательна ему за это. Я почувствовала себя более свободной с ним.

Мы очень откровенно беседовали в таком духе и очень удивились, как быстро прошло время, когда на вершине холма заметили первые огоньки уже близкой деревни.

Через 200 метров мы достигли жилья. Мой попутчик постучал в дверь. крестьянин в деревянных башмаках открыл дверь и спросил, что нам нужно.

 — Нет ли здесь где-нибудь гаража? — Спросил биржевой маклер.

 — Гараж! — Воскликнул крестьянин, подняв руки к небу, — у нас в деревне есть только кузнец. Гараж можно найти только в городе, в пяти километрах отсюда.

У нас обоих вырвался вздох отчаяния.

 — Можно, по крайней мере, откуда-нибудь позвонить по телефону?

 — О, да... Телефон здесь есть, но сейчас почта уже закрыта и позвонить вы не сможете.

 — Час от часу не легче!

На пороге дома показалась фермерша. Она прислушалась и сказала: «У вас нет другого выхода, как дождаться дня. Если вы желаете переночевать на сеновале, я с удовольствием все устрою.»

Мы переглянулись, улыбнувшись про себя предложению женщины.

 — Может быть, здесь есть отель?

Они также переглянулись. Видимо крестьянин и его жена не знали, что нам ответить. Наконец он сказал:» Отель?... Да, есть один. Если вы только для этого стучали в дверь, надо было сказать сразу.»

 — Не беспокойтесь, — сказала старая крестьянка, — мы привыкли. Отель лучший покупатель наших продуктов, он платит за них намного больше, чем городской рынок. Наша дочь работает там, но мы, раз уж она зарабатывает там много денег, не препятствуем ей. Она уже большая и делает то, что хочет.

Смысл этой речи ускользал от нас, однако мы поняли, что этот отель, О котором шла речь, не был обычным постоялым двором, как другие.

Мне стало не по себе. Не спрашивая мнения своего попутчика, я сказала крестьянам: — я думаю, что ваша рига нам подойдет.

 — Тогда это там, в глубине двора. Дверь не закрыта и сено свежее.

 — Если вам не понравится, отель в пятистах метрах отсюда, — сказал фермер, — идите в направлении деревни. Первая дорога направо приведет вас прямо к замку «Светлой луны». Всего хорошего, господа.

Крестьяне снова закрыли дверь на засов. Что делать? Я находила своеобразную прелесть в том, чтобы провести ночь на сеновале, но маклер не был того же мнения.

 — Ваша идея смешная, — сказал он мне, — но, в конце концов, если вы так хотите... Согласен на ригу! Если там нам будет плохо, мы всегда сможем провести остаток ночи в комфортабельном месте.

Некоторое время спустя он добавил с иронией: — честь превыше всего, мадмуазель...

Это приключение меня забавляло. Мы направились к риге. Там хорошо пахло свежим сеном и было достаточно места, чтобы мы могли устроиться не мешая друг другу.

Каждый из нас устроил себе гнездо в сене. Солома немного колола мои ягодицы, но «На войне, как на войне».

Роберт вел себя корректно. Он не стремился извлечь выгоду из положения, чтобы воспользовавшись темнотой, допустить вольность по отношению ко мне.

 — Спокойной ночи, дорогой друг! — Сказал он мне, не скрывая иронии. Я промолчала. Если бы я была одна, то, наверное бы, умерла со страха. Мне также казалась нелепой и смешной идея переночевать на сеновале, когда совсем рядом находился отель. Вдруг я услышала:

 — Симона?

 — Что такое? — Ответила я, не без удовольствия констатируя, что корректный господин не забыл обо мне.

 — Вы спите?

 — Нет.

 — Вам не холодно?

 — Нет.

Я заставляла себя отвечать односложно, чтобы узнать когда Роберт захочет придти. Но молчание возобновилось. Я теперь слышала только его дыхание. Через некоторое время новый шум разбудил меня. Кто-то открыл дверь риги, послышался шепот. Испугавшись, я сама подползла к тому месту, где расположился мой попутчик. И прошептала ему: — вы слышите?... Кто-то пришел.

 — Да.

Действительно, то, что мы услышали в следующие мгновения, позволило нам сделать вывод, что это пара, которая также пришла искать убежища на сеновале. И не для того, чтобы спать... Звуки поцелуев и прерывистое дыхание не оставляли никакого сомнения, чем занимались они. Голос мужчины, полный желания, шептал: — ах, марианна, я люблю тебя, я хочу тебя... слушай, ты чувствуешь, как стоит.

Девушка отвечала: — о, да! Он такой твердый... И горячий... Я это чувствую даже сквозь твои брюки.

 — Подожди, дорогая, я расстегну их.

Вновь послышались прерывистые поцелуи, еще более горячие. Было слышно шуршание соломы, шум двух тел, предающихся любви.

 — Постой, дорогая, перестань ласкать меня, если не хочешь, чтобы я кончил в твою руку, — послышался голос мужчины. — Лучше обнажи бедра, которые я испачкаю с гораздо большей охотой.

Судя по голосам, пара должна была быть молодой, но, вероятно, неопытной. Парень добавил: — это прекрасно, что ты влажная, Марианна... Мне хочется поцеловать тебя там... Ты очень хочешь?

 — Да, мой жако...

 — Тебе будет очень хорошо, но сними свои трусики. Мне будет удобнее сделать это...

За этим последовал шелест влажных, лижущих поцелуев, вздохи девушки, тающей от любви под ласками языка своего любовника.

Он спросил: — тебе хорошо?

 — О, да... Еще... Немного выше, дорогой,... Да, так... Это невозможно! Я сейчас кончу.

Послышался долгий всхлип облегчения, затем наступило молчание. У Роберта и у меня грудь стиснуло от желания, в котором мы не хотели признаться. Мы прижались друг к другу. Я повернулась к нему спиной и почувствовала, что его член прижался к моим ягодицам. Он был напряжен, бедняжка. А я почувствовала, что мое влагалище увлажнилось. В нескольких метрах от нас пара, скрытая в темноте, после некоторых приготовлений, которых не надо было видеть, чтобы понять их смысл, приготовилась к сношению.

 — Приподнимись немного, дорогая, да, так... Ты чувствуешь, как он трет твой бутон?

 — Да, мой дорогой... Ах, я не могу больше, входи... Входи быстрее, любовь моя... Погружайся в меня как можно глубже... Аааах!

 — Сейчас я погружу его очень глубоко. Держи, держи... Прими его весь.

Теперь мы ощущали эротический ритм пары, совокупляющейся недалеко от нас, не думая о том, что их подслушивают. Мы напряженно вслушивались в каждое их движение. Это было еще более возбуждающе, чем присутствие на спектаклях, которые теперь организуются повсюду. Впервые я почувствовала такое сильное возбуждение, услышав звуки совокупляющихся людей, думающих, что они одни. Мне не раз приходилось во время зимних каникул слышать в комнате, смежной с той, что я занимала в каком-нибудь отеле, скрип матраца и звуки совокупляющейся пары, но тогда меня это совершенно не трогало. У меня не было никакой нужды подражать им или удовлетворять себя, лаская клитор, как я это делала, когда воспитывалась в лицее б... Мы «развлекались» иногда с одноклассницами, но не настолько, чтобы я стала лесбиянкой. Эти юношестские игры остались без последствий и скоро наскучили мне, я не думала больше об этом. Тогда, как некоторые из моих одноклассниц отдавались этой любви со всей страстью. Они ложились спать в одной кровати и проводили всю ночь, возбуждая друг друга взаимными ласками и целуя друг у друга влагалище. А утром синева под глазами выдавала то, чем они занимались вместе.

Я же могла быть чувственной в некоторых ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх