Приключение в отеле "Светлая луна" (из дневника мадмуазель Симоны Р. из Парижа)

Страница: 6 из 17

крепость его члена на своем животе. Его рот искал мой. Наконец он впился в него. У него были подвижные, ласковые и искусные губы. Я решила, что достаточно посопротивлялась и ответила на его ласки, отдавшись его поцелуям. Наши языки сладострастно сплетались друг с другом. рукой он скользнул под мой пеньюар и приоткрыл мне плечи. Чтобы перевести дыхание, его влажный и алчный рот прикоснулся к впадине на моем затылке, скользнул между моими грудями, обхватил один сосок, затем другой. Он сосал их, щекотя кончиком своего языка.

Это было восхитительно, а через ткань я чувствовала волнующее и чрезвычайно возбуждающее прикосновение твердого члена. Это прикосновение необыкновенно усиливало мое желание, и я едва сдерживалась, чтобы не расстегнуть его халат, схватить член и засунуть себе его внутрь. Как девушка на сеновале, я шептала:

 — Целуй меня еще... О, дорогой... Возьми меня...

Мужчина снова впился в мои губы. В тоже время он просунул свое колено между моими бедрами. Потом рука, ласкавшая мои плечи и груди, атаковала мой халат с другой стороны, приподняв его и обнажив бедра до живота. Эта проворная рука начала ласкать округлости моих ягодиц. Затем эта плутовка прокралась в расщелину между ногами... Один палец коснулся моей маленькой дырочки... Мое тело как будто пронзил электрический разряд. Я хотела устраниться от этой ужасно грязной ласки, на которую считала себя неспособной.

Рука неотвратимо спускалась по впадине и проскользнула между бедрами, широко раскрытыми коленом Роберта, хотя я не испытывала никакого желания их сдвинуть... Его пальцы прошлись вокруг моего отверстия и лишь потом скользнули в саму щель...

 — Как ты влажна, моя маленькая Симона, — произнес маклер, переходя на ты (в данной ситуации обращаться на «вы» было бы просто смешно). Признайся, что ты хочешь так же, как и я. Ведь ты хочешь, чтобы я пронзил тебя, вогнал в тебя свой большой зеб?... Ты знаешь, он так прекрасен... Он красив, тверд и готов войти в твою маленькую дырочку. Хочешь, я тебя поласкаю?!

Произнося эти слова, которые буквально кружили мне голову, обещая бесконечное наслаждение, Роберт ввел свой указательный палец внутрь, засунув его как можно глубже. Он начал двигать им как маленьким членом.

Все мое существо взорвалось.

 — О, нет, дорогой! Не так! — Вскричала я, обезумев. Одним страстным движением я вырвалась и шагнула назад. Пытаясь снова притянуть меня к себе, он зацепился за нейлоновый пеньюар и сорвал его с меня. Я предстала перед его восхищенным взором во всем блеске своей наготы. На мне оставались лишь чулки и пояс, образующий дугу из черных кружев над треугольником моего пухлого лобка.

 — Ах, как ты прекрасна, Симона! — Воскликнул маклер. Он отступил назад, чтобы иметь возможность рассмотреть меня целиком, прищурив глаза, как любитель, рассматривающий картину. Потворствуя его желанию, в высшей степени возбужденная, я вся изогнулась. Я извивалась, принимая похотливые позы: живот вперед, груди кверху, бедра расставлены и так далее. Меня охватил настоящий приступ желания показать себя. Безумный взгляд мужчины оглядывал мое тело в многочисленных зеркалах, в которых я представала ему в различных ракурсах. Он мог рассматривать меня со всех сторон сразу. Я захотела снять чулки, но он остановил меня:

 — О, нет! Останься так! Это более возбуждающе!

Я видела, что он еще не насытился любоваться мной, но у меня обмякли ноги и все мое нутро горело в огне желания. Поэтому я растянулась на черном бархате кровати и приняла серию поз, провоцирующих одна более других, подчеркивая их томность и извращенность.

Желание мужчины достигло пароксизма, но Роберт все еще сдерживался. Он знал, что удовольствие от страсти неизмеримо усиливается, если сдерживать себя до самых границ терпения. Все еще разглядывая, но не касаясь меня, он шептал:

 — О, любовь моя! Как ты привлекательна! Как прекрасны твои ягодицы! А твой великолепный пышный лобок! Ты увидишь, как я буду тебя ласкать, ласкать, ласкать, — повторял он хриплым голосом, с глазами, почти вылезшими из орбит. Пользуясь тем, что он неподвижно застыл в ногах кровати, очарованный прелестями моего тела, которые я выставляла ему напоказ, я передвинулась так, что моя голова оказалась на уровне его бедер. Обеими руками я схватила полы его халата и одним внезапным, но давно задуманным движением распахнула его!

Напряженный зеб самца триумфально взвился в трех сантиметрах от моего лица. Я не смогла сдержать восхищенного возгласа:

 — Ах, как он прекрасен!

И это была правда! Его зеб был действительно восхитителен! Большой, очень твердый, с приоткрытой головкой. Никогда я не видела члена таких внушительных размеров и так прекрасно сложенного.

 — О, мой дорогой! Знаешь, ты мне очень нравишься. (в умилении я взвесила на ладони очень полные яйца).

 — Все это для тебя, дорогая. И в этих больших сливах, которые ты так хорошо ласкаешь, еще много останется в запасе. Можешь мне поверить! сказал мой сорокалетний обаятельный повеса.

Я приподняла руку, чтобы заключить в свой рот этот прекрасный, очень теплый трепещущийся член. Оттянув крайнюю плоть, я полностью приоткрыла блестящую головку фиолетового цвета, готовую, казалось, вот-вот лопнуть, как переспелый плод. Сверкающая капелька выступила на кончике и упала на ковер... Я не смогла отказать себе в удовольствии похолить этот великолепный член. Я начала с нескольких легких поцелуев, касаясь члена лишь кончиками губ. Затем вступил в дело язык, очень осторожно пройдясь вокруг узла. Мужчина застонал, издав серию многообещающих вздохов...

 — Ох, как нежны и проворны твои губы! Как ты хорошо делаешь, душенька! — лепетал он. Тогда моя рука полностью освободила этот восхитительный зеб, чтобы подвергнуть его алчной ласке моего жадного рта.

Я провела кончиком моего языка вдоль уздечки. Это вызвало у Роберта новые стоны удовольствия. Я приготовилась с удовольствием проглотить всю эту колонну пылающей плоти и не отпускать ее до тех пор, пока не высосу из нее все соки, но мужчина резко отклонился и вырвался. Раздосадованная тем, что лакомая добыча улизнула от меня, я обзывала его про себя слабоумным. Я так хорошо рассчитала позицию, что ему оставалось лишь наклониться, чтобы отдать ответную дань нежности моему влагалищу. Я умирала от желания, чтобы он поцеловал меня там, улегшись валетом... Он не знал, что теряет, этот идиот.

Я не знала, что у мсье припасена в голове другая идея... Несколько позднее я удостоверилась в том, что это была прекрасная идея, лучше моей и мне пришлось изменить свое суждение...

Да! У меня оказался достойный партнер. Спасши свой драгоценный инструмент от моей похотливой ненасытности, он обошел вокруг кровати и остановился как раз напротив того места, которое так жаждало ласки. Быстрым движением он скинул халат и предстал передо мной совершенно обнаженным. Он показался мне сверкающим архангелом во всей своей лучистой и мужественной наготе.

 — Наконец-то он войдет в меня, — сказала я себе. Я широко раскинула бедра и изогнулась в пояснице жестом полной готовности к этому. Но он, вопреки моему ожиданию, имел другие намерения. Ухватившись за лодыжки, подтащил меня к себе до самого края кровати. Затем, продев свои руки под мои ягодицы, он просунул пальцы во впадину между ними и начал расширять их насколько мог. Я спросила себя, куда же он хочет войти...

Внезапно я испытала ужасное потрясение: он ввел два средних пальца в самую глубину моего заднего прохода. Его пальцы начали извиваться там, как чертенята, которых окропили святой водой. Самое интимное место моего тела испытывало не боль, но необычайное возбуждение! Роберт все время отдавал себе отчет в том, что у меня очень чувствительный и сладострастно восприимчивый анус, и теперь пользовался этим. Он крепко ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх