Командировка в Питер

Страница: 2 из 9

Я внутренне ужаснулась, но внешне скованно улыбнулась, стараясь показать, что оценила его шутку. «А Галка говорила тюфяки! Они же сейчас оттрахают нас, как миленьких». Но меня поразила Галка. Она отдала свой бокал Косте, чтобы не ставить, встала, двумя руками задрала подол платья выше пояса, медленно оглядела мужиков, которые уставились на ее волосатенький треугольник — трусов на ней не было! — и гордо сказала, не опуская юбки:

 — У меня этого недостатка нет!

 — Приношу свои извинения. — Николай Иванович сделал церемонный поклон, — Галина Ивановна, Вы прекраснее, чем я мог позволить себе, даже в мыслях! Особенно эта милая деталь между ног!

Галка слегка поклонилась, как бы принимая извинения, но юбку не опустила, по-видимому, ей было приятно чувствовать взгляды самцов на своей самой интимной части тела. «Вот блин» — подумала я — «что же мне теперь делать? Уйти неудобно, остаться еще хуже». Пока я судорожно пыталась решить эту проблему, как бы из другого мира донесся голос Николая Ивановича:

 — Светлана Владимировна, я думаю, и полагаю все присутствующие согласятся со мной, что мы должны немедленно лишить и Вас этого чудовищного недостатка, скрывающего прекраснейшие части вашего совершенного тела.

Я не знала, что сказать. Почувствовав, что я в ступоре, Николай Иванович обратился к Галине:

 — Галочка, помоги Светлане Владимировне.

Галка с неохотой отпустила подол и подошла ко мне. Я, как истукан, стою с бокалам шампанского. Она наклонилась к моему уху и прошептала: «Не трусь, Светик, живем один раз, все идет окей». И вытянула меня на середину комнаты. Костя отдал свой бокал Николай Ивановичу (чтоб не ставить) и подошел ко мне с другой стороны. Галка зашла сзади, взяла подол моей юбки с двух сторон и медленно — юбка очень узкая — задрала ее выше пояса. Я предстала перед этими самцами в свежекупленных фиолетовых прозрачных кружевных трусиках, сквозь которые просвечивали мои черные волосики. Костя, выдержав небольшую паузу, положил свои руки на резинку моих трусиков, резко спустил их на ляжки и отошел, полюбоваться, не отрывая взгляда от моего треугольника. Остальные мужики тоже уставились туда же. Я хотела прикрыть руками, но в руке шампанское и, главное, оказалось мне приятно стоять голой: По всему телу разлилась истома, а между ног закололи иголочки. Я даже слегка повела попкой, переступая с ноги на ногу. Николай Иванович с двумя бокалами в руках, не отрывая взгляда от моего волосатого треугольника (что мне, почему-то было особенно приятно) задумчиво произнес:

 — Костя, ты не до конца устранил недостаток!

Костя вернулся ко мне, стал на колени и спустил трусики до пола. Я переступила, и Костя встал с моими трусиками в руках. Все зашумели, закричали ура, и стали пить шампанское.

 — Сейчас мы устроим вернисаж. — Николай Иванович обратился к Галке. — Галочка, принеси и твои трусики. Лучше, если ты их оденешь, а здесь снимешь, чтобы сохранилось тело твоей попки.

 — Попка как раз холодная, — сказала Галка серьезно, — но будет сделано. Галка ушла в спальню и через минуту вернулась. Она потянулась и обратилась ко мне:

 — Светик, задери мне юбку, пусть джентльмены оценят, что мы с тобой купили сегодня специально для них.

Я уже не сопротивлялась, зашла сзади Галки и задрала ей платье. На ней были те самые розовые кружевные прозрачные трусики, которые мы сегодня купили. Мужики зашумели.

 — Прекрасно!

 — Элегантно!

Галка с достоинством покрутила нижним бюстом:

 — Вам действительно нравится? Я хочу, чтобы каждый мужчина снял с меня трусики — хочу узнать ваши манеры. Костя, начни.

Костя, как и со мной, взял за резинку, сдернул трусы на ляжки и отошел, любуясь Галкиным видом. Галка, крутя попкой, одела трусы обратно.

 — Теперь Миша!

Миша сначала погладил трусики, а потом стал их медленно снимать, стараясь провести по наиболее чувствительным Галкиным местам и спереди и сзади. Галка млела. Он тоже спустил их до середины ее ляжек. Галка также, крутя попкой, вернула трусы на место. Затем уставилась на Ника:

 — Николай Иванович, я жду Вас! — И повела попкой. — Резинка жмет.

Ник вышел из-за стола, стал справа от Галки и засунул обе руки ей в трусы. Одну спереди, а другую сзади. Наверное, он не обманул ее ожиданий, и засунул свои пальцы не только внутрь трусиков, потому что она застонала и завертелась. Помяв ее некоторое время там, он спустил трусы до вершины треугольника, а затем задрал ее правую ногу, прижав колено к ее груди. Вид, наверно, открылся обалденный, потому что Костя с Мишей плюхнулись на пол и уставились Галке между ног.

 — Обалденно!

 — Нравится, мальчики? — спросила Галка, стоя на одной ноге.

 — Обалденно! — восхитились «мальчики».

Я бросила ее подол — платье теперь не могло опуститься из-за задранной ноги — и присела между ребят. Вид действительно открывался обалденный: видно было все и даже вглубь! Николай Иванович потянул трусики вверх по задранной ноге, отчего нижняя часть трусиков глубоко врезалась в Галку. Она ойкнула, но эластичности трусов хватило, и Николай Иванович снял их через ее колено. Галка опустила ногу и, стоя с трусиками на одной ноге, взасос поцеловала Ника.

 — Вы настоящий джентльмен, за Вами право первой ночи... и вечера тоже.

Ник галантно поцеловал Галке ручку.

 — Костя, натяни веревочку и повесь трусики.

Костя развесил — сиреневые мои и розовые Галкины — и прикрепил, написанные маркером надписи. На моих трусах — С, на Галкиных — Г. Все вернулись за стол. Николай Иванович разлил шампанское:

 — Кажется, уже пора выпить за более глубокое знакомство.

 — В кого начнем? — спросила Галка и покраснела, мельком посмотрев на меня. — Ой, извините, мы тут вам всем подарки приготовили.

Она раздала коробочки с ленточками. Мужики начали их разворачивать. Галка пояснила:

 — В розовой упаковке — это в меня, а в фиолетовой — в Светку.

Я покраснела и подумала: «Вот стерва и меня втянула. Теперь уж точно они нас отработают по полной программе. А может и хорошо? Хоть раз в жизни полежу под тремя мужиками в один вечер. Все, решила! Больше об этом не думаю. Даю всем, пусть ебут. Интересно, как они будут это делать с извращениями или без?»

Николай Иванович вынул из своей коробочки розовый пакетик, посмотрел на вернисаж, сравнивая цвета, потом Галке в глаза и сказал:

 — Уж если мне дано право первого вечера, то в тебя и начнем. Он встал обошел стол, подошел к сидящей Галке, поцеловал ей руку:

 — Мадам, разрешите пригласить Вас в постель на предмет более подробного и глубокого знакомства... с Вашим телом.

Галка целомудренно потупила глазки:

 — Я согласна, дорогой.

Взявшись за руки, они медленно пошли в нашу спальню. Дверь они оставили приоткрытой. Видно ничего не будет — кровати у другой стены, но слышно будет, если что будет.

Я тоже распалилась и хотела тут же взять быка за рога — «кутить, так кутить»:

 — Мальчики, у нас в спальне есть еще одна кровать, а у меня есть еще одна «глубь». «Совсем обнаглела» — подумала я про себя — «Прямо сама насаживаюсь на палку». — Может быть, это надо использовать?

Ответил Миша:

 — Согласно диспозиции, утвержденной верховным главнокомандующим, сначала каждый мужчина должен познакомиться с каждой женщиной по отдельности.

 — И кто следующий согласно диспозиции?

 — Снизу, конечно, ты, мы будем трахать вас по очереди. А с нашей стороны... Сейчас мы должны определиться,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх