Лучше быть хорошим?

Страница: 1 из 2

Было 2 часа утра, и это было рождественское утро. Я только что улёгся в постель, и без особого восторга думал о грядущем дне, который придётся провести, навещая родственников, общение с которыми приносит лишь раздражение, и обмениваясь подарками с людьми, которых видишь раз в году. Я всегда считал, что могу найти своим деньги лучшее применение, чем тратить их на эту публику. Правда, если получится нигде подолгу не задерживаться, отделавшись вручением подарков и поеданием угощения, вкусовые качества которого оставляет желать лучшего, то, самое позднее, в 6 вечера я смогу выпить в более интересной компании.

Я уже начинал дремать, уютно завернувшись в одеяла, когда в гостиной послышался какой-то шелест. Я откинул одеяло и уселся в кровати. Шелест раздался вновь, на этот раз к звуку добавился слабый звон колокольчиков. Несколько озадаченный, я тут же подумал о рождественских колокольчиках Санта-Клауса. Я выполз из постели. Ну конечно, я забыл выключить телевизор, по которому идёт очередной дурацкий рождественский фильм. Ну сколько можно смотреть одну и ту же чушь?

Я открыл дверь и первое, что я увидел, были разноцветные праздничные огоньки. Беда только в том, что у меня и в помине не было никакой праздничной гирлянды либо другого украшения. Слегка встревоженный, я начал осторожно просовывать голову в приоткрытую дверь, стараясь разглядеть, что происходит в гостиной. Я отпрянул назад, как только заметил чью-то тень на стене, освещённой множеством огней.

Я оглянулся назад, на дверь спальни, не зная, что предпринять.

Ну-ка, выходи! Не заставляй меня тратить лишнее время. Будет лучше, если ты будешь вести себя, как мужчина, — произнёс женский голос с лёгким английским акцентом.

Если это только возможно, — усмехнулась она.

Заинтригованный, я вышел из-за угла и увидел прекрасную женщину, ростом не ниже шести футов, стоящую посередине моей гостиной. Она вызывающе смотрела прямо на меня, уперев руки в бока. Комната казалась освещённой множеством ярких разноцветных огней, хотя никакой гирлянды или лампы не было.

У неё были длинные шелковистые серебристые волосы, достававшие до пояса. Но это не была седина пожилой женщины. На вид ей можно было дать не больше тридцати лет. Она была одета в красный кожаный обтягивающий комбинезон-catsuit, оставлявший мало места для игры воображения. Он был украшен белым мехом. Её ноги были обуты в потрясающие чёрные кожаные сапоги, достававшие практически до того самого места, где сходились вместе её длинные стройные ноги. Верх сапог был также оторочен мехом. У сапог были пятидюйдовые каблуки-"шпильки». Снизу, вокруг щиколоток, и сверху, вокруг бёдер, сапоги обвивали тонкие ремешки с пряжками. К ремешкам были прикреплены крошечные бубенчики, издававшие негромкий хрустальный перезвон при каждом движении этих прелестных ног. С чёрной кожей сапог с меховой опушкой гармонично сочетались длинные оперные кожаные перчатки, туго обтягивающие руки женщины, которая молча взирала на меня, слегка приподняв одну бровь, с нескрываемым чувством превосходства.

Кто вы? — чуть слышно выдавил я из себя.

Ты можешь называть меня госпожа Клаус, — заявила она, — Подойди сюда. Ближе!

Я сделал несколько осторожных шагов вперёд.

Она поманила меня пальцем...

Ещё ближе!

Я остановился на расстоянии в несколько футов от неё, оставив между нами диван, разделяющий нас. Я неожиданно почувствовал, что мой член, скрытый боксёрскими трусами, начал ощутимо увеличиваться в размерах, поэтому я придвинулся поближе к дивану, пытаясь скрыть свою эрекцию.

Что вам угодно? — спросил я.

Что мне угодно? По правде говоря, ты был очень, очень плохим мальчиком весь этот год.

Нет, не был! — я начал спорить слегка обиженным тоном.

Моя обвинительница лишь отрицательно помахала обтянутым перчаткой пальчиком перед моим носом и прищёлкнула языком.

Не был! — повторил я, начиная сомневаться в правоте своих слов.

В ответ она достала из голенища своего сапога крошечную записную книжку в кожаном переплёте. Раскрыв её, она стала пролистывать страницы. Пока она переворачивала страницы, я рассматривал её тело. Груди были необычайно большие и торчащие, как у героинь комиксов. Я даже мог хорошо разглядеть их, насколько позволял глубокий вырез её кожаного костюма. Затем мой взгляд остановился на её крутых бёдрах, и я легко смог представить себе, какой же должен быть зад, затянутый в кожу. Опустив глаза еще ниже, я не мог оторвать взгляд от её сапог. Они действительно были просто замечательны. Разноцветные огоньки отражались, переливаясь, на их до блеска начищенной коже. На подъёме и под коленями были заметны морщинки, которые свидетельствовали об отличном качестве кожи сапог. Мой член окончательно и твёрдо встал, салютуя прекрасной незнакомке.

Ага, вот оно! — с воодушевлением заявила та, очевидно, найдя нужную страницу, — Только в этом году ты десять раз не оплатил парковку своей машины, причём один раз ты занял зарезервированное место.

Я очень спешил...

Она подняла руку в кожаной перчатке, заставив меня замолчать.

Дважды тебя остановили за превышение скорости, и оба раза — рядом со школой, — она так взглянула на меня поверх записной книжки, что я невольно вздрогнул.

Ты соврал о своём участии в благотворительности, заполняя налоговую декларацию.

Да, — сказал я, немного гордый собою.

Ты никогда не оставляешь чаевые в ресторанах. За исключением одной официантки, с которой хотел заняться сексом.

Это не моя вина, что им мало платят!

Ты подсидел своего коллегу, чтобы получить повышение.

Я лучше подходил на это место!

Она продолжала читать, а мой взгляд снова остановился на гладкой коже заострённых носков её ботфорт. Внезапно мне захотелось встать на колени и поцеловать эти замечательные сапожки. Я встряхнул головой. Откуда только взялись эти мысли?

Ты слушаешь меня? — поинтересовалась моя гостья.

Да, да! Извините...

И наконец, завершая этот успешный для тебя год, ты изменил своей девушке с её лучшей подругой, — она посмотрела на меня с отвращением и в то же время с некоторой долей жалости.

Я был потрясен её осведомлённостью насчёт этого факта моей биографии.

В день её рождения.

Я лишь кивнул.

Прямо на вечеринке в честь её дня рождения.

Я не мог больше сдерживать себя.

Да, я сделал это! Всё равно наши отношения зашли в тупик, — я попробовал слабо возразить.

Она перевернула страницу в своей книжке...

Ты сорок семь раз уверял её, что хочешь жениться на ней.

Я уставился на неё, широко разинув рот...

Откуда вы это знаете? Всё, что вы говорили раньше, не очень сильно взволновало меня, но это уже похоже на вторжение в личную жизнь. Я требую объяснений! Я знаю всё... когда ты спишь, когда просыпаешься, знаю о твоём плохом или хорошем поведении, — ответила она, слегка пританцовывая на месте, отчего бубенчики на её сапожках мелодично зазвенели. Она откинула назад свои длинные волосы.

Я думал, что ты просто... — я сам не мог поверить в то, что произносил, — Санта-Клаус.

Она захлопнула книжку и спрятала её в голенище сапога...

Вообще-то над этим работает большой персонал.

В ответ я лишь уставился на неё, почёсывая в затылке.

Она сложила руки перед собой...

Ты видел результаты последней переписи населения? В мире столько людей.

Она сделал несколько шагов по направлению к груде подарков, приготовленных мной для моих родных. Она подвигала некоторые из них носков своего сапога...

Хм! Галстук для твоего отца. Галстук для дяди. Галстук для брата.

Она перешла к другому свёртку. Я смотрел на её вытянутую ногу и представлял себя лежащим на полу, а эта нога, обутая в сапог, трогает мои яички. Я представил себе,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх