Милое чудовище или огородное пугало

Страница: 2 из 3

с умилением глядели на столь заботливого брата.

Объявили нашу остановку. Я нежно разбудил «братика», в очередной раз насладившись его солнечной улыбкой. Он легко вскочил со скамьи, схватил меня за руку и ринулся к выходу увлекая меня за собой. В нем не было никакой вялости, полуторачасовой сон явно пошел ему на пользу! Он лихо соскочил со ступенек вагона и заботливо выхватил у меня из рук самую тяжелую сумку. Мы прибыли!

IV

Через десять минут мы были на месте. Я открыл домик, и Санька влетел туда, по хозяйски оглядывая незамысловатую обстановку, а через пару минут я уже мог лицезреть его довольную мордочку на балкончике маленькой мансарды. Наше временное пристанище явно пришлось ему по вкусу. Выскочив из домика так же стремительно, как и вошел, он потянул меня в сторону бани. Не наше ли приключение в деревне стало причиной такого живого интереса к «банно-прачечному комплексу»?! Баней он остался весьма доволен и деловито осведомился: «Когда же мы приступим к ее разогреву?!».

Посчитав его достаточно взрослым для присмотра за процессом топки, я показал ему место, где брать дрова, куда и когда их закладывать и чего трогать категорически нельзя, а сам собрался съездить на дядькином велосипеде до магазинчика в селе. Хлеб я специально не взял из города, посчитав, что на природе более уместен, будет свежий деревенский, да и как знаток банных мужских ритуалов решил прикупить пива не зная, правда пригодится ли оно по прямому назначению. Растопив печь, и строго посмотрев на «истопника» я вскочил на железного осла и отбыл в направлении ближнего села.

V

Не стоит описывать мое путешествие! Мой железный ослик, скрипя, визжа и охая на разные голоса, все же исправно довез меня до магазина и так же исправно вернул меня обратно. Но возвращение стоит описать особо! Нет, я не увидел на месте садового участка ни руин домика, ни пепелища вместо бани! Дымок ровным столбом шел из трубы, указывая на хорошую погоду в ближайшее время, все было в полном порядке, все стояло на своих местах, но весь этот пейзаж оживляло сошедшее с шеста и гуляющее по огороду пугало построенное дядькой в прошлом году для услаждения взора. Закрывание и открывание глаз положительно ничего не изменили в картине.

Вдруг пугало схватило несколько поленьев и скрылось с ними в бане. Ничего пока не понимая, я прямо с авоськой ринулся за ним следом. Посреди баньки стояло пугало с дядькиного огорода и виновато смотрело на меня из-под старой шляпы глазами Саньки. Блеснув слезами, пугало произнесло, наконец: «Дим! Я знаешь?! Я нечаянно! Я не знал! Я упал! В ямку за забором». До меня начало доходить все произошедшее. Ямка за забором — это местная свалка, которую дожди периодически наполняют водой, отчего она превращается в маленькое зловонное болотце. Мой следопыт, исследуя окрестности, видимо съехал в эту «ямку» по скользкой после дождя глине. Несмотря на Санькин несчастный вид, я не смог сдержать себя и сел на пол с диким хохотом, осматривая его наряд. Моя старая куртка, которую я пожертвовал дядьке, только относительно скрывала грязное Санькино пузико. Неведомого происхождения штанишки явно говорили о том, что он остался совершенно голым, так как позволяли с точностью сказать, что трусиков на нем не было.

Мой хохот, видимо стал последней каплей на пути к истерике, и пугало бросилось на меня с кулаками и начало без разбору молотить меня по рукам, которыми я закрывался, по спине, досталось и остальным частям тела.

Немного придя в себя, я сгреб агрессора в охапку, и крепко прижал к себе. Через минуту Санька затих и только всхлипывал, глотая слезы обиды. Я же нежно гладил его по спине, слизывал с его глаз слезы: «Ну что ты! Что ты! Все это пустяки! Брось! Что это по сравнению с настоящим несчастьем?! Глупыш!».

VI

Но с одеждой надо было что-то делать! Мы принесли из предбанника большой тазик и, благо вода уже согрелась, замочили для начала футболку и трусы. Перед ним я поставил задачу по доставке холодной воды. А так как летний водопровод не работал в будний день, его путь лежал к общественной скважине в метрах двухстах от участка. Снабдив его тележкой и двумя ведрами, которые дядька называл бадьями, я проводил его в путь. Сам же принялся яростно отстирывать, как назло когда-то белое белье моего чудовища.

Поскольку скорое возвращение Саньки с первыми двумя бадьями утвердило меня во мнении, что с водой проблем не будет, я ее не жалел, отполаскивая все как следует. Но когда очередь дошла до ветровки, я понял, что водонос исчез, вместе с ним исчезли ведра и, соответственно, значительно поубавились запасы воды. Долив оставшуюся холодную воду в бак для горячей воды, я подбросил в потухшую почти печку поленьев и развесив над печкой Санькины шмотки, отправился на поиски, готовый к любым неожиданностям.

До скважины я почти бежал. В голове, как пчелы в улье, роились мысли, и что характерно, ни одна не добавляла мне оптимизма. Куда мое пугало могло попасть в этот раз?! После утреннего приключения я мог ожидать всего что угодно. Он мог нечаянно залезть на какую ни будь крышу и рухнуть оттуда, он мог нечаянно провалиться в печную трубу, он мог нечаянно просочиться в скважину диаметром двадцать с небольшим сантиметров, он мог, наконец, улететь со стаей птиц на юг! Короче, я в него верил! Этот пацан способен на все!

Добежав до скважины и не встретив ни Саньки, ни тележки, ни ведер я потерял голову! Присел на камень у дорожки и несколько минут собирался с мыслями. Решив, наконец, повторить проделанный путь и постараться найти, хоть какие ни будь следы пребывания моего милого чудовища, я медленно побрел, озираясь по сторонам как партизан в занятой немцами деревне.

На полпути удача улыбнулась мне! Я заметил колесо тележки, выглядывавшее из кустов возле чей то калитки. Взглянув за нее и не заметив никакого движения, я направился к садовому домику. На мой стук выглянула женщина и, нимало не удивившись, произнесла: «Ах, ты наверно за Сашенькой?! Проходи, пожалуйста!». Я прошел через небольшую кухню в комнатку и челюсть моя, еще недавно находившаяся на своем месте, отвалилась! По центру стола сидело мое Пугало и, уплетая варенье что-то «пропихивало» сидящему рядом мужчине, видимо владельцу сада. Спасли его от немедленной расправы, во-первых, моя воспитанность, во-вторых, тот факт что, увидев меня, он, по крайней мере, стыдливо опустил глаза.

Его откровенно несло! Найдя благодарных слушателей, он, оказывается, изо всех сил рассказывал о своей сложной судьбе, которая мучила, мучила его и привела, в конце концов, в помойную яму. Правда, он не забывал при этом методично уничтожать предоставленное ему сердобольными хозяевами клубничное варенье и запивать его компотом.

Вежливо отказавшись от предложенного чая, я предупредил Саньку, что может случиться с его попкой после съеденного варенья, и с опасением потрогал его живот. На что хозяйка ответила: «Рано ему еще про животик беспокоится! Вот нашему папе не мешало бы похудеть! Пора на диету!». При этом она похлопала мужа по пузу. Действительно, было очень похоже, что хозяин недавно проглотил целиком арбуз! Я смотрел на Саньку и кого-то он мне в этот момент сильно напоминал! Но когда на замечание хозяйки он с задумчивым видом произнес, крутя пальцем кухонный нож: «А может лучше аппендицит вырезать?!», я понял, что инопланетный Альф просто отдыхает.

Под дружный хохот хозяев мы покинули гостеприимный домик. Весь путь до дома мы молчали. Санька с сопением тащил тележку, а я как конвой сопровождал его сзади готовый пресечь любые попытки свернуть в сторону.

VII

Банька была уже готова и к нашему приходу настоялась так, что и без воды брошенной на каменку дышала каракумским зноем.

Видимо не выдержав моего недовольного ворчания, Санька прямиком направился туда. Быстро скинув с себя лохмотья, нырнул в парилку и, водрузившись на полок, затих и только сопение его было слышно даже сквозь бревенчатые стены.

Как это всегда бывает со мной, чувство ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх