Водоворот

Страница: 3 из 3

к ней и развязывая пояс на халате. Лиза даже не пыталась отстраниться.

 — Лиза.

Парень распахнул ее халат и ее груди показались ему во всем своем великолепии. Он погладил их начал щипать соски. Они сразу набухли и приподнялись. Погладив Лизу по животу, парень запустил руку в трусики. Как бы Лизе ни было стыдно, она расставила ноги и парень с удивлением подметил, что она намокла. Вдруг парень приказал ей повернуться к нему спиной, наклониться и спустить трусы. Лиза повиновалась и почувствовала, как палец юноши пролезает в ее задний проход.

 — А он хорошо тебя разработал, шлюшка. Сколько раз за ночь он трахал тебя в сахарную попку? Отвечай!

 — Сем-м-мь или вос-с-семь: не помню, — проговорила девушка, плача от унижения и боли.

Наконец палец оставил ее в покое и парень разрешил ей вернуться в стоячее положение. Он вытер средний палец о штаны и произнес:

 — Сегодня в одиннадцать часов мы встретимся. Ты оденешь только два предмета одежды — юбку и блузку. Причем блузку как можно прозрачнее и юбку как можно короче. Никаких лифчиков и трусов с колготками. Туфли на высоких каблуках. Если нет прозрачной блузки — выходи без нее и если нет короткой юбки, то тоже без нее. Подкрасься и подходи к большому дубу. — Все это он проговорил отчетливо и громко, а потом спросил. — Понятно?

Лиза только кивнула головой. Все понятно.

 — За нарушения наказываю. — Сказал парень, вышел и прикрыл за собой дверь.

Лиза с ужасом смотрела ему вслед. От обрушевшегося на нее потрясения Лиза не могла связно мыслить. Она походила по комнате и понимая, что от этого только хуже стала вытаскивать из чемодана вещи, пытаясь выбрать то, что сказал ей властный парень. Она не любила очень откровенные вещи, и прозрачной блузки, равно как и очень короткой юбки, не нашла. Хотя с блузкой проблема решаема — у нее была белая блузка-сетка. Накинув ее на себя, она ужаснулась: загорелая кожа ярко выделялась под белизной тонкой ткани. Розовые соски вызывающе торчали из под материала. Все равно, что есть блузка, что нету. Но вот с юбкой хуже, ничего подходящего у нее не было.

Она выбрала юбку, которая была ей выше колена и побежала в мастерскую-ателье на первом этаже санатория. Там она сказала укоротить ее на 20 см. Зачем так сильно, дура? — спросила она себя, но ответа не знала.

Перед тем как выйти, она осмотрела себя в зеркало. Юбка едва прикрывающая, то, что должна прикрывать. При легком приседании она задиралась так, что открывала всю сокровищницу. Даже при простом шаге — немного шире обычного — ее стройные ноги открывались полностью. А туфли на высоком каблуке делали их вид еще лучше. Блузка-сетка больше была декорацией, чем защитой. Аппетитная грудь видна, как на ладони. Шлюха, самая натуральная шлюха! Это доказывало ее лицо, умело подкрашенное. Но это только возбуждало Лизу.

Лиза взяла маленькую сумочку и спустилась на улицу, стараясь не обращать внимания на мужские взгляды. Это было очень трудно и пока Лиза дошла до выхода, щеки ее сильно разрумянилась. А один мужик на выходе по-английски невинно спросил:

 — Сколько за ночь?

Лиза только промычала что-то в ответ и поспешно пошла к дубу, забыв, что юбка показывает все.

Подойдя к дубу, она увидела парня, который заходил к ней днем. Она остановилась перед ним, а он стал придирчиво осматривать ее одежду.

 — Очень хорошо. Ты, я смотрю, умелая шлюха. — Лиза затряслась от несправедливого оскорбления. — Подними юбку, я хочу проверить, не надела ли ты трусов.

Спорить с ним было бесполезно, это Лиза видела в глазах наглеца. Смирившись со своей судьбой, она — оглянувшись вокруг и увидев, что на нее могут смотреть по крайней мере два десятка пар глаз — взялась за края юбки и подняла ее к талии. Парень улыбнулся и хлопнул девушку по ягодице.

 — Молодец. Теперь сядь на корточки.

Лиза повиновалась, чувствуя, как юбка открывает попу. Мучитель достал из-за своей спины кожаный ошейник и одел его на Лизу. Затем прикрепил к нему небольшой поводок и повел ее через поляну к поселениям местных.

Через пятнадцать минут ходьбы они подошли к старому сараю чуть отстоящего от основного поселка. Ее проводник раскрыл дверь и вошел, потянув ее за собой. Голоса она услышала сразу же, как только вошла. Там, на нескольких старых креслах сидели четыре парня лет по 15—16, а один выглядел на 19—20, и негромко между собой переговаривались. Лиза со страхом посмотрела на своего проводника, но он не обращая на нее внимания, просто привязал ремешок к столбу, как будто привел лошадь в стойло.

Все с интересом разглядывали Лизу и ей под этими похотливыми взглядами захотелось провалиться. Один что-то спросил у ее проводника и все заржали. Сквозь смех проводник что-то ответил ему на турецком. Потом тот, кому было 20 поднялся, расстегивая ширинку и снимая штаны. Он полностью разделся и держа уже поднявшееся орудие в руке, направился к Лизе. Подойдя, он грубо взял ее за талию и заставил согнуться пополам. Юбочка сразу наполовину открыла все. Затем грубые руки раздвинули ее ягодицы и большой член начал врезаться в ее анальное отверстие. Попутно парень раскачивался из стороны в сторону, стараясь сделать дырку еще больше. Лиза закричала, а все остальные засмеялись. Мужчина что-то сказал. И теперь ее проводник ей перевел:

 — Мой друг хочет, чтобы ты сама двигалась на его стержне. Но не просто двигалась, а насаживалась со всей силы.

Лиза начала потихоньку двигаться, направляемая руками мужчины и когда только головка члена осталась у нее в попке, руки отпустили ее. Лизе было страшно, но и сладко одновременно. Она попыталась заставить себя сделать это, но было трудно пересилить страх. Она вдохнула побольше воздуха и с силой опустилась до самого основания, звонко шлепнувшись о живот мужчины. Это было похоже на японский ритуал самоубийства и самопожертвования. На сепуку. Лизе показалось, что член вошел в нее раскаленным ножом, больно прорезав насквозь, доставая до горла. Все мужчины засмеялись, а Лиза закричала от боли. Через секунду по ее коже ударила рука — погоняя, и Лиза задвигалась: яростно насаживая себя до самого конца и крича от боли и наслаждения.

В это время все остальные разделись и расселись каждый в своем кресле. Мужик отпустил Лизу и вынул из нее член. Потом подошел к лампе и посмотрел. Потом с удивлением что-то сказал проводнику и он перевел Лизе:

 — Он говорит, что крови нет. Это значит, что задница у такой шлюхи как ты — это просто находка.

Лиза уже привыкла к грубому обращению и смолчала, не обидевшись, а даже где-то в глубине души обрадовавшись. Теперь ее поманил к себе другой парень и показал ей, чтобы она разделась и сделала ему минет. Лиза сделала то, что он просил и уже через несколько минуту парень корчился в оргазме. После этого все захотели опробовать ее ротик и она переползала от кресла к креслу, позволяя насаживать свою голову на упругие члены. У одного мужчины член был тонким и он с легкостью проталкивал его в горло Лизе, вызывая рвотные рефлексы. Но Лиза старалась их подавить и еще усерднее вытягивала вдоль ствола язычок.

Потом все, восторгаясь ее ногами клали их на плечи и трахали ее в мокрое, хлюпающее влагалище, стараясь растянуть его как можно сильнее. Потом по ней прошлись двойками и тройками, а под утро тот, кому было 20 обмотал свой вставший член какой-то материей и одел презерватив, что бы хорошо скользил. Теперь толщина его увеличилась раза в два. Этой громадиной он снова начал трахать ее в попу, раздрачивая анус еще больше. Было уже не так больно и Лиза стойко терпела дрессировку.

После этого ей подали ее одежду, она оделась и проводник, прицепив ремешок к ее шее, повел ее обратно в санаторий. Недалеко от входа он остановил ее и сказал:

 — Когда ты придешь домой поспи, отдохни. Потом ты должна выяснить кто из мужчин на твоем этаже отдыхает один и предложить себя для развлечения. Ты обязана выполнять все мужские приказания, тебе понятно? Хорошо. Теперь ты должна ходить только в этой юбке. Я жду тебя послезавтра на том же месте в этом же наряде в 19. 00.

Лиза без напоминаний присела на корточки и парень снял с нее ошейник.

Chapter 4

Конечно в санатории она прослыла бесплатной шлюхой и все мужики подряд пользовались ею, как хотели. При ее красоте на нее был огромный спрос. Ее ноги, не прикрываемые ничем, затмевали все красоты Турции.

В назначенное время Лиза встретилась с Парнем и он опять отвел ее в сарай. Там было только два уже знакомых ей мужчины. И пока она стояла, привязанная к столбу, они о чем-то совещались. Затем, порешив, они отвязали ремешок и повели девушку в селение. Там они подошли к новенькому дому, на крыльце которого сидел турок.

Когда Лизу вели, как кобылку, через поселок она от стыда смотрела себе только под ноги.

Теперь стоя перед домом турка, она смотрела, как один из ее провожатых подошел к хозяину дома и, поговорив с ним о чем-то, взял у него несколько турецких купюр.

«Вот оно что, они сделали из меня проститутку. Продают меня похотливым мужикам. Наконец-то я настоящая шлюха. Представляю, что они ему говорят: иностранка, делает все и отдаем за дешево, можешь приглашать друзей, пусть ее ебут все, кому не лень — она только рада будет».

Видимо примерно так все и было, потому что потом ее целую ночь эксплуатировали хозяин дома и его двенадцать друзей. Что они с ней только не делали. Под утро за ней пришел ее проводник и она, еле ковыляя, пошла в санаторий.

И вот, наступил день отъезда. Прошло десять дней. Лиза собирала вещи и вдруг заметила что у нее исчезла сумочка, где лежали документы и деньги. Не буду докучать подробностями, просто скажу, что документы найдены не были. Никто ей помочь не хотел, включая российское посольство. И вот тут она вспомнила про Пинара, благо его визитка так и лежала в кармане блузки. Пинар с радостью вспомнил ее и согласился встретиться. В ресторане она рассказала ему, что случилось и он сообщил ей, что помочь ничем не может. Потому что нужно большие деньги, чтобы достать российский паспорт и даже если она его достанет, то скорее всего у нее ничего не получиться, так как она является частным лицом в Турции — проще говоря бомжом из ниоткуда.

Пинар сказал ей, что если она хочет заработать денег, то у него есть прибыльная работа, но она наверно ей не понравится. Он сказал, что он сутенер и может устроить ее проституткой. На что Лиза ответила «О! Это я смогу!» и заулыбалась.

Сейчас она стала полноправной шлюхой в Стамбуле и на нее очень большой спрос. Ей это нравится. А на внутренней стороне ее красивого бедра нанесена татуировка на турецком языке: «Шлюха — Высший Сорт».

Конец.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх