В первый раз

Страница: 1 из 2

Ко мне домой мы добрались уже за полночь. В доме не души, муж в отъезде, домработница давно ушла. Кнопкой дистанционного управления я открыла гараж, въехала и вновь закрыла дверь.

Пэм встала с сидения, сладко потянулась.

 — Ты хочешь спать? — спросила я удивлённо.

 — Ты что! Совсем нет! Как можно спать в такую ночь! — глаза Пэм загорелись, — Мы будем болтать всю ночь напролёт.

Из гаража мы прошли прямо в дом, на первый этаж. Пэм уже была у меня дома не раз и сразу побежала наверх, в гостинную, попросила разрешения включить музыку, нашла компакт-диск со своей любимой певицей и включила очень негромко. Я пошла к себе в спальню, зашла в ванную, сбросила всю одежду, смыла макияж с лица. Быстро приняла душ, надела халат на голое тело и вернулась к Пэм. Она в это время рассматривала коллекцию африканских масок, развешанную по стенам в гостинной.

 — Пойди переоденься, у меня в ванной для тебя приготовлен халат, немного отдохнём, перекусим и я покажу тебе нашу новую.

Пэм отказалась переодеваться, сказала, что она ужасно голодна и переодеваться у неё просто нет сил.

 — Хорошо, пошли в столовую, поищем чего-нибудь на кухне, Долорес вообще-то должна была приготовить ужин.

Лентяйка домработница посчитала, что я сегодня не ужинаю дома и ушла, так ничего и не приготовив. Хорошо, сами сообразим. В холодильнике нашлось всего понемногу. Мы с аппетитом поели, я приготовила кофе. Взяв кофе, мы пошли в гостиную и устроились вдвоём на диване.

 — Ну, ты ещё не затащила Дэйва в постель? — спросила я Пэм, глядя ей прямо в глаза и заговорчески улыбаясь. Она не выдержала моего взгляда, смутилась, порозовела, начала поправлять причёску, хлопнула себя по коленкам, отвернулась. Я подсела поближе, обняла её за плечи:

 — Ты по нём сохнешь, это видно невооружённым глазом, и не только мне — Дэйв это тоже заметил, готова поклясться, что он мечтает переспать с тобой.

 — Скажешь тоже:

 — Одни твои серые глазки чего стоят. А фигурка! Всё на месте, ничего лишнего. Попка крепкая, как мячик, бёдра узкие, ноги длинные. Грудь: Обалденная. Торчком стоит и без лифчика. Я всегда мечтала иметь такую фигурку, в спортзале попотела порядком, да задница меньше не стала — я с детства была пампушка.

 — Да от твоей задницы все парни без ума! Стоит тебе мимо пройти — все как завороженные поворачиваются во след. На мои кости никто так не смотрит.

 — Ты себя явно недооцениваешь, подружка. Будь я парнем — я выбрала бы тебя.

 — Я не думаю..

 — Будь активнее, сделай шаг ему навстречу, и он твой.

 — Не так всё просто, я бы давно уже, но

 — Никаких, на следующей неделе Дэйв пригдашает всех нас к себе на яхту — вот тебе подходящий случай, не зевай.

 — Я не смогу, и потом это бесполезно, он бросит меня на следующий же день.

 — Девчонка отдалась парню, а он её тут же и бросил! Ну и ну, что-то новенькое.

 — С одной моей школьной подругой уже было такое. Нравился ей парень. Переспали они, а он и говорит, до меня не была никому нужна — и мне не нужна.

 — Так ты целка! Вот сюрприз! До меня сразу то и не дошло. В 19 лет это не нормально! Но не смертельно и поправимо. Конечно, если Дэйв не любитель — это мало доставит ему удовольствия, окровавленные простыни, напуганная девчонка, я понимаю твои опасения. Неужели в твоей католической школе не было шанса потерять невинность?

 — Смеёшься! Интересно, как бы я рассказала про это на исповеди?

 — А как лучший друг школьницы — вибратор?

 — О чём ты!

 — Хорошо, чего же вы там изучали, если главный предмет не затронули вообще? Тебе срочно нужно пройти, а то ты похоже не имеешь понятия, что делать с парнем в постели. Тебе крупно повезло с подругой, моя дорогая.

 — Ты думаешь, я смогу обмануть Дэйва, и вести себя с ним, как опытная женщина?

 — Это, как игра на сцене в школьном театре, только пьеса называется <Клеопатра>. Первый и самый главный урок — никогда не теряй уверенности в себе, ты хозяйка положения. Остальное дело техники. Итак, приступим?

 — Сама напросилась, поздно отступать, я твоя примерная ученица, подружка. Пэм откинулась на спинку дивана, положила руки на колени и в ожидании замерла.

 — Так, для начала, вот что скажу я тебе подружка: прекрати стесняться своего обнаженного тела. Твоё тело — это твоё основное оружие. Научись раздеваться перед ним, не как школьница у доктора, но и не как проститутка. Чувствуй эту грань. Давай попробуем прямо сейчас. Вставай, вставай, нечего бояться — меня-то ты уже видела голой.

Пэм поколебалась мгновение, решительно поднялась с дивана, стала прямо напротив меня, расстегнула пояс на джинсах, вытащила кофту, скрестив руки, быстро стянула её через голову. Потрясла головой из стороны в сторону, поправляя волосы. Постояла в нерешительности, посмотрела на меня, медленно расстегнула замок на джинсах, ещё немного помедлила и начала спускать их вниз.

 — Медленнее, это самый эротичный момент, потяни резину немного, не показывай всё сразу, оставляй какую-то тайну, недосказанность, не превращай процесс раздевания в рутину. Будь изобретательна, мужчины от этого тащатся.

Пэм повернулась ко мне задом, спустила джинсы до лодыжек, слегка при этом повиляла попкой, плотно обтянутой простыми белыми трусиками. Повернула голову ко мне, в ожидании одобрения.

Пэм, только не делай этого с Дэйвом в первый раз, а вообще для начала не плохо, — похвалила я.

Пэм разогнулась, повернулась ко мне лицом, собираясь продолжить. На ней ещё оставались совершенно незамысловатые трусики и лифчик.

 — Конечно, скорее всего, ничего иного из белья у тебя нет, а ведь это твоё оружие номер два. Знаешь, как мужики тащатся от всяких этих кружев, подвязок и бантиков! Завтра же поведу тебя по магазинам, купим тебе приличные для таких случаев вещи.

Пэм завела руки назад, дотянулась до застёжки, расстегнула её и, спустив бретельки, продолжала так стоять, зарывая грудь.

 — Медленно повернись ко мне спиной, сними лифчик, закройся руками и повернись ко мне опять. Давала я Пэм свои наставления.

Она сделала, как я велела и стояла передо мною в одних трусиках, держа руками грудь. Продолговатые, с большими сосками, торчащие в стороны, её груди никак не помещались в ладошках.

 — Погладь их, приподними, обе вместе и каждую по отдельности. Урони, пусть подвигаются — зрелище это великолепное.

Пэм, сначала скованно, а потом всё смелее и смелее начала играть со своими голубками. Сжимала между польцев соски, сдавливала и расглаживала, мяла эти не совсем обычной формы как бы перетянутые невидимой ниткой, свои удвоенные полушария.

 — Вот видишь, тебе самой нравится, смотри: уже и потекла, — заметила я тёмное влажное пятно в самом низу, где сходятся ноги.

Пэм инстинктивно сжала ноги, закрыла руками низ живота и быстро отвернулась.

 — Ой! — тихо пискнула она.

 — Сзади ещё больше заметно, — засмеялась я, — прекрати прятаться!

Пэм присела на корточки, и закрыла лицо руками.

 — Это хорошо, всё так и должно быть, разве ты забыла, что случилось со мной в клубе? Давай, не остонавливайся, совсем немного осталось, снимай трусики.

Пэм встала, лицо было залито краской, в глазах блестели слёзы. Косо посмотрела на меня, оттянула и поправила резинку трусиков, засунула кончики пальцев под резинку, растянула её, переместила руки назад, выпятила зад и приспустила трусики, обнажив крепкие, как мячики полушария ягодиц. Стоя ко мне задом, нагнулась ещё ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх