Вахтенный метод. Засада

Страница: 6 из 12

к лагерю. Проверим в округе. Если они пошли в сторону «Лысой», они должны пройти мимо нас, нет другого пути.

 — Если они прошли мимо нас, они могли нас обнаружить. Костер не горел, но дымил.

 — Вряд ли. В дождь, ночью, напролом. Нет, наверняка они нас не заметили. Если б заметили, вряд ли б мы здесь сидели. Слишком много злости у них. Мы были б на небесах. Но все равно, будьте предельно осторожными. Береженного, бог бережет.

Через полчаса с особой осторожностью, Гаврил с Рябым, добрались до леса. Они сразу обнаружили потерянные часы. Рябой пошел по кромке леса, пытаясь обнаружить хоть какой-нибудь след, Гаврил прикрывал его сзади. Пробираясь по густым зарослям черемухи, Рябой остановился и оглянулся назад.

 — Нет, и здесь нет следов. Посмотри назад, как будто Мамай прошел, — за ними тянулся хорошо заметный след из торчащих сучков и поломанных веток. — Мы идем с полчаса, но нет ни одной сломанной ветки. Здесь их не было. Может быть, здесь вообще никого не было. Может быть, мы наследили по пьянке?

 — Покажи подошву, — приказал он напарнику. Тот беспрекословно подчинился, показывая подошву грязного сапога. — Протектор другой. У нас звездочки, а там елочка, как у ботинок. Нет, они где-то здесь.

 — Что, дальше пойдем или вернемся?

Где-то рядом раздалась оглушительная дробь, заставившая обоих распластаться на земле. Через короткий промежуток, вторая.

 — Тфу, ты черт! — вставая, выругался Рябой. — Как автоматная очередь. Нервы не к черту...

На засохшей пихте, не обращая внимания на двух перепуганных людей, орудовал дятел. Его маленькая головка, как отбойный молоток, долбила кору старого дерева. Гаврил позавидовал смелости птицы. Его нервы давно были на взводе. Он вскинул автомат, взял дятла на мушку. Глупая птица. Ее жизнь в его власти.

 — Ты что, с ума сошел? — перепугался Рябой, рукой опуская ствол автомата. — Пошли, скомандовал он.

Гаврил чувствовал себя не в своей тарелке. Он понял, как он труслив. Засада расставила все по местам. Это не рудник, где он мог без опаски издеваться над беззащитными людьми. Здесь могут дать сдачи. Сто раз он проклял, что именно его назначили старшим. Лучше б Сухого или Рябого. Он готов подчиняться. Какое-то чувство неопределенной неизбежности накрыло его с головой. Ему стало все безразлично, но страшно. Он молча шел за Сухим, даже не пригибаясь на опасных участках. Через час они были в лагере. Товарищи еще не вернулись. Из-за палатки Гаврил достал начатую бутылку и разделил на две равные порции.

 — Я не буду, отказался Рябой. — И тебе не советую.

Гаврил пропустил мимо ушей замечание товарища, залпом выпил содержимое кружки, закусив вчерашней тушенкой. Через несколько минут в голове зашумело, стало легче. Он подошел к рюкзаку, достал станцию. Бремя ответственности вновь обрушилось на него, он взял себя в руки.

 — Пойди, посмотри, где остальные, — приказал он напарнику. Но, в это время из-за кустов показалась голова Сухого.

 — Ни хрена не пойму, — начал он, едва выйдя на поляну. — Мы прошли километра три. Вроде бы есть, что-то похожее на след, трава местами примята, но четких следов нет. Почва сухая, ни одного отпечатка. Ночью шел дождь, а вода уходит как в сите. А вы, что обнаружили?

 — Да тоже ни хрена не нашли. Думал, что сами по пьянке натоптали. А ну-ка, покажите сапоги, — обратился он к вновь пришедшим.

 — Да я уже смотрел. У нас у всех звездочки, не подходят, — остановил его Сухой.

 — Что будем делать?

 — Сперва давай опохмелимся, — Сухой полез в свой рюкзак. Достав бутылку, добавил. — Свяжемся с базой, расскажем все, как есть. Повинную голову меч не сечет.

 — Только не меч Кима, — грустно усмехнулся Гаврил. — Ладно, умолкли, — и он включил передатчик.

 — Подожди, давай по пять грамм, для смелости и чистоты ума, — Сухой разлил водку по кружкам. — А эти, — он указал в сторону болота. — Наверняка где-то на четверти пути к «Лысой».

Распив очередную бутылку и закусив свежей тушенкой, все окружили Гаврила. Тот бросил на товарищей обреченный взгляд и нажал «передачу».

 — Да не робей ты, подбодрил друга Сухой. — Прорвемся...

 — Тайга один, я тайга три, прием, — прокашлявшись, начал Гаврил сеанс связи.

 — Тайга три, я первый. Почему молчали? Ким уже снарядил вертолет, — из динамика вырвался хриплый голос.

 — Ким далеко?

 — Минутку. Сейчас позову, — ответили с далекой базы и динамик на время умолк. Гаврил окинул взглядом притихших товарищей. Те молча смотрели в глаза командира. Им казалось, что именно сейчас решается их судьба. Затянувшееся молчание нарушил мягкий голос Кима, неожиданно вырвавшийся из динамика так, что все присели от неожиданности.

 — Докладывайте, что произошло? Почему так долго молчали?

 — Были не в зоне, — сосредоточившись, соврал Гаврил. — Ночью, под утро, трое вышли с болота. Мы их пытались преследовать, но они растворились. Густая трава, почти нет следов.

 — Прекрасно! — из динамика донесся возбужденный голос Кима. — Они почуяли слежку?

 — Не должны. Было темно, шел дождь. Мы не рискнули преследовать по темноте, пошли только утром но, след обрывается. Очень быстро поднимается трава. Она здесь выше человеческого роста. Какие будут указания?

 — Пока оставайтесь на месте. Скоро к вам прилетит вертолет, присоединитесь к остальным. Рацию не выключайте, пусть будет в дежурном режиме. Кстати, вы слышите «Лысую» сопку.

 — Нет! Ни вечером ни утром мы ее не слышали. У нас маломощные станции, а расстояние слишком большое. Что, они тоже не отвечают?

 — Они как раз отвечают. Там все в порядке. Их было только трое? Не больше, не меньше?

 — Кого? — Гаврил не сразу сообразил о ком идет речь. — А! Да, только трое. И из болота выходят только три следа.

 — Вы то их видели?

 — Да! — растерявшись, опять соврал Гаврил и залился предательской краской. Он мгновенно вспотел. Ему показалось, что товарищи заметили испуг на лице, и отвернулся.

 — Хорошо! Все прекрасно. Скоро я прилечу со следопытами. Они в наших руках. Пока ничего не предпринимайте. Будьте на месте и ждите. Все, конец связи.

Услышав последнюю фразу, Гаврил облегченно вздохнул. По мягкому голосу Кима он понял, все обошлось. Еще минут пять все, молча слушали указания базы, но ответов «Сопки» они не слышали. Скоро связь прекратилась.

 — Фу! Пронесло, — облегченно произнес Гаврил, когда передатчик умолк. — Давай еще по пять грамм, пока не прилетел вертолет, — рукавом он стер с лица пот.

 — Может не стоит, — неуверенно возразил Сергей, самый младший из группы.

 — Не хочешь, не пей, — огрызнулся Сухой, доставая последнюю бутылку.

Через пять минут, после этого разговора, кореец Владимир Ким, начальник службы безопасности прииска, вошел в выездной кабинет хозяина прииска. Олег Васильевич сидел за дубовым столом, внимательно изучая схему рудника, накануне предоставленную погибшим геологом. Его настроение было заметно испорчено. С одной стороны, пропавшие беглецы, с другой, рудничная жила, готовая пропасть в любую минуту, не давали покоя. С гибелью геолога и начальника прииска, появились дополнительные проблемы, трудно было найти верных людей. Олег Васильевич перевел взгляд от бумаг на, переминающегося с ноги на ногу, Кима.

 — Что стоишь, как в гостях? Садись. Новости есть?

 — Да! — воодушевился Ким. — Только что получил донесение с той стороны. Они вышли...

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх