Клуб Два и Два. Только для женщин

Страница: 4 из 14

лучше соответствовать специфики нашего клуба. Берил?

Из кухни вышла жена Питерсона. Как и в прошлый раз абсолютно голая. Подойдя ближе, я увидел, что ее огромные груди чертовски твердые и упругие. Они гордо торчали вперед, и не было даже ни малейшего намека на дряблость! В руке Берил держала шприц

 — Не волнуйся, — сказала она, помахав им, — Это для того, чтобы сделать твое пребывание в нашем обществе более приятным. Приспусти трусы и нагнись. Тебе нравятся мои сисечки? Не похоже, чтобы ты смотрел на что-нибудь еще кроме них.

 — Они великолепны! — ответил я, ничуть не покривив душой.

Когда я выполнил ее указание, Берил сделала мне укол. Наверно, поскольку я почти ничего не почувствовал.

 — Хорошо, — сказала она. — Можешь выпрямиться. Ах да, вытяни руку. — Берил взяла у меня анализ крови

 — А это-то зачем? — удивился я, но потом решил, что лучше быть повежливей и поправился. — Берил, а для чего этот анализ?

 — Убедиться, что ты здоров. Мы заботимся о наших членах, ведь они находятся друг с другом в очень близких отношениях.

Что ж, все правильно. Поэтому я повернулся к Элис.

 — И почему же я должен надеть то, что ты дала мне? И почему не могу остаться голым?

 — Два резонных вопроса, — ответила она. — Ты должен спрятать свою штучку, как говорится — с глаз долой, из сердца вон. Также, ни у кого из нас нет яиц, поэтому твой вид нарушает всеобщую гармонию. Кроме того, трусики — гарантия, что ты не потеряешь голову и не пустишь палочку, которая находится в них, в ход. Женщины в нашем клубе, занимаются сексом только с женщинами, а не с женщинами и с мужчинами. Так, теперь о лифчике. Ты только, так сказать, кандидат в женщины, и мы должны постоянно напоминать тебе об этом. Любым образом. До тех пор, пока ты не станешь более похожим на женщину. Например, старайся двигаться более изящно. В течение нескольких наших встреч, мы решили считать тебя изящной девушкой. Представь себя ею, так будет легче. Затем ты постепенно начнешь «взрослеть». А лифчик тебе нужен для того, чтобы привыкнуть к тому, что носят взрослые женщины. И, наконец, это дополнительная страховка. Если ты вдруг решишь подослать кого-нибудь, чтобы сфотографировать нас, твоя неповторимая личность в лифчике обязательно попадет в кадр. Да, трудновато будет объяснить друзьям такую форму одежды. Конечно, мы сами сделаем несколько фоток «девушки», но никто их не увидит, если ты не будешь глупить. Еще вопросы?

Загнанный в угол, я покачал головой.

 — Тогда переодевайся и в гостиную.

Я надел трусики, и Элис показала мне, как застегнуть лифчик спереди, а потом перевернула его чашечками вперед.

 — Сейчас у тебя плоская грудь. Вот если бы у тебя были груди, то у тебя не получилось бы так надеть его. Нужно было бы наклониться вперед, и застегнуть лифчик на спине. Но пока и так сойдет.

 — Элис, у меня нет грудей.

 — Представишь, что есть. Но не сейчас. Подожди. Но даже сегодня ты увидишь, как они важны, когда женщина занимается любовью с женщиной.

Чувствуя себя лошадью в упряжке, я вошел в гостиную. Признаться, женщины были рады моему появлению. Они по очереди обняли меня и спросили мое имя.

 — Крейг, — ответил я.

Кто-то, по-моему, Мег удивилась...

 — Да ну? Редкое имя!

А Дотти добавила...

 — А почему не женское имя?

 — Теперь Крейг — это женское имя, — ничего более умного я придумать не мог.

Я даже не думал, что должен придумать себе женское имя. Но они, похоже, вели себя, словно действительно столкнулись с чем-то необычным — обступили меня еще теснее и постоянно улыбались.

 — Да, сейчас многих так называют, — заметила высокая блондинка по имени Иден.

Неужели они думают, что я и в самом деле прикинусь женщиной? Или просто дразнят меня?

Затем другая блондинка ростом пониже взяла меня за руку и повела к одной из кушеток, стоящих вдоль стены.

 — Не обращай внимания на них, — сказала она. — Обрати на меня!

Она легла, положив ноги на край кушетки, и посмотрела на меня...

 — Доставь мне удовольствие, Крейг.

Я не знал с чего начинать. Поэтому наклонился и попробовал поцеловать ее в губы, но она отвернулась.

 — Мы еще не достаточно близки, чтобы целоваться. Но скоро, я уверена, ты станешь моей самой любимой подружкой. Вот тогда-то мы и нацелуемся всласть. Может быть, нам следует начать нашу нежную дружбу как-нибудь трогательно. Хочешь потрогать мои груди?

Я потянулся к ним обеими руками, но она схватила меня за запястья.

 — Как это по-мужски, постарайся вести себя как девушка. Потрогай их нежно, погладь кончиками пальцев сосочки. Ты — молоденькая девушка, которая надеется, что когда-нибудь у нее будут такие же грудки. Просто легонько коснись их. Нежнее. О да, вот так. Покажи, как они тебе нравятся. О-о-ох! Ах ты, умница моя!

Я обнаружил, что совсем не трудно представить неопытной девчушкой, нежно трогая ее грудь, осторожно слегка приподнимая поочередно эти гладкие спелые дыньки, прежде чем продолжить ласки, чувствуя, что, постепенно проникаясь благоговейным страхом и обожанием перед этим чудом, которым природа наградила женщин.

 — Да, — прошептала она. — НЗЛ — Нежность, Забота, Любовь. А также Не Забудь Лизнуть. Хочешь теперь попробовать их на вкус?

Соблазнительное предложение. Я коснулся языком сосков — она застонала — и стал облизывать их словно конфетки. Женщина крепко прижала меня к своей груди так, что я присосался к ней будто голодный младенец. Она стала подрагивать, потом подняла голову и прожгла меня взглядом.

 — Теперь спускай вниз! Живо! — скомандовала она, широко раздвигая ноги.

Я встал на колени у нее между ног. Ее щелка выглядывала из кустика светлых волос — моя подружка была натуральной блондинкой. Ухватив ее под колени и держа ноги на весу, я прижался лицом к промежности, потом посмотрел ей в глаза и спросил...

 — НЗЛ?

 — Не болтай, а приступай к делу, — бросила она.

Мой язык заскользил вверх и вниз по ее набухшим губкам. Сначала они были сухими, но постепенно увлажнились сперва от слюны, а потом и от ее собственной смазочки — превосходной на вкус. Скоро мои губы нашли ее клитор, превратившийся в тверденькую шишечку, которую я тут же начал слегка покусывать. Женщина простонала и откинулась назад. Когда я стал действовать более решительно, она расслабилась, а затем начала подмахивать. Я вылизывал ей промежность, чувствуя себя коккер-спаниелем, ублажающим свою хозяйку. Девушка — спаниель, ухмыльнулся я про себя. Воображение великая штука. Однако туда, куда мог бы попасть мой дружок, если бы не был надежно упрятан в трусики, я еще язык не запускал, поглаживая им только губки и «шишечку».

Быстрее и сильнее — длинные мазки языком снизу вверх. Ее бедра напряглись, и скоро все тело женщины было подобно сжатой пружине.

 — ... погладь... груди, — прохрипела она.

Я дотянулся до ее дынек. Как девушка, напомнил я себе. Очень нежно и только кончиками пальцев. Теперь из ее щелки не переставая, тек сок, а я, причмокивая пил его. Внезапно у меня мелькнула странная мысль, что если в ее выделениях содержатся особые гормоны, и я стану девушкой по настоящему, и между ног у меня тоже будет щелочка? Ну, это-то перебор, тут же я успокоился, в таком случае половина всех окрестных мужиков давно бы превратилась бы в баб. Я глубоко погружал в нее, подрагивая словно девушка, переполняемая страстью к своей зрелой любовнице. Ее стоны поощряли меня на дальнейшие ласки.

Она выпрямила ноги и задрала ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх