Осенний отпуск

Страница: 6 из 8

В потухших глазах проводника опять вспыхнул огонек желания, но дернувшийся было член так и остался безжизненно лежать между его ног. Сейчас, мною руководило единственное желание, я хотел быть трахнутым еще раз. Не долго думая я опустился на колени, и продолжая одной рукой обрабатывать свой член, другой взял съёжившееся хозяйство проводника и начал его потихоньку мять. Но увидев, что такой массаж не приносит ни каких результатов я наклонился, и в следующую минуту головка его члена уже плавала между моих губ. Через пару минут, по уменьшающемуся у меня во рту месту я понял, что мои старания не прошли даром. Вытащив её изо рта и встав с колен, я увидел что потрудился на славу, так как на месте безжизненной тряпочки, гордо стоял весь алый от работы моих губ, прибор от взгляда на который сладкий ком подкатил к горлу. Я не мог больше спокойно смотреть на то как простаивает такое великолепное орудие, и взобравшись на полку, пропустил ноги проводника между своих ног, повернувшись к нему задом, так как видеть его довольную физиономию не входило в мои планы.

Устроившись поудобнее я присел над членом и почувствовав ягодицами теплую плоть, слегка сжал их, чтобы поласкать упругой и в тоже время такой мягкой и горячей головкой, отверстие моего израненного, мокрого от слизи и спермы, ануса. О, как это приятно!!! Выносить это далее было выше моих сил и слегка поправив рукой его член, я направил его точно в жерло своего вулкана. В следующую секунду, начал опускаться на него, и горячий и скользкий от слюны поршень, легко раздвинув податливые теперь губки моего ануса, вошел в меня. Я впускал его в себя всё глубже и глубже и наконец ощутил попкой жесткий волос на его лобке. В этот момент я понял что насажен на этот кол до самого основания и начал подыматься как будто бы пытаясь вытащить его из себя. Но тот кто хоть раз побывал в подобном положении знает насколько сладкой становиться эта пытка. И в конце концов насаживаясь на него опять и опять, забываешь обо всем на свете. В эти минуты я думал только об одном только бы он не кончил первым, наверное такие мысли посещают многих женщин в момент приближающегося оргазма.

Помогая себе правой рукой, я слегка подрачивал свой напряженный до предела член. О, наконец-то я начал ощущать приближающиеся волны оргазма. Перестав дрочить, я сосредоточился на своих ощущениях, ухватившись двумя руками за верхнюю полку, и продолжая насаживаться на этот сладкий кол. Оргазм нахлынул, неожиданно, хоть и был ожидаем, в этом наверное и есть его прелесть. Он накрыл меня словно цунами. И забыв обо всем на свете, я продолжал насаживаться до основания на этот предмет, извиваясь в конвульсиях оргазма, и орошая ноги проводника спермой которую щедро выдавал мой член. Странно, но по продолжительности этот оргазм превзошел все когда либо испытанные мною оргазмы. И когда волны оргазма, отхлынули от меня, я решил снять себя наконец с этого поршня, так как теперь после того как я кончил он начал причинять даже некоторые неудобства. А почему бы и нет ведь они попользовавшись мной тут же отпихивали меня как ненужную игрушку. И осторожно чтобы не причинить боль проводнику я начал подниматься с его члена, но не тут то было он схватил меня за бедра и с силой насадил обратно.

Тем самым дав мне понять, что то что позволено самцу не позволено самке. И продолжая с силой насаживать меня на свой поршень, он наконец выплеснул в меня чайную ложку спермы из давно опустошенных яиц, издавая при этом дикий рев. Теперь мне не пришлось даже вставать с него. Он просто выпал из меня сморщившись и обмякнув. Встав с полки и кинув последний взгляд на это «безжизненное» тело распластанное на полке, я улыбнулся и взяв у него с полки пару чистых полотенец и лежавший на столе ключ, отправился в туалет, чтобы заняться собственной гигиеной. Задрав ногу над умывальником я с нескрываемым удовольствием направил струю холодной воды на свое истерзанное лоно. Да-да, оно теперь больше напоминало женскую письку нежели мужскую задницу. Насладившись охлаждением раскаленной поверхности, я тщательно помыл промежность и губки моей новорожденной щелки, которые теперь разбухли еще больше, и по всей видимости если бы еще кто-то пожелал меня сегодня трахнуть, они бы просто лопнули. Помыв внутреннюю поверхность бедер и умывшись, я тщательно вытерся и пошел в свое купе.

Проходя мимо купе проводника я бросил на полку возле его все еще бездыханного тела ключи и использованное полотенце.

Идя по салону я явно ощущал как распухла щелка, а дотронувшись до неё рукой я даже понял, что слишком, так как ягодицы просто не могли сомкнуться в этом месте и до неё можно было дотронуться рукой. Все надо отдохнуть, подумал я и дернул дверь своего купе. Дверь податливо отошла в сторону и представший предо мной пейзаж поверг меня в легкое замешательство. На половину съехавший с полки на пол полосатый матрас, на сгибе которого, как чайка на краю утеса, лежала скомканная простыня. Лежащая на столе подушка. Пятна засохшей крови на полу. Валяющиеся рядом одеяло и журнал с кроссвордами и так и недочитанным письмом:

По первому впечатлению можно было бы сказать, что здесь произошла небольшая потасовка. Но присмотревшись более внимательно можно сделать вывод, что в этом купе кого-то трахали, причем в довольно таки жестком стиле. И причем не просто трахали, а лишили невинности, о чем красноречиво свидетельствовали пятна крови под столом. Да при всем при этом не только трахали и лишили невинности, а чуть было не изнасиловали, о чем могут свидетельствовать лоскутки оставшиеся от колготок и превратившиеся в тряпку разорванные пополам шелковые трусики. Да, что-то потянуло меня на лирику, а между тем холодный воздух в купе, давал о себе знать, да и распухшая попа при каждом движении доставляла массу неприятных ощущений... Женщина которая поселилась во мне с сегодняшнего дня, и явно завладевшая моим внутренним голосом, мягким голоском прошептала где-то в недрах моего мозга

 — Милая, чтобы следующий раз тебе было так же приятно как и в этот, ты должна немножко позаботиться о своей киске, ведь для неё сегодня все было впервые, и размеры члена который она приняла в себя, были в несколько раз больше, чем требуется для первого раза. Поэтому её нежные волокна распухли и болят. Ложись на полку, разведи ножки, обильно смажь её кремом и полежи так несколько минут. Это успокоит и её и тебя. А завтра она будет здоровой. И постарайся хотя бы ещё сутки никого к ней не подпускать. Ну а уж если кому-то сильно тебя захочется. не забывай, у тебя есть ещё и ротик:

Нечаянно мой взгляд упал на забившийся в угол и порядком смятый тюбик с кремом, в буквальном смысле спасший меня сегодня днем. Сейчас по-моему он опять попался мне на глаза в очень нужный момент. Выполнив прямо скажем с удовольствием предложенную мне процедуру я почувствовал некоторое облегчение.

Прибрав немножко в купе и поправив постель я достал чемодан, и решил одеться и лечь спать. Одевшись потеплей я выключил свет и закутавшись в одеяло уснул.

Разбудил меня луч солнца, отчаянно щекотавший мои ресницы. Открыв глаза, я потянулся, и не без удовольствия отметил, что в вагоне стало значительно теплее и боль в попке, которая мучила меня перед сном, исчезла. Хотя губки моей щелки уже и не были такими распухшими как вчера, но все же не давали ещё сомкнуться ягодицам. Немного поразмыслив, я решил ещё раз для профилактики смазать кремом место моей порушенной невинности. Приняв полюбившуюся мне теперь позу, я раздвинул ножки и обильно смазал кремом этот пухлый бутончик. Движения пальцев по нежной кожице сладкой истомой отозвались в моем отдохнувшем теле. Незаметно для себя самого я начал водить указательным пальцем по скользкой от крема поверхности губок. Тепло овладело низом моего живота и медленно, но неотвратимо стало разливаться по всему телу.

Вот уже и вторая моя рука под майкой теребит затвердевший столбик соска и я упустив голову на подушку отдался на волю волн этого всё нарастающего чувства ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх