Осенний отпуск

Страница: 7 из 8

блаженства, а веселые утренние лучи солнца и шелест волн уже появившегося за окном моря, только усиливали это чувство. Палец уже не просто ласкал губки, а провалившись в их пухлую мякоть уже не захотел покидать той горячей норки, которую они под собой скрывали. Дыхание мое участилось, член начинал тяжелеть, готовясь, гордо поднять свою любопытную голову, тело, выгибаясь, само, подбирало нужную позу для получения наибольшего удовольствия:

Вдруг поезд замедлил ход, и дернувшись, остановился. Шум и гам, доносившийся с перрона, проник в купе, а по коридору застучали каблуки и каблучки заполняющих вагон пассажиров. Поезд дернулся, и набирая ход, продолжил свой бег к городу Сочи, конечной точке моего путешествия. А тем временем в вагоне поднялся небольшой шум, связанный с распределением мест, так как поезд являлся проходящим для этой станции и места пассажирам, должен был выделить проводник, который, по всей видимости, ещё не совсем пришел в себя после той «тяжелой» работы которую ему пришлось вчера выполнить.

А так как шаги начали приближаться к моему купе, я вынужден был прекратить те приятные манипуляции, о которых поведал вам чуть раньше. Попка недовольно чавкнула, выпуская палец из своих раскаленных недр. Восставший было член, опять покорно опустил свою голову. И только собравшееся внизу живота тепло, всё ещё напоминало мне о тех приятных минутах. Быстро стянув свитер и оставшись в майке и лосинах, я нырнул под одеяло, и притворился спящим, поджав колени к животу и слегка оттопырив попку.

А шаги тем временем приблизились к моему купе.

 — Здесь есть свободные места, занимайте любые — сказав это проводник пошел устраивать других пассажиров, а в моё купе цокая каблучками вошли две девушки. Положив чемоданы, они плюхнулись на полку и слегка отдышавшись защебетали о: Да по всей видимости о чем попало лишь бы снять накопившуюся усталость ожидания. По шелесту снимаемой одежды я догадался, что дамы решили переодеться, и привести себя так сказать в походное состояние.

 — Ксюш, расстегни, спасибо.

 — Ух ты какие у тебя трусики. Ты, глянь, а губки так и выпирают, видать застоялась ты подруга без хорошего:

 — Слушай, подружка имей совесть, видишь, человек лежит, а вдруг не спит.

 — Да ну тебя. Ты что думаешь, баба бабу не поймет.

 — Да с чего ты взяла, что это женщина, может это мужчина.

 — Ну, да, так попу отставить не один мужик не сможет.

А я лежал и думал, что же мне сделать в данной ситуации. Показать им, что я мужчина, и что подобные намеки мне неприятны. Но ведь именно эти намеки и привели меня сейчас в состояние тихой эйфории. Они же приняли меня за своего, ой извините, за свою. А так как начиная со вчерашнего утра, я только и делал, что подставлял свою попу любому похотливому самцу, то имел ли я сейчас моральное право представиться им, как мужик. А между тем события в купе разворачивались следующим образом.

 — Ксюша, ну прекрати вдруг она проснется. Ну! Ой. Ох. А... а...

Возгласы сопротивления становились, все слабее и слабее и лишь сосущие звуки и томное постанывание заполнили собой все пространство купе. По всей видимости, эта Ксюха старалась вовсю, так как её соседка, своими сладострастными вздохами, завела меня настолько, что я начал ерзать на своей полке и по всей видимости выдал себя. Сосание и ерзанье на соседней полке прекратилось и мне не оставалось ничего другого, как имитировать свое пробуждение.

Кряхтя и сопя, я повернулся, лицом к их полке и: открыл глаза. Картина, представшая моему взору, была достойна кисти художника. Прямо мне в глаза смотрело распахнутое женское лоно, блестящее от истекающих соков. Глаза хозяйки этого сокровища закатились в сладостной истоме, а её соседка от неожиданности замерла с соском в губах, уставившись на меня. Увиденная сцена произвела на меня столь неизгладимое впечатление, что мой член встал строго вертикально, и оттопырив одеяло, тут же дал понять моим соседкам по купе, что перед ними явно не особь женского пола.

К этому времени девушка, которой еще секунду назад было так хорошо, пришла в себя, и густо покраснев, стыдливо свела распахнутые ножки, судорожно натягивая на них задранный халатик. Теперь на меня смотрели уже обе подружки, взгляды которых вначале испуганные, становились все более изучающими. Я понял, что немая сцена не может продолжаться бесконечно, и решил первым нарушить это затянувшееся молчание.

 — Девчонки, а какая сейчас была станция — спросил я делая вид, что только, что проснулся и не слышал их томную возню, и для большей правдоподобности начал тереть кулаком глаза.

Первой решила вступить в бой Ксюха. И изобразив на своем лице, издевательскую усмешку, произнесла следующие слова:

 — Ну скажем это был 609 километр, только не надо делать вид что вы ничего не видели и не слышали.

 — Да но я действительно ничего не видел и не слышал — пытался я сопротивляться.

 — Ой, да ладно. И он наверное тоже ничего не слышал — показывая глазами на вздыбившееся одеяло.

Крыть в данном случае было нечем. И я густо покраснев замолчал.

Ксюха почувствовав, что одерживает успех, решила продолжить наступление, и спросила:

 — А где девушка, которая, едет в этом купе?

 — А с чего вы взяли, что здесь едет девушка?

 — Уж не хотите ли вы сказать, что эти миленькие тапочки и те порванные трусики в углу принадлежат вам?

 — А почему бы и нет?

 — Ну в таком случае вы либо сумасшедший, либо голубой.

Теперь мне уже ничего не оставалось, как откинуть одеяло и показаться им во всей красе. Откинув его, я сел, на полке сунув ноги в эти злосчастные тапочки. У девчонок от удивления, округлились глаза.

 — Первый раз вижу живого голубого.

 — Девчонки вы меня не правильно поняли, вернее не совсем правильно.

И тут уж девчонки решили поиздеваться над моим уязвленным самолюбием вволю.

 — Ну, и как тебе больше нравиться? Раком, наверное? Ведь у голубых я слышала это любимая поза. — язвительно заявила Ксюха и решив не останавливаться на достигнутом продолжила — Ну а в ротик ты брал? За щечку, наверное?

 — Ксюша, прекрати сейчас же — видишь человеку неприятно слушать твои нападки. — неожиданно вступилась за меня её подруга.

Таня, так её звали, села ко мне на полку, и взяв мою руку, начала нежно поглаживать её пытаясь меня успокоить.

 — Ну-ну, не обижайся на мою подругу. Я верю, что все не, так как она нарисовала. И что возможно ты просто стал жертвой обстоятельств.

 — Да, именно так оно все и получилось. — ответил я — все началось позавчера в:

И я в красках начал рассказывать им свою историю, начав с того злополучного магазина.

Ксюха по всей видимости не ожидая такой откровенности, замолчала и начала внимательно меня слушать. А Таня, слушая меня, одной рукой продолжала гладить мою руку, а другой поглаживала колено, постепенно смещаясь к моему, уже упавшему от таких нападок приборчику. Выслушав до конца мой красноречивый рассказ, девчонки переглянулись.

 — Ну-ну Сашенька, не расстраивайся — хитро взглянув на Таню, произнесла Ксюха — у нас к тебе пожалуй будет одно предложение, которое я так думаю придется тебе по вкусу.

 — Ну и что же вы можете мне предложить — устало выдохнул я

 — Во — первых, полный пансион, т. е. твое питание мы полностью берем на себя, и уж поверь нам в обиде ты не останешься.

 — Ну, а то что мы хотим предложить тебе во вторых и в третьих, — вмешалась в разговор Таня — будет напрямую зависеть, от того захочешь ли ты продолжить свои приключения, и принять участие в маскараде ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх