Любимая собака (главы 1 - 6)

Страница: 5 из 7

да еще так быстро. И затем холодный нос Джека потерся о ее невыносимо саднящий клитор, а его горячий язык стал облизывать ее промежность, время от времени попадая на ягодицы.

«О Джек... о, Любимый... Ты не должен... о нет... , пожалуйста не делай... , это неправильно... о Боже... о Боже...»

Но протесты молодой девушки, быстро ослабли, до такой степени, что она сама могла их едва слышать. Быстрый натиск его толстого, влажного языка, между теплыми мягкими сгибами ее промежности были подобны пламени сжигающего сухую бумагу. И она не хотела чтоб он останавливался.

Но это неправильно! Ее мозг кричал в ее замученной голове. Я должна заставить его остановиться. Я должна заставить его уйти. Но как я могу это сделать?

В то время как одна половина ее сознания осознавала какую неправильность она совершает, другая же половина, кипела от юного желания, которое так ждало, этого проникновения, в свою пламенную промежность. Чувство языка, ее немецкой овчарки лижущей по щели между ее ногами, это было просто прекрасно. Она закрыла глаза, позволяя своему одурманенному мозгу уйти от обдумывания моральные сторон данной ситуации, пытаясь полностью отдаться удовлетворяющему чувству, сырого теплого языка, так непристойно, ласкающего вокруг ее девственной киски.

Потрясенная молодая блондинка задохнулась от внезапного вхождения наконечника языка Джека в ее мягкий, влажный вагинальный проход Инстинктивно ее промежность дернулась вверх с первым электрическим разрядом, в ненамеренной судороге восхищения. Ее вагинальный проход заключил контакт, сжимаясь и разжимаясь вокруг его толстого гладкого языка, который погружался все глубже и глубже внутрь ее влагалища, а затем выходил назад. Ее дыхание, стало сбиваться, и она начала задыхаться, поскольку собака начала двигать языком все быстрее, внутри ее отверстия. Дрожь самого чистого восхищения, пробежала волной по ее промежности. Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Она могла только мечтать об подобном. Ничто в мире, казалось, не существовало, кроме ее промежности и талантливого языка собаки.

Язык большой немецкой овчарки снова и снова погружался в лоно своей хозяйки... , облизывая, сгибы ее киски, как будто они были почтовые марки. Крики молодой девушки были длинны, и больше похожи на непрерывный стон, поскольку ей казалось, что ее тело подвергается разрушающему мозг удовольствию, которое Юля никогда не испытывала.

Джек вытащил свой язык из гладкого, влажного прохода ее девственного влагалища, и принялся облизывать небольшой, напряженный, зародыш ее клитора вызывая у Юли крики наэлектризованного экстаза, искажающего ее лицо. Она корчилась и изгибалась в непристойном танце желания, полностью отдаваясь этому возбуждающему чувству, которое не требовало никаких извинений и никаких объяснений, просто животный секс, с которым нельзя бороться.

«Оооооох, оохххх, любимый, о любимый...» — она выла, ее плоть и сознание, полностью потерялись в приливе чувств источником которых была ее горящая молодая промежность.

Ее киска была похожа на цветок, распускающийся все шире и шире, между ее ногами, увеличивающийся с каждой секундой. Ее сок тек уже настоящим потоком, будто в дамбе образовалась трещина, струйкой стекая вниз, по внутренней стороне ее бедер, образовывая липкую, молочного цвета, теплую лужицу под ее ягодицами.

Юля чувствовала, как задыхается все сильней, и казалось что этому не будет конца. Пылающий огонь желания в ее влагалище становилось все больше, подобно воздушному шару, надувшемуся до предела и почти готовому разорваться.

И похоже она собиралась кончить! Она была уверена в этом! Наконец! О Боже, наконец!

Но Джек, так или иначе тоже ощущал это, ее волнение, передалось и на его гениталии. Он любил свою хозяйку, и он распознал ее потребность, она хотела, чтоб он лизал теплые, сырые сгибы ее открытой киски.

Но теперь собака поняла кое-что еще... то, что блестящая щель, которую он облизывал между ее дрожащими ногами, была такой же сырой, горячей дыркой, в которую он трахал сук на улице. Он понимал это не сознанием, а скорее он чувствовал это в своим животным инстинктом, который начал производить сперму и заполнять его член, нагретой, жаждой, кровью. И Джек поднялся, заинтересованный подходом к влажной, дрожащей киски Юли. Длинный, толстый член Джек болел с инстинктивным нетерпением, от желания погрузиться в пределы границ влагалища молодой девушки.

Его яростное облизывание, ее промежности, немного замедлилось, однако Юля, еще не знающая о том, что происходит, продолжала стонать от агонии чувств. Ее ноги лежали открытыми, под тупым углом, не представляя никакого сопротивления к подходу члена ее любимой овчарки.

Продолжать пододвигать свой член к ее влагалищу продолжая лизать ей между ног, не представлялось возможным, поэтому морда собаки стала медленно подниматься. Его язык переместился в ее редкие, золотистые, паховые волоски, затем он был уже в нижней стороне одной из ее полных, напряженных грудей, пробегая по высоко вставшему соску.

Юля задыхалась поскольку она чувствовала язык собаки, влажно гуляющий по ее горячим грудям. Шар огня в ее промежности все увеличивался. Ее руки инстинктивно обхватили плечи собаки. Джек всегда позаботился о ней. Он любит ее; она любит его. Она принесла его еще щенком... , но кто бы мог подумать, что придет день, когда он оближет ее влагалище так непристойно, подобно этому? Боже! Она надеялась, что он никогда не остановился.

Она чувствовала его мягкий, гладкий мех, под своими руками, его язык, лижущий, на всем протяжении ее пульсирующих грудей, по ее горлу и шее... и наконец его язык попал в ее рот!

Если поцелуй Андрея лишь возбудил ее, то чувство огромного, горячего, влажного языка Джека, затопляющего ее открытый и задыхающийся рот, было чистым безумием. Она думала о себе как о суке, ее ноги, переместились, чтобы обернуть себя вокруг его бедер... как внезапно, кончик члена ее любимой собаки, раздвинув ее напряженные половые губы, проник внутрь ее тела...

О мой Бог! Он делает это со мной! О мой Бог...

Но теперь, она была бессильна, беспомощный раб этого секса, над которым полностью доминирует мастерская техника этой красивой овчарки, которая совсем недавно была лишь ее домашним животным, но теперь становилась ее любовником! Ее рот был прижат к его, и она с жадностью сосала его длинный животный язык, который вторгался в ее задыхающийся молодой рот. Это было не похожее, ни на что в мире, удовольствие. Стонущая блондинка, с головой, ушла в море чувств, катаясь на его волнах. Это было больше чем счастье, больше чем радость; Это было подобно тому, как будто целая вселенная открыла для нее весь свет своих звезд. Жизнь до этого момента, не имела никакого значения, ее настоящая жизнь началась только сейчас.

«Джек... О, Джеки... Любимый... ммммммм...»

Сужающийся, заполненный кровью, кончик его члена, проник в упругое, напряженное отверстие ее влагалища, и стал медленно погружаться внутрь. Джек задыхался, его светлое гладкое тело продвигалось вперед, раздвигая мягко вьющиеся берега ее редких лобковых волос. Он смотрел вниз на свою золотоволосую хозяйку, со сверкающими жаждой глазами, которая с безумной страстью, сосала его язык. Небольшие, сырые губы ее киски заключили контакт и напряглись, вокруг его члена.

Животное, пристально, смотрело вниз, на белизну и чистоту, тела своей хозяйки. Ее бедра, с обеих сторон, с жадностью обернулись вокруг его пушистого тела, сильно прижимаясь к его задней части. Кончик его поднимающегося члена легко проник, через неосновательную охрану ее промежности.

Когда суженный конец, звериного, члена Джека, сначала коснулся, натянутой мембраны, ее девственной плевы, Юля подумала, что она умрет от боли. Но уже в следующий момент, его толстый член разрывал ее, и стремительно двинулся вверх, к самому концу ее канала. Об ощущениях, которые она сейчас испытывала вагинальными мускулами, она не могла ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх