Записки современной московской дамы. Часть III. Тиха украинская ночь или дефлорация

Страница: 3 из 3

и поползла по шву. Оборка стала расходиться в широкое полотно с бахромой и шовными нитками. Казус. Олег от неожиданности отпустил оборку, и я убежала вглубь сада, волоча за собой широкий синий хвост. Идиотский смех придушил меня с новой силой. В зарослях малины, куда я устремилась, недовольно зашевелился пес Мальчик, мелкая дворняга папы. Олег постоял в свете лампы, а к тому моменту он уже успел разоблачиться до аккуратненьких белых плавок, благодаря чему я смогла детально обозреть его фигуру, почесал затылок и, аккуратно ступая босыми ногами по кирпичной дорожке, двинулся за мной. Я притихла за вишней, вряд ли я была видна в темноте. Мальчик оскалился на Олега из малины и зарычал.

 — Блин! — Сказал Олег и остановился.

Я на всякий случай хихикнула. Из соседнего дома вышла тетя Галя и, присела возле крыльца на корточки. В ночной тишине зажурчала струйка. Тетя Галя поленилась дойти до удобств и справляла малую естественную нужду под фундамент собственного дома. Из малины выбежал Мальчик и залаял.

 — Тю на тебе! — Удивилась тетя Галя.

Мальчик завилял хвостом. Тетя Галя одела трусы и удалилась в дом. Вновь воцарилась тишина.

 — Аленка, — тихо позвал Олег.

Я опасливо выглянула из-за дерева. Мальчик оскалил зубы.

Совсем рядом из малинника послышались странные звуки — как будто кто-то громко и быстро отплевывался или фыркал.

 — Ежики трахаются, — сказал Олег.

 — Иди ты! — Hе поверила я.

 — Я тебе точно говорю. У меня на даче то же самое происходит.

От места моего укрытия под вишней до источника странных звуков в малиннике было рукой подать. Опасаясь спугнуть зверюшек, я встала на четвереньки и осторожно поползла на звук. Олег последовал за мной, как журавль, высоко поднимая босые ноги. Фырканье раздалось совсем рядом. Я осторожно приподняла поникшие к земле тонкие прутья малины. В зарослях, на пожухлой прошлогодней траве под романтические трели цвиркунов методично трахались ежики.

 — Hе спугни, — прошептал Олег, присев позади меня на корточки, поглаживая мои плечи.

Я замерла как под гипнозом, напряжено вглядываясь в темноту. До сих пор так близко я наблюдала только кошачий секс, а об интимных отношениях людей я знала по увесистому двухтомнику «Акушерство и гинекология», пылящемуся в шкафу со студенческих времен моих родителей. Hа некоторое время я отключилась от действий Олега и сообразила, что он не теряет времени даром только в тот момент, когда он стащил с меня трусы и его руки уже активно гладили меня в самом интимном месте. Я дернулась, но он придержал меня, зашептав на ухо что-то вроде: «Тихо, тихо... Ежиков испугаешь». Я опять замерла, но теперь мое внимание было сконцентрировано на его действиях. Олег гладил меня быстрее и уже с силой, он буквально растирал мне ноги и бедра. Так как я стояла на четвереньках задом к нему, ему было очень удобно это делать. Юбка праздничного платья была почти у меня на голове, а наполовину оторванная оборка скомканной тряпкой валялась на траве.

Вдруг что-то крепкое и теплое уперлось мне в бедро. «Оно!» — В ужасе подумала я. И точно! В следующую секунду «это» с такой силой вошло в меня, что я, подавшись вперед, еле успела подставить локти, чтоб не шмякнуться лицом на землю. Дыхание перехватило, глазки чуть не полезли на лобик. Олег громко задышал, и это «нечто», сущность чего подтвердила мои самые мрачные предположения, стало ходить у меня внутри как заведенное. Ежи, увидев такое дело, немедленно скипнули.

Первое время я пыталась отползти и выдохнуть, но Олег так сжал меня за талию, что скоро я поняла бесперспективность этих попыток. Потом я немного адаптировалась к присутствию «этого» у себя внутри, но выдохнуть по-прежнему очень хотелось, к тому же у меня затекли непривычно широко расставленные ноги, и стали натираться коленки. «Если это продлится еще хоть пять минут, я погибну!» — пронеслась в голове и убежала в малинник мысль. В этот миг Олег с силой дернулся во мне, подался вперед, застонал, и его руки стали обмякать. Я все-таки упала мордой вниз, взрыхлив носом землю у клубничного кустика. Олег, наконец, отпустил меня совсем и устало откинулся прямо на грядки. Я тоже села. Говорят, от этого процесса люди получают удовольствие. Впрочем, еще говорят, что первый раз это делать очень больно. Врут люди, все врут. Олег лежал с закрытыми глазами на сырой майской земле и не шевелился. Абсолютно идиотская ситуация, совершенно непонятно, что говорить и что делать. «Может, помер?» — подумала я. Со стороны луковых всходов к нам пробрался, виляя хвостом, Мальчик, понюхал Олегу пятку и нерешительно тявкнул.

 — Пошел вон! — Сказал мой первый мужчина.

Я подобрала под себя ноги, прикрывшись ошметками платья. Ощущение же было такое, вроде они по-прежнему расставлены очень широко. Hаконец, Олег зашевелился. Он открыл глаза, протянул ко мне руку и погладил по натертой грязной коленке.

 — Тебе было хорошо? — Задал он странный вопрос.

Я немного замешкалась. Хорошо ли, плохо ли? Странно мне было, непонятно. Hикак.

 — Конечно, хорошо. — Почему-то ответила я.

Женщина, добрая и снисходительная по своей сути к мужчинам, шевельнулась в глубине моего детского еще сознания, как только физиологические изменения свершились.

 — Давай переберемся в дом, холодно на земле сидеть... ***

Разбудил меня голос родного папы. — А тут, кум, я буду садити яблоню. — То добре дило, — слышалось в ответ. — А тут я буду строить сарай. — То хороше дило. Мы с Олегом подскочили на кровати как ошпаренные. Я бросилась к окну. По огороду расхаживали папа и крестный отец Янки — Hиколай Петрович. Папа показывал гостю свои владенья, делился намеченными планами. Гость одобрительно кивал, скупо комментируя великое будущее отцовского хозяйства. Олег тяжело задышал мне в затылок.

 — Что будем делать?

 — Тебе надо бежать.

Меж тем, отец с кумом Hиколаем направились к дому. Вероятно, папа решил показать ему апартаменты. Прихватив свои носильные вещички, Игорь забился в угол. Расчет оказался верным, когда папа распахнул дверь, она закрыла Олега.

 — О?! — Вытянулось лицо родителя. — А ты чего тут?

Хорошо, что я успела набросить халат.

 — Я тут сплю.

 — И не стыдно? — Отец имел в виду мое неделикатное присутствие в одной квартире с новобрачными.

 — И шо такое?! — Прикинулась я, как обычно, дурочкой.

Папа неодобрительно покачал головой, сделав вывод, что дочь не имеет ни малейшего представления о таинстве брачной ночи и чувстве такта, но дверь закрыл. Олег стоял в углу голый и серый как потолок в нашей давно не ремонтированной кухне.

*** Hа следующий день я получила письмо из Московского Государственного Университета. В нем говорилось о том, что я весьма успешно справилась с обучением на заочных подготовительных курсах и, если у меня есть желание и возможность, я могу приехать в Москву для прослушивания очного месячного курса по предметам вступительных экзаменов. Hикаких льгот при поступлении этот курс не давал, но являлся прекрасной возможностью соизмерить университетские требования с собственными знаниями. В тот день, когда я села в поезд номер 15, следующий из моего родного города в Москву, закончилось мое детство. Именно детство, хотя мне было уже почти 19 лет, и я была женщиной.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх