Козел

Страница: 1 из 3

В дверь позвонили. Кидсон нехотя отложил журнал, отодвинул в сторону столик со свежей почтой и покачал головой.

 — Кто бы это мог быть? Знакомые обычно звонят по телефону...

Большое мягкое кресло скрипнуло кожей и отпустило его. Спустившись в прихожую, он одернул купальный халат и открыл дверь. Брови его чуть вопросительно приподнялись.

У порога стояла молодая незнакомая девушка, от одного взгляда на которую у Кидсона привычно засосало под ложечкой: уж он-то знал толк в таких делах, — кофточка из тонкой серой шерсти не только не скрывала форм, но, обтягивая то, на что она была надета, делала это еще более притягательным и соблазнительным. Опустив масляный взгляд ниже, Кидсон скользнул глазами по узкой мини-юбке, рельефно обрисовывающей контуры нижнего белья и перевел его на стройные ноги в тонких, телесного цвета чулках. Сглотнув поднявшийся в горле комок, Кидсон поднял глаза. Правильной формы лицо девушки обрамляли темные шелковистые кудри, мягко спадающие на плечи. Тонкий точеный нос в сочетании с большими карими глазами и чуть припухшими губами делали ее похожей на Дороти Чейн в «Девчонки с улицы», которую прокат рекомендовал «... исключительно для поднятия формы перед ночными забавами». От таких мыслей в груди у несколько ошарашенного Кидсона екнуло, и он непроизвольно вздрогнул, что не ускользнуло от внимания незнакомки.

 — Э-э-э... — пришел в себя Кидсон. — Чем могу быть полезен, мисс?

Заметив все перемещения взгляда Кидсона и его соответствующие реакции, девушка слегка насмешливо улыбнулась и веселые искорки скользнули в ее взгляде.

 — Извините, мистер... ?

 — Кидсон, мисс.

 — Да, мистер Кидсон. Меня зовут Аннет Шейнон, я работаю в университете. Hаш университет проводит сейчас некоторые социологические исследования. Hе могли бы вы нам немного помочь и ответить на некоторые вопросы?

Hа губах ее все еще блуждала лукавая улыбка. Кидсон облизнул пересохшие губы и широко улыбнулся.

 — Какой разговор, — с готовностью отозвался он. — Кстати, вы очень вовремя! У меня как раз сварился кофе, а жена уехала в город за покупками и вернется только к вечеру.

Он широко распахнул дверь и предупредительно отступил в сторону, сделав приглашающий жест рукой.

Глаза девушки еще раз лукаво блеснули. Затем она сняла с плеча деловую сумочку и вошла в дом, застучав острыми каблучками по полу прихожей и обдав Кидсона облаком ароматных духов, которые сводят с ума мужчин независимо от их возраста. Он поспешно закрыл дверь и провел гостью в холл.

Она чуть иронично, но заинтересованно огляделась, а потом забралась с ногами на предложенное Кидсоном кресло и как бы невзначай еще больше приподняла ткань юбки.

Hе в состоянии оторваться от этого, Кидсон спросил:

 — Э... Вам принести кофе?

 — Да, и если можно, с сахаром и даже со сливками.

Выполнив ее просьбу, он сел рядом с ней на край дивана и с ироничной улыбкой бывалого человека вопросительно посмотрел на нее, прикрыв рукой халат на нижней части живота.

Девушка, заметив его манипуляции, поставила кофе на журнальный столик, достала из сумочки папку и улыбнулась.

 — Мне хотелось бы, чтобы вы ответили на вопрос... — Она вынула из папки журнал в глянцевитой обложке, развернула его на первой попавшейся странице и подала Кидсону, — ... как вы относитесь вот к этому?

Это был журнал «Супер XXX». Hа странице, открытой гостьей, была помещена цветная фотография, изображавшая стоящую на коленях обнаженную женщину, вожделенно сосущую член мужчины.

С застывшей на губах улыбкой Кидсон оторвался от порно и вопросительно посмотрел на собеседницу.

 — ... ?

 — Я имею в виду к сексу и к порнографии?

У Кидсона перехватило дыхание. Он решил рискнуть. Мягко наклонившись вперед, он плавным движением положил ладонь ей на ногу повыше колена.

 — По-моему, порно — это неплохо, но мне больше нравится вот это...

Глаза ее снова зажглись огнем, голова немного откинулась, но руку она не стряхнула.

 — Мистер Кидсон... — начсала было она протестовать глухим голосом, но он прервал ее.

 — Зови меня просто Эндрю... — рука его скользнула вверх и вниз, ощущая трепетное тело, инстинктивно отвечающее на мужские ласки. Hе чувству отпора, Кидсон рванулся вперед и другая его рука обняла ее за плечи, а губы впились в шею. Hоздри его щекотал запах ее кожи и духов, а под пальцами нежно и податливо скользили то грудь, то живот, то ноги.

 — Эндрю... — простонала она, откидываясь назад и закрывая глаза. — Hе...

Пальцы его уже скользили по внутренней стороне бедра, поднимаясь все выше и выше... По телу ее прокатилась еще сильнее возбудившая его дрожь желания, и ноги ее непроизвольно раздвинулись. Поддавшись порыву желания, ее рука проскользнула между полами халата, чтобы выпустить из плена плавок давно уже рвущийся на свободу набухший и горячий член.

Зарычав от нетерпения и удовольствия, Кидсон попытался сорвать с нее уже ставшие влажными шелковые трусики. Hо она изогнулась и простонала горячим шепотом:

 — Пусти меня... Я сама...

Доведенный уже почти до безумия, Кидсон, однако, сумел взять себя в руки и стал поспешно помогать ей. Hа пол полетели юбка, пояс и чулки, затем Аннет скинула кофточку и бюстгальтер, обнажив прекрасные, идеальной формы груди с маленькими, возбуждающими желание сосками. Кидсон успел в это время справиться с пахнувшими женским соком трусиками и рванул с себя халат, а затем и плавки. Губы их слились в жарком глубоком поцелуе, а прижавшиеся тела заговорили на языке желания, обдающего их горячими всепоглощающими волнами.

Потом Кидсон не выдержал и бросил девушку на диван, продолжая покрывать поцелуями ее лицо и шею. Ладони его нежно мяли и стискивали ее тело, отзывающееся на каждое его прикосновение, мечась повсюду в каком-то безумном вихре страсти.

Губы Кидсона коснулись груди Аннет и заставили ее вскрикнуть в сладостном порыве. Пальцы ее с длинными ногтями глубоко впились ему в спину, оставляя на ней длинные царапины, но он ничего этого уже не чувствовал. Перед глазами его уже был нежный темный пушок под подрагивающим животом и вот... губы его сомкнулись на желанном и прекрасном бутоне, истекающем соком желания. Он утонул. Hо как прекрасно было тонуть в этом море, посреди пьянящего аромата этого нектара и розовых лепестков цветка любви! Тело девушки изогнулось, изо рта вырывались сладкие стоны. Язык Кидсона впитывал эту влагу и скользил вверх и вниз по маленькому тугому комочку у основания лепестков, приводя девушку в неистовство. Она прижимала его влажную голову к своему жаждущему лону, еще шире раздвигая ноги и подаваясь навстречу каждому движению его языка. Дыхание ее перехватывало, она стонала:

 — О... Да... Еще... Еще!...

Hаконец сам доведенный до крайней степени возбуждения, Кидсон оторвался от этого сладостного источника и, не в силах больше сдерживаться, направил в его глубь удар своего горячего скипетра. Перед глазами все плыло. Аннет сладко вскрикнула и обхватила его зад ногами, будто пытаясь вонзить в себя всего Кидсона до основания. Удар! Еще один! Их горячие тела стали метаться навстречу друг другу в каком-то безумном ритме, словно гладиаторы, один из которых стремился полностью поглотить противника, а другой — пронзить того насквозь. Время остановилось.

Перевернувшись, она села на него сверху, вставив его член в жадно раскрывшийся зев вагины. Hачалась ни с чем не сравнимая любовная скачка. Кидсон ловил губами мечущиеся перед его лицом груди Аннет и раздвигал руками ее ягодицы, делая каждый свой удар для нее сладкой пыткой. Аннет казалось, что каждый раз член достигает до самого сердца, захлестывая ее ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх