Приключения в деревне

Страница: 3 из 18

под этими шортами! Правда, он не отказался бы посмотреть ещ разок. И поближе. И сиськи он не видел. И попку. У не была именно попка, кругленькая и аккуратненькая. И пощупать бы. Хоть бы и через шорты. И двумя руками, спереди и сзади. Денис вздохнул. Таня подняла голову. — С добрым утром! — Привет! — Как спалось? — Хорошо спалось. А тебе? — Денис самодовольно усмехнулся. Он-то знает, кому и почему хорошо спалось! Его так и подмывало ткнуть пальцем ей в шорты и завопить: А я видел! А я видел!. Разумеется, он ни за что не стал бы вытворять такой дури. Не хватает з десь, конечно, Димы, чтобы было с кем поделиться, Денис бы рассказывал, а Димка слушал бы жадно, смотрел бы завистливыми глазами, спрашивал бы: а она красивая? а Денис отвечал бы: офигеть! Но Димка тоже где-то отдыхает. И, чтобы совсем никто не догадался о его мыслях, он ст р с лица ухмылку. — Кур хочешь покормить? Кормить глупых птиц Денису совсем не хотелось, но — Таня... — Сейчас, — буркнул он и прошествовал к сортиру. Ну непонятно разве, что если человек только проснулся, то что ему надо? Правильно, поссать. Куры оказались действительно глупыми, но кормить их было забавно, хотя Денис смотрел вс больше на Таню. Та веселилась от души, совсем по девчачьи. Денис мысленно переодел е в школьное платье, она совсем не отличалась от десятков школьниц. Ну разве что б ыла красивее. Ну и ещ не обезьянничала, и, наверное, считала себя смешной мелкой пацанкой. Возможно, у не была старшая сестра. Даже очень может быть. Несмотря на все свои (если они были) мнения о себе, Таня выглядела очень (Денис вспомнил слово) эротичн о. Она постоянно заставляла вспомнить, что там, под одеждой, она голая! И постоянно хотелось е потрогать, хотя бы округлое гладкое бедро в неярком северном загаре. Димка сказал бы: ляжку. Они порасспросили друг друга о жизни в Москве и Ельмине, ничего интересного Денис не узнал, зато приобр л некотрую свободу речи и некоторый авторитет у сестры. Была она страше на полгода, но учились они в одних классах. Они сбегали в дом, выпили вкусное, с дымком, молоко, Денис слопал миску каши. Танька постоянно была у Дениса перед глазами, вместе со своими линиями, округлостями и движением, и через некоторое время он смотрел на не так, как будто и не подсматривал за ней вчера, словно и не подозревал, ч то может находиться по этими шортами. Он смотрел с привычным тоскливым удовольствием от созерцания завешенного неинтересными тряпками интересного девчачьего тела. Хитрецом он себя никогда не считал, но, видно, правду говорят, что гормоны стимулируют воображение. В голове его стал зреть план. То есть не план в прямом смысле, там пункт первый, пункт второй, а что-то типа: если я так, то он так, а там посмотрим. Он уже стал думать, как бы поплавнее к нему перейти, как случай подвернулся сам собой. — А ты мою комнату видел? — спросила Таня. — Видел, — отрезал Денис. — Это когда это? — Таня смотрела на него недоум нно. Ну же? И как в холодную воду: — А я за тобой вчера подглядывал. Таня задохнулась: — Ну и дурак! Ну вот, сейчас она убежит, и вс пропало! Но она задумалась, видимо вспомнная, что она делала вчера. — Ну и что ты видел? Поаккуратнее, Денис... — Ничего особенного. Таня облегч нно вздохнула. — Видел, как ты в кровати лежала. Таня смотрела на него с облегчением, в е взгляде читалось: Ну, раз это вс... — Как книжку читала. Интонации спокойные, равнодушные. Всякое, мол, повидал, ничем не удивишь. А сердце тук-тук, тук-тук... В Таниных глазах подозрение, боится спросить, не видел ли ещ чего? Смотрим прямо в глаза.

 — Ну и дальше тоже видел. Ох, как она тут же покраснела! Вспыхнула по самые уши! Отвернулась, замолчала. не убегает. Вот ещ заплачет. нет, наверное, прикидывает, чем это ей грозит. — Не обижайся. — Это ласково, спокойно. Вроде получается, хотя внутри... — Хочешь я тебе покажу, как это МЫ делаем? Вот! Ключевая фраза. Хуже всего, если е это совершенно не интересует, и больше ни о ч м она не думает. Ну пусть хоть пойм т, что это благородное предложение если не реванша, то ничьей, а иначе ей прид тся до отъезда ходить подпозоренной. И без контактов с братом, с Денисом, то есть. В ожидании ответа у Дениса задрожали коленки. Наконец он увидел, как красивое негодование на Танином лице превратилось в красивое недоумение, потом в красивое удивление, потом в красивое любопытство. Прич м даже более сильное, чем расчитывал Денис. Вс — таки, что-то там они себе представляют, — подумал он. — Не вр шь? — недоверчивый взгляд, но уже ни следов обиды. Прекрасно. Простила и клюнула. У Дениса отлегло от сердца, но оставался ещ один шаг, ещ один, ради которого вс это и затевалось. — Честно. — Хочу. Нет, она вс — таки жд т какого-то подвоха. — Ну пошли куда-нибудь. — Ко мне? — Ну давай. Таня провела его к себе в комнату, там он заметил то, чего не замечал вчера (занят был, хе-хе) — куклы, тряпочки, игрушки... Таня закрыла дверь на крючок, притворила окно и выжидающе уставилась на Дениса. — Только... — Денис замялся, откашлялся — только тебе тоже прид тся раздеться. И заметив Танино презрительное недоверие: — А то у меня ничего не получится. Недоверие смягчилось, но осталось. Ну ещ бы, брехня-то какая! — И вообще, я тебя уже видел. Этот довод сработал. Действительно, не станет же парень дрочить в присутствии девчонки только для того, чтобы получить то, чего уже добился! (Станет, ещ как станет!) Таня пожевала губы. — Только сначала ты. Вот оно! Только теперь бы не передумала! Денис решительно, весь сжавшись внутри, д рнул молнию на штанах. Снял их аккуратно, подумал, снял рубашку. Взался за резинку трусов. Ну?... Ну!... И д рнул е вниз. Да. Стоять без трусов перед девчонкой ему тоже приходилось впервые. Или нет, не впервые. Ему было лет семь, когда в пионерлагере вожатая его выставила в наказание без трусов к девчонкам. Было страшно обидно, но стыдно — только первые минуты. Таня со спокойным интересом рассматривала Денисово хозяйство. Денис, затаив дыхание, ждал. Наконец Таня перевела взгляд на его лицо, и в этом взгляде Денис уловил решимость, и даже какое-то уважение. Да хрен с ним, с уважением, ты штаны снимай! — Теперь ты, — сказал Денис хрипло, пытаясь думать о ерунде, чтобы сдержать эрекцию. Таня отвела взгляд в сторону, закусила пухлую губу, взялась обеими руками за края футболки и... боже, как красиво она е снимала! То есть, конечно, сама она об этом не знала и не думала, но этот изгиб, это движение б драми... Эта грудь! Вот и увидел е Де нис. Ах, до чего же она оправдала его ожидания. Да, она была именно такая, красивая, гладкая, незагорелая, с нежно-коричнево-розовыми торчащими сосками, круглая, невыразимо уместная на е стройном теле. Она расстегнула пуговицу на боку шорт. Вот сейчас он а их снимет, и останутся только трусы... Нет! она стянула с себя сразу вс, перешагнула через одежду (он бы никогда не догадался так сделать!), и стояла перед ним совершенно голая, покрасневшая и прекрасная! Она, видимо, так и не понимала, как кого-то мож ет это вс интересовать. Она не ждала, как Денис е оценит... А Денис оценил е выпрямившимся, затвердевшим и торчащим прямо ей в лоб Беном. Он был наверху блаженства. Господи, совершенно голая девчонка прямо перед ним, в двух шагах, совершенно добровольн о (допустим), показывающая ему вс, и вс видно, как на ладони. Сейчас Денис видел, что то, что они с мальчишками рисовали в виде треугольника с ч рточкой, в первом приближении соответсвовало действительности. Да, анфас вс это примерно так и выглядело. Если не учесть массу удивительно важных нюансов, отличающих пишку сестры от наивных рисунков. Изгиб бедра, округлость лобка, т мный пушок, видимую мягкость и упругость губ... Денис сел на кровать позади себя и начал сво дело. Охватив Бена пальцами, он медленно водил руку впер д-назад, упиваясь зрелищем. Заработанным зрелищем, полученным по ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх