Грязная вечеринка Мартины и Эллен

Страница: 2 из 2

для того чтобы слизать его и размазать по голому телу.

«Леди, боюсь, что у Эллен случилась неприятность», заявила Навратилова.

«Мы уже догадались по запаху», ответила Линдси Дейвенпорт.

«Эллен, милая. Нужен доброволец, чтобы начисто вылизать тебе жопу?», спросила Дженнифер Каприати.

«С удовольствием приму твои услуги», ответила актриса. «Но сначала мне нужно избавиться от этих трусов».

Когда она встала, чтобы снять свое испачканное нижнее белье, кто-то включил свет. Фильм продолжался, но гости уже потеряли к нему интерес. Начиналась настоящая, дикая, грязная вечеринка.

Раздавленное говно сочилось через сетчатую ткань белых трусов Эллен. Ее ягодицы и ноги тоже были испачканы липким коричневым дерьмом. Она отдала наполненные трусы Навратиловой, которая поднесла их к носу, затем прижала к лицу. Когда она убрала их от лица, все увидели, что оно такое же грязное, как жопа Эллен, а язык слизывает с губ экскременты.

«Я думаю, нам следует поделиться этим с гостями», сказала Навратилова, показывая наполненные говном трусы.

Сначала их взяла Штефи Граф. Она потерла трусами о лицо, а затем передала их Анне Курниковой, которая в этот момент ссала в рот и на высунутый язык Линдси Дэйвенпорт.

«Я больше не могу терпеть!», выдохнула Венус. «Давай, сестренка, вручим Мартине и Эллен подарки, которые мы для них сохранили».

Стоя, сестры Уильямс разделись до гола, и сложив ладони лодочкой под своими задницами, присели. Венус зарычала, пернула, и выдавила из своего расширившегося ануса толстую, темно-коричневую какашку, которая затем целым куском упала в ее подставленные ладони. Серене потребовалось чуть больше времени, чтобы заполнить свои ладони впечатляющим зарядом из задницы. Закончив, обе девушки встали и отправились через весь зал к хозяйке и ее любовнице.

«Мартина, я была влюблена в тебя, еще когда была маленькой девочкой. Я буду очень рада, если ты съешь мое говно», сказала Венус, вручая звезде мирового тенниса свой, еще теплый, «подарок».

«Дорогая. Каждый раз, когда я вижу твою игру, мне ужасно хочеться съесть твое прекрасное говно», прошептала Навратилова, вдыхая аромат «подарка». «Я буду наслаждаться каждым кусочком у себя во рту».

«Малышка. Ты знаешь, как сделать девушке приятное», улыбнулась Эллен, вдыхая запах говна Серены. «Лучше я съем его, пока оно еще горячее». Дженнифер Каприати, стоя сзади нее на коленях, с жадностью вылизывала ее молочную задницу.

К тому времени, когда трусы Эллен дошли до Мэри Пирс, говна в них практически не осталось. Оно было съедено или размазано по лицам других женщин. Но француженка была счастлива взять в рот эту насквозь пропитанную ткань и высосать из нее все, до последнего кусочка. С десятью женщинами, присутствующими на вечеринке, будет еще много говна и мочи.

«У нас есть тарелки?», спросила Анна Курникова, слизывая говно со своих пальцев.

«Зачем тебе тарелка?», спросила ее Линдси Дэйвенпорт, поднимая свое облитое мочой лицо от пизды молодой русской теннисистки.

«Чтобы посрать на нее», ответила Курникова. «Найди мне тарелку. И если ты поторопишься, я разрешу тебе взять мои грязные трусы».

Это был самый надежный довод. В лесбийских кругах знаменитостей Дэйвенпорт славилась тем, что собирала грязные женские трусы. В ее коллекции было уже несколько сотен пар грязных трусов, забранных у любовниц. От мысли, что скоро ей достанутся трусы, испачканные говном Анны Курниковой, у Линдси пересохло во рту, и она поспешила на кухню.

Навратилова и Эллен, помогая себе руками, жадно ели говно с ладоней сестер Уильямс. Эллен обсосала с языка любовницы говно Венус, а затем поделилась с ней испражнениями Серены.

Венус почувствовала чьи-то руки на своей заднице, и оглянулась. Сзади нее на коленях стояла Штефи Граф, вылизывая ее покрытый говном анус. Когда кончик языка немки дотронулся до ее ануса, Венус снова пернула.

Меньше чем через минуту вернулась с кухни Линдси Дэйвенпорт. Она несла большую стеклянную тарелку и несколько вилок. Русская теннисистка спустила трусы по своим длинным ногам, и вышагнула из них. Дэйвенпорт надеялась, что Анна еще вытрет ими свою задницу, прежде чем отдать ей.

Слегка присев и расставив ноги, Курникова развела свои упругие ягодицы руками. Тепло ее пердежа ударило Дэйвенпорт в лицо. Толстая, продолговатая какашка выскользнула из задницы и упала на тарелку. Американка нагнулась и, высунув язык, лизнула ее.

Уверенность Курниковой в ее совершенстве и превосходстве касалась и ее говна. Она любила наблюдать, как другие женщины едят его, и недостатка в добровольцах не было. Когда Анне было 16, она накормила своим говном Мэрайу Кэри. Для певицы это было первым опытом в копро, после чего оно стало ее любимым занятием.

Дэйвенпорт отломила вилкой кусок еще дымящейся какашки и довольно заурчала, чувствуя как говно тает во рту. Конечно, она не могла надеяться на то, что все это чудо достанется ей. Мэри Пирс и Мартина Хингис схватили вилки и набрали полные рты говна Курниковой, не оставив на тарелке ни кусочка. Наблюдая за пиром девушек над ее говном, Анна трахала себя пальцами в задницу, а затем вытерла говно о пизду. Сильный запах во всем зале необычайно возбудил ее. Она была голодна. И тут ее взгляд упал на аппетитную, упругую задницу Штефи Граф...

Доев дерьмо, Эллен и Мартина начисто вылизали руки и пальцы сестер Уильямс, так что даже запаха не осталось.

«Теперь нам нужно чем-то это запить», сказала Навратилова. «Эллен, дорогая, принеси пожалуйста ведерко и несколько стаканов».

Все эти вещи находились на соседнем столе. Серебряное ведерко было достаточно большим, чтобы вместить несколько литров жидкости. И никому в этом зале не надо было объяснять, чем оно должно быть наполнено.

Стоя пиздой к пизде и целуясь, Венус и Серена начали ссать в ведерко. С маленьким кусочком говна Венус, прилипшим к нижней губе, Штефи Граф повернулась к Анне Курниковой, которая только что поддела пальцами ее трусы и спустила их на ляжки.

«Я чувствую твое говно», улыбнулась Курникова, двигая двумя пальцами в анусе Штефи.

«Трахни меня кулаком!», зарычала Штефи Граф. «Сделай мне больно, ты, сраная сука!»

Анна этого и ждала. Она продолжила трахать тугой анус немки двумя пальцами. Затем вставила третий. Штефи вернулась к заднице Венус. Черная девушка поприветствовала это, пернув еще раз.

Мартина Хингис наполняла ведерко длинной, мощной желтой струей из своей пизды. Пока она опустошала свой мочевой пузырь, Мэри Пирс срала на сиськи Линдси Дэйвенпорт. Грязные, коричневые какашки выскальзывали из ануса француженки, падая на сиськи ее американской напарницы. Одной рукой Дэйвенпорт размазывала говно по всему телу, а другой — засовывала его себе в рот.

Еще до того, как закончить ссать, Хингис решила облегчить давление в желудке. Увидев, как кончик коричневой какашки высовывается из ее ануса, Серена опустилась сзади нее на колени, развела руками ягодицы и открыла рот. Громко зарычав, Хингис начала тужиться. Ее твердое, липкое говно скользнуло между губами черной девушки, как горячий член. Но младшая из сестер Уильямс никогда бы не хотела получить член в свой рот сильнее, чем эту длинную какашку.

Хингис присела. Из ее широко раскрытого ануса торчало 10 сантиметров говна, которые Серена с жадностью облизывала и сосала.

Скинув свое кимоно, Навратилова начала тужиться, и в серебряное ведерко упали три ее какашки. Каждое падение сопровождалось громким пердением и всплеском мочи. Эллен окунула руки в ведерко и размяла говно своей любовницы, отчего «туалетный коктейль» стал золотисто-коричневым.

Мэри Пирс и Линдси Дэйвенпорт лежали на полу. Их тела были покрыты говном. Грязные рты присосались к грязным влагалищам. Рука Анны Курниковой на треть засунута в задницу Штефи Граф. Немка рычит от удовольствия.

Желая поесть еще говна, Венус присоединилась к русской девушке.

«Дай мне руку», сказала она ей.

Медленно Анна вытащила руку из растянутого ануса Штефи Граф. Ее нежная кожа была покрыта жидким дерьмом. Она слизала немного, а Венус слизнула кусочек говна с ануса Штефи. Затем они взялись за руки, сделав двойной кулак. Оглянувшись через плечо, немка с ужасом поняла, что они собираются делать.

«Нет, пожалуйста. Он слишком большой!», закричала она.

Не обращая внимания на крики и мольбы, Анна и Венус, держа Граф свободными руками за волосы, начали с силой проталкивать свой двойной кулак ей в задницу. Внутри было горячо и липко. И там было много говна.

Мартина и Эллен поднесли гостьям полные стаканы теплого коктейля из говна и мочи. Все с радостью приняли напиток.

«Встань, Дженнифер», сказала Навратилова, обращаясь к Каприати, которая слизывала дерьмо с ягодиц Мэри Пирс. Темноволосая девушка послушно поднялась, морщась от боли в раздувшемся животе.

«Расставь ноги, нагнись и достань до пола», приказала Навратилова. «Настало время тебе облегчиться».

Когда Дженнифер встала в требуемую позу, Эллен обхватила обеими руками огромный искусственный член и начала вытаскивать его из ее задницы. Как только наружу показалась толстая головка, 2 литра мочи и двухдневного говна мощной струей вырвались из ануса Дженнифер. Вся эта масса ударила в лицо Навратиловой, заполняя ее широко открытый рот. Дженнифер старалась остановить извержение, но продержав в себе клизму в течение 4 часов, была уже не в силах контролировать свой желудок. Она громко и часто пердела. А говно и моча из ее задницы забрызгали всех женщин, находящихся в 3 метрах от нее.

В это время Линдси Дэйвенпорт срала в рот Мэри Пирс. Светловолосая француженка проглотила, сколько смогла, а остальное выплюнула прямо на сиськи Серены Уильямс. Улыбаясь, Серена взяла эту грязную массу обеими руками и начала с жадностью засовывать ее себе в рот.

Анна и Венус трахали Штефи Граф своим двойным кулаком в течение 15 минут, а затем наконец сжалились над немкой, прислушавшись к ее мольбам о пощаде. Когда они вытащили свои руки, они были обильно покрыты дерьмом. Штефи со стоном упала на пол. Остатки говна сочились из ее невероятно растянутого, кровоточащего ануса. Еще до того, как вся эта масса остынет, ее съедят и разотрут по своим телам ее подруги.

В воздухе стоял сильный запах испражнений. Извращенная оргия лесбиянок была в самом разгаре. Женщины будут веселиться на этой вечеринке, пока полностью не выдохнутся. Самые выносливые продержатся до завтрашнего дня.

Сидя на лице Линдси Дэйвенпорт, Венус Уильямс засунула два пальца, покрытых дерьмом, глубоко в горло и проблевалась на свою сестру и Мартину Хингис, которые в позиции 69 жадно вылизывали друг другу влагалища. Несколькими минутами позже Анна Курникова продемонстрировала несложный трюк. Ее темно-коричневая блевотина попала прямо в рот Мэри Пирс.

Быстро пустеющее серебряное ведерко вскоре снова будет наполнено горячей мочой. Пока же, Эллен и Мартина добавили туда своей рвоты. Восстановив дыхание, они начали наполнять стаканы получившейся вязкой, липкой жижей. Ни одна из гостий не в силах была отказаться от такого напитка.

До следующего серьезного теннисного турнира осталось всего 10 дней.

Комментарии по поводу этой грязной истории отправляйте автору. E-Mail: micko_1999@yahoo.co.uk

автор: M. C.

перевод by <R>. E-Mail: abcRabc@hotmail.comперевод by <R>. E-Mail: abcRabc@hotmail. com

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх