В моей душе цветут воспоминанья

Страница: 1 из 2

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ (отрывок из письма):

«Приветик, Шурка!... я недавно ездил в деревню, лапал там девчонок, а вот парней нет, увы... Твои рассказы о «приключениях на пляже» меня так заводят, что я даже на них дрочу! Я тоже хочу, как и ты, получить удовольствие от секса с парнем! Ну а ты пока расскажи мне — как это все у тебя в первый раз было?... Вот и сейчас я сижу перед компом и надрачиваю свой «огурчик», перечитывая твой рассказ: он меня здорово возбуждает! :-) Пиши еще и присылай скорей!...»

«В МОЕЙ ДУШЕ ЦВЕТУТ ВОСПОМИНАНЬЯ...»

... Это было уже давно — как сказал поэт, «на заре туманной юности...». И конечно, тот случай, о котором хочется рассказать, был не самым первым в моей «голубой» биографии, но в первой десятке — точно. Мне было тогда всего 23 года, и к этому моменту я почти целый год уже был знаком с несколькими «нашими» ребятами и даже имел удовольствие близко общаться с ними! Потому и знал о «голубом» сексе не по рассказам и сплетням, как раньше, а из собственной практики. Впрочем, среди моих новых знакомых были не только ровесники, но и зрелые мужчины, по 35—40 лет, бывалые и опытные. Но все эти первые случайные контакты почему-то не приносили мне полного удовлетворения: как-то уж больно быстро всё происходило, по одной и той же накатанной схеме, не имея никакого серьезного продолжения и не оставляя никакого следа в душе. Короче, всё это было не то, о чем мечталось и чего хотелось. К тому же я был тогда еще очень осторожен и никак не мог решиться подойти первым к кому-нибудь, заговорить с ним...

И вот однажды, теплым июльским вечером, когда мать с неделю как уехала к родственникам в Подмосковье на неопределенное время и я оставался дома в полном одиночестве (правда, со своим «голубым другом» — стареньким «Горизонтом»), мне пришла в голову счастливая мысль: а не съездить ли в центр города и немного развеяться?! До этого я никогда не появлялся на «плешках», хотя и знал о них (со слов знакомых, конечно). Много раз я бывал там поблизости, но всегда ухитрялся при этом избежать знакомства с теми, кто постоянно тут крутился и имел репутацию завсегдатаев. Мне были неприятны эти компании развязных «пидеростков», с серьгами в ушах и запахом перегара, с туманным взглядом, в котором читалось только одно желание: «Ты сначала заплати, а потом уж попроси!...»

Я не спеша прогулялся по главному проспекту, украдкой бросая восхищенные взгляды на проходящих мимо парней: все они казались симпатичными и достойными моей любви! Присев на крайнюю к остановке скамейку, я медленно и со вкусом выпил бутылочку пива. Рядом, в скверике, у фонтана и возле кафешек, тусовались, как и обычно, шумные ватаги, а парочки влюбленных и случайные прохожие отдыхали на скамейках... Постепенно наползали сумерки, а с реки доносились дуновения слабого ветерка. Я сделал еще несколько «кругов» по дорожкам сквера и вновь присел на ту же скамейку, лениво поглядывая по сторонам. Неожиданно за моей спиной скрипнули тормоза, и к остановке подъехало такси, остановившись буквально метрах в трех от меня. Из машины вышел очень симпатичный водитель — Димка, которого я немного знал (мы как-то раз сидели вместе за столом в одной веселой компании; правда, мне тогда уже сказали про него, что он женат и вряд ли с ним «сваришь кашу», — и потому, наверное, я не собирался чем-то мешать его счастью и заводить наши отношения слишком далеко). Подойдя ко мне, он сказал, крепко пожав руку, что случайно заметил меня и хочет подвезти домой. Но я отказался: мол, вечер сегодня такой теплый, что хочется погулять подольше, да и транспорт пока еще ходит... — Может, это была моя ошибка? Димка был такой симпатичный! Но всё, что ни делается, как говорят, только к лучшему...

Через некоторое время я обратил внимание на высокого стройного парнишку, с довольно приятной наружностью, который во время нашего разговора с Димкой уже несколько раз проходил мимо, с явным интересом не то приглядываясь, не то прислушиваясь. Сейчас он остановился поодаль, пристально наблюдая за мной. Я тоже бегло осмотрел его и, встав со скамьи, двинулся прямо к нему, стоящему на остановке. Мы поравнялись, обменявшись взглядами, и он отошел от меня, словно чего-то выжидая. Вечер, похоже на то, обещал еще немало сюрпризов!

Так мы простояли минут 10 или даже 15, ожидая не столько транспорта, но более всего — какой-то реакции друг от друга в этой начавшейся «игре без слов». Лишь искоса переглядывались, не привлекая внимания прохожих, никак не решаясь подойти и начать разговор. Паренек нетерпеливо ходил взад и вперед, как бы и не замечая моего присутствия, я же продолжал стоять, как вкопанный, мучительно размышляя: неужели мне не повезло на этот раз? Неужели мы не познакомимся с ним вот здесь, прямо сейчас?... Наши глаза на какие-то секунды вновь встретились — и я увидел в его лукаво-прищуренном взгляде едва уловимый, но настойчивый вопрос, с нескрываемым «голубым» подтекстом. Как это обычно бывает в подобных случаях, он тут же оценил мою робость и подошел ко мне почти вплотную, едва слышно бросив сквозь зубы: «Не найдется ли закурить?» Я ответил, смутившись, что не курю. А дальше — совсем обычные фразы об уходящем лете, о троллейбусе, которого почему-то так давно нет, что самое время, пожалуй, махнуть на все рукой и идти пешком! Я спросил, торопится ли он? Чуть-чуть подумав, парень ответил, что вроде бы и не торопится, но всё же становится прохладно — а у него такая легкая рубашка! И тут я, словно очнувшись, решился: была — не была! Предложил ему составить мне компанию и проводить до следующей остановки, если нам по пути. А там — уж как повезет!

... А между тем июльский вечер давно закончился. Сгустившиеся сумерки прерывались рокотом пробегающих машин да световыми всплесками реклам. На улице было пустынно, но по-прежнему еще тепло и тихо. И в этой густой черной тишине наши шаги, казалось, звучали непривычно гулко, нарушая спокойствие домов, деревьев и всего, что таинственно пряталось от глаз в этой опустившейся на город ночи. Мы познакомились. Его звали Володей (можно, как он сказал, просто Вовчик), ему всего 18 лет и осенью он, вероятно, отправится служить в армию... А я уже успел хорошенько рассмотреть его: симпатичен и дружелюбен был этот юноша, гораздо выше меня (не меньше 185 см будет!), слегка вьющиеся густые светлые волосы, ниспадающие на открытый лоб. Вся его фигура — крепкая, как у хорошего спортсмена, — привлекала внимание своей маскулинной силой, да и черты лица были не менее приятны... Мы ни слова не произнесли о сексе, но всё вертелось именно вокруг этой щекотливой темы. Тем не менее, все намеки мы понимали с полуслова... Когда уже приближались к остановке, я заметил, что вслед за нами движется тролллейбус — очевидно, самый последний, «дежурный». Мы прибавили шагу, я только и успел сказать Володьке: «Поехали ко мне?» — как он, уже без всяких раздумий, согласно кивнул мне и первым запрыгнул на подножку...

... Через 15—20 минут мы были дома. За окнами стояла свежесть летней ночи с её волнующими ароматами, таинственными и загадочными звуками и чьими-то далекими голосами... Я быстро задернул плотные шторы, но не стал включать люстру, а принес небольшой подсвечник из кухни и зажег ночник-"светлячок» на стене, прямо над самым диваном. Володька осматривался, привыкая к обстановке, а я пока достал из серванта фужеры и собрал кое-что из нехитрой закуски, успев водрузить на столе бутылочку легкого вина (загодя готовил к такому приятному случаю!)... Мы приблизились друг к другу, выпили совсем немного — за знакомство, а потом и «на брудершафт». Я, слегка приподнявшись, поцеловал Вовчика в губы, и он, ничуть не смущаясь, ответил мне тем же... Его сладкий язычок проворно вошел в мой полуоткрытый рот, лаская при этом и губы, и зубы, и нёбо, и даже все внутреннее пространство обеих щек. Словно соревнуясь с моим несмелым и неумелым языком, он начал выделывать какие-то потрясающие движения,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх