В моей душе цветут воспоминанья

Страница: 2 из 2

стараясь во что бы то ни стало проникнуть как можно глубже. При этом и сам Вовка не оставался неподвижен, а продолжал двигаться всем телом в том же ритме... После такой замечательной прелюдии у нас уже не было проблем и лишних вопросов друг к другу.

... Мы почувствовали блаженную и полную свободу и старались насладиться ею сполна! Не разъединяя губ, мы обнимались уже безо всякой робости, ощущая прилив возбуждения. Его руки обхватили меня и стали медленно опускаться, поглаживая складки одежды, проворно ощупывая горящее от желания тело. Я старался не шевелиться, замирая от этих неописуемо-прекрасных магических прикосновений, и ожидал только чуда. Мои ладони плавно скользнули по его высокой спине, несмело опустились и, чуть-чуть задержавшись на поясе, продолжали движение: одна — еще ниже по бедру, а другая — вперед, к выпирающему заветному бугорку, о который я с таким удовольствием тёрся всё это время. Прикоснувшись рукой к члену, я невольно вздрогнул, ошутив смутное, но радостное волнение: «боевое орудие» у Володьки было весьма приличного калибра! И так, поддерживая друг друга, мы продолжали стоять — и раскачивались, едва сдерживаясь от переполняющих чувств... Только неровное дыхание и быстрые движения рук и глаз выдавали эмоциональное напряжение, разгорающуюся страстную истому... Несколько мгновений я усердно занимался молнией на его упругих джинсах, нетерпеливо касаясь вырастающего под ними члена. Когда же упрямый замочек наконец-то подчинился, эта «волшебная палочка» прямо-таки выскочила наружу и замаячила передо мной во всей красе! — оказалось, что на Володьке не было плавок!!! Вот это был приятный сюрпризик! Он тем временем, однако, тоже не оставался в долгу: быстро и ловко проделал такую же нехитрую «операцию» и с моими брюками...

И тут мы, не сговариваясь, решили не торопиться и не гнать события: ведь вся ночь была еще впереди! Еще немного выпили прекрасного вина, раздевая друг друга уже полностью, и всей освобожденной поверхностью кожи вдыхали томительную ночную прохладу... Тело моего юного друга казалось в эти минуты просто обалденным: идеальная загорелая фигурка, нежная и стремительная, как у всех греко-римских божков. Я поначалу даже не поверил в реальность того, что видел перед собой! Это был живой Купидончик — только что без крылышек. А еще лучше — «Гермес отдыхающий»! (Впрочем, Гермес в данном случае действительно пусть отдыхает — у моего Володьки в тысячу раз больше и обаяния, и свежести, и эротического азарта!) Нам с ним было уже не до отдыха. Его бархатистая кожа с едва заметными волосками волновала меня до безумия — и мне хотелось в этот момент лишь одного: бесконечно долго играть с ним, обнимать и ласкать, ни на секунду не прерываться, не останавливаться, не выпускать из рук его драгоценное сокровище!...

... И вот я уже стремительно глажу это тело — от макушки до самых пяток, целую без устали его взъерошенные волосы, чудесные густые брови, лижу раскрытый в жадном ожидании рот... А затем добираюсь до шеи — и опускаюсь все ниже, по груди к сосочкам, двигаясь прямо на его упругий живот... Чувствую, что Вовчик — явно не из робкого десятка: не заставляет себя долго упрашивать (это свойство мне особенно понравилось в нем, выгодно отличая от всех предыдущих моих партнеров — те хотели лишь сами получать удовольствие, минимально давая что-то в ответ)...

После еще одного глотка спиртного в теле разливается эйфория, растет приятное возбуждение, усиливающееся с каждой секундой. Наши языки мешают произнести даже подобие звука — постоянно сплетаясь и переплетаясь, выделывая загадочные и сладкие движения. Они готовы, кажется, слиться в единое целое, борясь и перекатываясь от одной щеки к другой; разъединяются и вновь слипаются, словно готовятся к новой схватке... По всему телу то и дело проходит странная дрожь — словно импульсы от его, Вовкиных, сказочно-приятных касаний, таких бесстыдных и смелых, таких ловких и быстрых!... Я замираю и млею от восторга, покоренный его божественной игрой!... Наконец, мой язык добирается до его совершенного по красоте члена-великана: этот могучий вздыбленный жезл уже весь горит от напряжения! (Я назвал бы его «Завоевателем» — так он прекрасен в своей воинственности и в стремлении одержать упорную победу!)... К удивлению, замечаю, бросив беглый взгляд на часы, что наша «игра» длится всего с каких-то полчаса, хотя казалось, что прошла целая вечность...

Член у Володьки был само совершенство — настоящее МУЖСКОЕ ДОСТОИНСТВО, которому наверняка позавидовал бы любой взрослый мужчина, не говоря уже о «вьюношах» — ровесниках Вовчика. Это «боевое орудие» было, как мне казалось, раза в полтора длиннее моего «мальчугана» и намного толще его (потом, впрочем, мы выяснили, что это не совсем так, но первое впечатление было именно таким): длина — не меньше 19—20 см, толщина — около 5 см у основания!!! Стройный и почти прямой, как натянутая струна, с легкими шероховатостями на всей поверхности и тончайшим рельефом вен, он производил потрясающее впечатление. Оно усиливалось по мере того, как он быстро наливался кровью, пульсирующей в нем, стремительно рос и креп, двигаясь сам по себе, навстречу легким касаниям моих пальцев и губ... Головка его, похожая на шляпку гриба-подосиновика, чуть-чуть поблескивала в полумраке комнаты — вероятно, от моей слюны или от собственных первых выделений смазки (смегмы). И всё это было рядом, в нескольких сантиметрах от моего лица, в обрамлении курчавых и очень коротких темных волосиков... Я пригнулся и с упоением начал сосать этот замечательный ствол, божественный и неколебимый, как гранииный монумент! Ласково слизывая все выступившие на блестящей головке капельки, я не хотел, я не мог выпустить его из рта! Всё сильнее я ощущал его горячий трепет, неистовое напряжение и готовую забить фонтаном чудесную жидкость, бурлящую сейчас где-то в глубине, далеко от меня...

Володя, замирая от каждого моего движения, медленно нагибается ко мне и шепчет в самое ухо: «Милый Сашка! Не спеши... Давай-ка еще выпьем с тобой, а?!...» Я отвечаю ему так же ласково: «Конечно, мы не будем спешить!...» — Видимо, Вовчик не просто хотел этой передышкой продлить своё и моё удовольствие. Он, как я понял позднее, оказался более опытнее и искушеннее меня... Во время паузы я спросил его, продолжая ласкать рукой его торчащий «подосиновик»: почему у него на лобке такие короткие мягкие волосы? Очевидно, он их тщательно моет и регулярно следит за их ростом? На это он, ничуть не смутившись, запросто ответил, что совсем недавно, буквально с неделю назад, побрил их! И наши ласки продолжились, но уже с новой энергичностью после выпитого вина...

... Теперь уже он взялся губами за моего ретивого «конька-горбунка» и стал быстро-быстро сосать его, причмокивая и лаская, выделывая языком что-то вдохновенно-соблазнительное с головкой. Несмотря на огромное и длительное возбуждение, я все еще не хотел (или — не мог?!) быстро кончить. Мешало, очевидно, неописуемое ощущение полного блаженства!!! — такое со мной происходило впервые, и поэтому мне не хотелось торопиться, расставаться с этим радостным чувством свободы и неземного кайфа! Мы плавно переместились с Вовчиком и, не проронив ни полслова, лишь часто дыша и сопя, устроились в позиции «69», продолжая при этом наши непрерывные ласки. Всё лицо мое упиралось теперь в его пушистый и слегка колючий откоротких волосков лобок. С упоительной нежностью, не смея оторваться ни на секунду, я сосал могучий Вовкин член — и одновременно перебирал пальцами то по всему стволу «орудия», то по крупным яйцам, то в самой глубинке промежности, в теплой и влажной «пещерке»... Мне уже невмоготу было от дурманящей свежести июльской ночи и теплоты мальчишеского тела, которое извивалось рядом со мной. Я вдыхал все ароматы его вспотевшей мошонки и чувствовал, как и он, мой юный Гермес-партнер, отдаленное движение живительного нектара где-то внутри ядер... Я гладил его ягодицы — они были плотны и округлы, как детские мячи! Но в то же время — и не особенно большие, так что каждая половинка свободно умещалась в моей широкой ладони... Вовчик старался не отставать в движениях от моего ритма. То нежно причмокивая, то яростно всасывая моего «мальчиша», он хватался то за меня, то за яички, то совал руку между ног, настойчиво их раздвигая... И так продолжалось до бесконечности! Мы то дрочили, чуть не вырывая наши «игрушки», хватая, как утопающие, воздух, то вновь всасывали залупленные «инструменты» вместе с яичками, напирая друг на дружку всем телом... Я чувствовал приближение извержения, но Володя, не выпуская из себя член, интуитивно понял всё — и мигом, с атакующей силой засунул в меня свое «орудие», словно копье метнул! И в ту же самую секунду оно, глубоко вонзившись в глотку, наконец-то выстрелило!!!...

Я кончил следом, с той же стремительностью победителя, как и он, отстав от соперника на какие-то тысячные доли... За шторами большого окна пробивался свет проплывающей в сизой темноте луны: кажется, она в это мгновение радовалась вместе с нами!...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх