Красная Шапочка

Женщины, как известно, любят ушами.

... Она чувствовала себя неважно. С самого утра уши натужно гудели, словно обкурившаяся пчела приняла ее голову за аэродром и в который раз запрашивала посадку. Откуда эта напасть взялась? Только попавшийся на глаза календарик с несколькими кружочками вокруг дат напомнил, что уже прошел месяц с прошлого недомогания. На перерыве Даша сбегала в киоск и купила наушники Anytime. Зайдя в дамскую комнату, она попыталась приклеить наушники к воротничку. С первой попытки это не удалось — кружевной воротничок был тонким и незаметным, как воздушный коридор самолетов, но таким же нужным, чтобы прокладывать путь на седьмое небо. «Может перейти на BerusНax, гигиенические беруши? Подруги не советуют, от них, говорят, бывает какой-то шок. Наверное у окружающих от вида ниточек, болтающихся из ушей», — подумала Даша. Совсем недавно в какой-то газете она встретила пару строчек: «Избавлю от болей в ушах. Гарантия 9 месяцев». Может сходить, а? Она внезапно для себя решилась. Всю жизнь Даша была робкой и застенчивой — подумать только, в 19 лет у нее были на месте обе барабанные перепонки! — но надоевшие боли придали ей мужества.

Вернувшись к рабочему столу она разыскала газету с объявлением и переписала семь циферок. Рядом с объявлением была колонка юмора и Даша рассмеялась, встретив неприличный, но забавный анекдот:

« — Алло, прачечная?

 — Ушачечная! Это министерство культуры».

Все еще с улыбкой на лице, она без труда отпросилась у начальника — тот был к ней неравнодушен и все время норовил погладить ей мочки, от чего дашины ушки становились розовыми и вызывали в ней странное томление.

Даша быстро разыскала телефон и оглядевшись, чтобы не встретить знакомых, юркнула в кабинку. Считалось, что незамужней девушке неприлично говорить по телефону, но она недолюбливала пейджеры и почту, в то время как льющийся из трубки мужской голос всегда зачаровывал ее и заставлял трепетать всем телом.

 — Алло, я по объявлению.

 — Да, девушка, я с удовольствием вам помогу.

 — А... — Она нерешительно замолчала. — Сколько это будет стоить? — Выпалила она одним духом.

 — Бесплатно, милая, бесплатно.

От этого «милая» у нее неожиданно защекотало в носу, а к ушам сладко прилила кровь. Совсем как тогда, в первый раз, — это было одно из самых сладких ее воспоминаний — когда подруги поздравляли Дашу с днем рождения, дергая ее за уши.

 — Бесплатно? Почему? Разве такое бывает?!

 — Девушка, я врач, лор, а значит должен исполнять клятву Гиппократа.

 — Ясно... — Она совсем не подумала, что это может быть врач. Не доверяя медицине самое интимное, она думала, что попадет к лору на прием только после свадьбы. И то воображала, как ей будет при этом стыдно. Но судьба распорядилась иначе и Даша с неожиданной для себя смелостью расспросила, как найти этого... — горло-носа.

Через десять минут она сидела напротив кабинета, ожидая, пока врач освободится. На стене висел яркий стенд для детей, где был изображен Чебурашка. «Почему изображен? Разве Чебурашка — мальчик? Она такая милая, а эти ушки — они просто созданы для Большой Любви». И Даша уверила себя, что Чебурашка — это славная девочка; «а то, что ее парень Гена — сущий крокодил», — думала она, — «так это ей просто не повезло».

Из кабинета выпорхнула девочка, на ходу поправляющая шапочку, и весело сказала Даше, чтобы та заходила.

 — Можно? — робко заглянула она.

 — С 16-ти всем можно, — пробасил врач.

Даша удивленно застыла в дверях.

 — Что можно?

 — Можно не устраивать сквозняки, стоя в дверях.

Девушка смутилась и, зайдя в кабинет, прикрыла дверь.

 — Здравствуйте, я по объявлению. — И уголком взгляда попыталась осмотреть кабинет. Он не представлял ничего особенного, кроме странного кресла, на котором, по-видимому, очень неудобно сидеть.

 — Знаю. — Ответил врач, не поднимая головы. Он увлеченно перелистывал красочный журнал. Даша украдкой заглянула и тут же вспыхнула от стыда — там были фотографии девушек в тончайших шапочках, совсем не прикрывавших их, надо признать, красивых ушек. Перелистнув страницу, доктор восхищенно зацокал языком:

 — Нравится? — он повернул журнал к Даше. На фотографии была девушка, верней девочка 15 лет, сидящая на весеннем лугу. Едва сформировавшиеся ушки были слабо прикрыты веночком из одуванчиков. Она сидела спиной к кустам и не видела, как мальчишка, прятавшийся за ветвями, рассматривал в бинокль ее ушки. — Фотография называется «Любовь с первого взгляда». — Секунду помолчав, лор добавил: — Раньше за такое судили.

Даша старалась не смотреть на журнал, и когда доктор предложил ей сесть в кресло, она с облегчением согласилась — лишь бы подальше от этих развратных картинок. Лор попросил ее снять шапочку. Даша медлила, глядя на него умоляющим взглядом.

 — Запомните, я для вас не мужчина, я врач.

Девушка рывком стянула шапочку. В комнату резво впрыгнули два трепещущих ушка, словно вся молодость и здоровье играли в них. Доктор невольно залюбовался. Подойдя к креслу, он с помощью тех странных выступов, которые удивили Дашу, отопырил ей ушки. После недолгого осмотра он спросил:

 — У вас были парни?

Даша, залившись краской, промолчала.

 — Вы действительно хотите вылечиться? — продолжил лор.

Она подняла взгляд на врача и испуганно вскрикнула от увиденного.

 — Доктор, доктор, почему у вас такие большие глаза, вам плохо?

 — Вы же знаете, что мужчина любит глазами, — взволнованно ответил врач. — И вы, именно вы своим чистым и невинным прошлым разбудили во мне большую и светлую любовь к Родине. И врач от возбуждения заплакал. Слезы капали из его глаз, покидая их толчками, забрызгивая дашино платье. Ей было так жалко врача, что она не замечала, как уши, лицо и плечи покрылись влагой. Она чувстовала родство с ним, ощущала, как их связывают единые узы общей Родины и от этого она испытала немой восторг. Только через пару минут, когда прошла эйфория, она заметила, что глаза доктора стали маленькими и невзрачными.

 — Доктор, почему у вас такие маленькие глаза? — удивилась девушка.

 — Это я притворяюсь, — смущенно промычал лор, — чтобы жена не заметила, как я люблю Родину. А то еще ревновать начнет.

И тут на Дашу снизошло озарение. Вот, оказывается, почему китайцы так щурятся — чтобы умерить свою любовь к женщинам, у них ведь не поощряется деторождаемость. Стал понятен обряд надевать лошадям шоры, а также странная традиция военных носить темные очки. Это чтобы не закапать форму, когда вдруг прослезишься от любви к Родине!

 — Лечение окончено, — вывел ее из грез голос доктора.

 — Уже? — она быстро собралась, поблагодарила и выпорхнула из кабинета, на ходу натягивая шапочку. Девушка, стоявшая у двери, смущенно поглядела на ее жест.

 — Заходите, доктор свободен, — сказала ей Даша.

Шагая по улице, она чувствовала себя важно, ведь сегодня она проникла в самую суть вещей. И только биение, скорее даже предчуствие биения пульса в ушах наполняло ее новым, невиданным чувством. «Наверное, так ощущается мудрость», — подумала Даша и весело зашагала на работу.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх